Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  2. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  3. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  4. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  5. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  6. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  7. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  8. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  9. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки
  10. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  11. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  12. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак


После начала войны в Украине и введения санкций против Беларуси для крупных белорусских предприятий и для их сотрудников начались непростые времена. Цеха работают с перебоями, урезают зарплаты, возникают сложности с поставками импортных составляющих. На этом фоне выделяется оборонная промышленность — кажется, их такие проблемы обходят стороной. Узнали у сотрудников белорусских оборонных предприятий, изменились ли поставки и загруженность, какая текучка и что они думают о войне в Украине.

Фото: pixabay.com
Фото используется в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com

Мы не приводим настоящие имена собеседников, с которыми общались, по их просьбе. Их данные есть в редакции.

Пеленг: «Не менее ¾ от прибыли предприятия — продажа оптико-электронных систем в Россию»

Сотрудница предприятия Анастасия рассказывает, что компания сейчас чувствует себя нормально: работы немало. По словам ее коллег, некоторые работы по изготовлению оптических компонентов на предприятии уже выполняют по кооперации, так как сами не успевают производить. С зарплатами тоже все хорошо, уточняет Анастасия: в апреле была индексация на 10%.

— Текучка кадров на заводе, по моим наблюдениям, повысилась с конца 2020 года и сохраняется, — рассказывает собеседница. — Параллельно управление старается развивать корпоративную культуру: работает в соцсетях, организует дни открытых дверей для детей сотрудников.

Что касается введенных санкций, уточняет Анастасия, к ним Пеленг был в некотором смысле готов: задолго до 2 декабря 2021 года (в этот день начал действовать пятый пакет санкций ЕС и санкции США) все закупки компонентов и оборудования на предприятии старались проводить через «посредников», за исключением производимых в Беларуси и России. Из-за этого стоимость товаров выросла где-то на десятки, а где-то и сотни процентов, утверждает сотрудница компании.

— Насколько мне известно, после начала войны некоторая часть «посредников» из западных стран отказалась далее помогать. Прямого пути доставки из США, Европы, и в некоторых случаях Китая, в Минск уже нет, маршруты усложняются, — описывает ситуацию собеседница.

Фото: ОАО «Пеленг»
Фото: «Пеленг»

Насчет военной направленности производства на Пеленге мнения сотрудников разделились, рассказывает Анастасия: часто есть полярные взгляды, либо милитаристские, либо антивоенные.

— Думаю, среди последних многие «в нескольких шагах» от того, чтобы уволиться. Для некоторых компромисс в том, что их работа абсолютно никак не связана с производством специальных систем, — считает девушка. — Сейчас я резко осуждаю сотрудничество с Россией. Раньше мне казалось, что участвовать в создании крутых оптических приборов для военно-промышленного комплекса нет ничего плохого, если они для обороны. Теперь задаю себе вопрос: а что я вообще здесь делаю? Нормальных оправданий у меня нет.

— По словам представителя группы управления, не менее ¾ от стабильной прибыли предприятия — это продажа оптико-электронных систем в Россию, — продолжает сотрудница «Пеленга». — Управление в моем подразделении озвучило свою позицию по поводу войны на ежегодном собрании в начале весны. Она такая: невозможно рассуждать о правильности производимых ранее и сейчас поставок, так как никто из нас не знает, что на самом деле происходит в Украине. Также упомянули, что мы изготавливаем не оружие, а специальную технику. И мы ей не пользуемся, а только продаем, поэтому вопросы должны быть адресованы тому, кто ее применяет.

БелОМО: «Зарплата лично у меня остается стабильной»

Рассказывая об обстановке на предприятии, сотрудник БелОМО Игорь отмечает: обвалов в зарплате не ощущает до сих пор. Наоборот: цеха перестраиваются, ставится новое оборудование.

— Насчет кадров, конечно, есть свои нюансы — за последний год на БелОМО значительно сократился штат. Например, если раньше в моем цеху работало человек 20, сейчас нас меньше десяти, — рассказывает рабочий.

Фото: wikimapia.org, Andrei Kazhevich
Фото: wikimapia.org, Andrei Kazhevich

— Само производство по своей интенсивности тоже стало заметно ниже, потому что количество деталей, подаваемых на заказ, сократилось. Но зарплата, лично у меня, остается стабильной, — поясняет он.

Про производство деталей для военного оборудования Игорь говорит коротко: его цех не производит оборудование, которое используется для военной техники.

— Детали, которые мы делаем, в основном уходят на техническое потребление, не связанное с военной техникой и оборудованием, — поясняет он.

МЗКТ: «Мы не создаем оружие, мы создаем тягачи»

Сотрудник МЗКТ Алексей ситуацию на предприятии описывает как стабильную: пять рабочих дней, про четырехдневку даже не заикаются. Наоборот, некоторые сотрудники на заводе, если есть необходимость, работают по шесть дней и остаются после смены на 2−3 часа. С выплатой зарплат проблем тоже нет, как и с оплатой переработки, рассказывает собеседник.

— Работы хватает, поступают новые контракты. В основном заказчики это страны ближнего востока: ОАЭ, Иран и так далее, — поясняет работник завода. — Из-за санкций возникли трудности с логистикой тех агрегатов, которые предпочитает заказчик. Условно, собирается автомобиль для ОАЭ, заказывают американский двигатель Сaterpillar, а из-за санкций приехать сюда он не может. Поэтому автомобили отправляются без них, а после двигатели устанавливаются нашими специалистами на территории заказчика.

При этом, хоть определенные трудности из-за санкций есть, в работе это никак не ощущается, считает Алексей, да и заказов хватает. Но как ситуация изменится через месяц или два — неизвестно. А вот проблемы с кадрами есть, рассказывает собеседник, людей на производстве не хватает, молодые специалисты особо не задерживаются.

Фото: Wikimedia Commons, Homoatrox
Фото: Wikimedia Commons, Homoatrox

Вот вопрос производства техники для военного комплекса для Алексея — больная тема. И не только для него, рассказывает собеседник — коллеги часто задумываются об этом.

— Первое время даже не хотелось ходить на работу, — признается рабочий завода. — Но нужно понимать, что мы не создаем оружие, мы создаем тягачи по заданным параметрам от стран-заказчиков. А то, что устанавливается на шасси МЗКТ, в 90% случаях не пишется в техническом задании, пишутся только габариты. Нам остается лишь догадываться. Наше руководство не комментирует этот момент.

Торговля с Россией, по словам собеседника, остается на прежнем уровне: контракты пока на тех же условиях, новых или отмененных старых пока не поступало.

— Поймите правильно, никто не критикует Toyota за то, что моджахеды устанавливают пулеметы и уничтожают население, — продолжает Алексей. — МЗКТ — это всего лишь автомобильный завод, не более. Нашу технику используют как Украина, так и Россия, и еще десятки стран. Это просто шасси.

Что касается общего мнения коллег, то оно разделилось, уточняет собеседник: у тех, кто постарше и кто вырос на телевизорах — своя правда, у более молодых — своя. У самого Алексея отношение ко всему, что происходит, негативное.

— Гибнут молодые люди, дети, которые могли что-то создать и изменить мир к лучшему, — считает он.