Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Провластный канал подтвердил причастность экс-главы ГУБОПиК к стрельбе в «Каскаде». Говорят, на него напали подростки
  2. «Слова Басты действуют мощнее ядерного оружия. Но он молчит». Шым из «Касты» про войну, группу и протесты в Беларуси
  3. «У Вадима частично отсутствуют передние зубы». Как содержат пленных с «Азовстали» и грозит ли им смертная казнь — спросили их близких
  4. Белорусскому авторынку прогнозируют дефицит машин и рост цен на них. Чиновникам предложили вариант решения проблемы
  5. На воскресенье объявили желтый уровень опасности. Температура — до +33°C
  6. Эффективность — как у трех американских орудий вместе взятых. Рассказываем о гаубицах PzH 2000, которые Германия отправила в Украину
  7. Сто двадцать первый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  8. Неутешительная статистика. Беларусь стремительно теряет бизнес. Сколько ИП и компаний закрылось с начала года
  9. «Никто меня нигде не ждет». Большое интервью с дизайнером Владимиром Цеслером
  10. Сто двадцать второй день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  11. ВСУ в «Горском котле» и вероятность вторжения белорусской армии: главное из сводок штабов на 121-й день войны
  12. Украинские военные заявили о ракетном ударе самолетами с территории Беларуси. Белорусские власти это не комментируют
  13. Бои вокруг Северодонецка и удар по цинковому заводу. Главное из сводок штабов на 122-й день войны
  14. Кто заказывал жару? Синоптики объявили желтый уровень опасности
  15. О чем говорили Лукашенко и Путин во время встречи в Санкт-Петербурге? Рассказываем главное
  16. В России под Рязанью потерпел крушение военно-транспортный Ил-76. Есть погибшие и пострадавшие
  17. С 1 июля для белорусов, скорее всего, заметно подорожают товары в иностранных интернет-магазинах. Почему и на сколько
  18. С 2023 года введут новый налог. Сколько составит сбор, кто его будет платить
  19. «В Беларуси я засыпал в пять утра, а потом полдня не мог прийти в себя». Большое интервью с Владимиром Пугачем из «J:Морс»
  20. Новые налоги, обновленные банкноты, изменения для работодателей, обязательные базовые счета, отмена надбавок за COVID-19. Изменения июля


48-летнего минчанина Святослава Лепешева осудили на 4 года «химии» за угрозы корреспонденту российского канала RT Константину Придыбайло и разжигание вражды, сообщает не зарегистрированный в Беларуси правозащитный центр «Весна».

Фото: spring96.org
Святослав Лепешев. Фото: spring96.org

Святослав Лепешев является преподавателем кружков экологии и информационных технологий в религиозной организации «Благотворительная миссия Доброго Самарянина под покровительством Святой Урсулы Ледуховской». Ему была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

14 сентября Святослав Лепешев увидел номер телефона Придыбайло в одном из телеграм-каналов, позвонил ему и сказал: «Тебе п****ц».

Оказалось, что после опубликования личных данных Придыбайло ему поступило более ста звонков и сообщений с угрозами и оскорблениями, в том числе угрозами убийства, физической расправы. В том числе и от Святослава Лепешева.

По данному факту было возбуждено уголовное дело по статье 186 Уголовного кодекса «Угроза убийством, причинением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества».

Во время суда стало известно, что в целях безопасности Придыбайло в сентябре прошлого года даже перевозили в посольство России в Минске.

По словам Придыбайло, он «несколько дней не мог вести нормальную журналистскую деятельность, так как телефон раскалялся. Не мог нормально работать на улице. Опасался за свою жизнь».

 — Когда ты работаешь там, на улице… Когда тебя оскорбляют и говорят, что тебе … конец, не самое приятное. Страх? Да, мне было страшно. Был известен мой адрес, я работал на улице, знал, что были в стране радикальные группы. Не знал, ждал ли меня кто-то под подъездом. И не знал, где и с чем мог меня ждать господин Лепешев. Я не вижу, чтобы он раскаивался в своем поступке, — сказал Придыбайло на суде.

Потерпевший смог присутствовать на суде только в день прений. Он заявил гражданский иск — 3 тысячи рублей за «нравственные страдания».

По версии обвинения, находясь в состоянии алкогольного опьянения, минчанин в разговоре с Придыбайло высказал угрозы, которые последний воспринял как реальные, «поскольку Лепешев обладал информацией о личных персональных данных Придыбайло».

Также Лепешев, «имея умысел на возбуждение у неограниченного широкого круга лиц национальной вражды и розни по признаку национальной принадлежности, разместил на порталах „Обсуждай“ и „Спрашивай“ сообщения в переписке с другими пользователями».

Комментарии минчанина были обнаружены 9 ноября 2020 года — почти через два месяца после звонка Придыбайло.

По словам Святослава Лепешева, 14 сентября к нему приходил друг, они выпили.

 — Проводил друга, сел за компьютер, открыл Facebook. Увидел в ленте информацию о Придыбайло, что есть такой корреспондент, который несет недостоверную информацию о событиях в Беларуси, его фото, номера телефонов и ссылки на соцсети. А также призыв: «Давайте поможем ему уехать из Беларуси», — рассказывал сам обвиняемый.

После этого мужчина позвонил на указанный номер.

В суде зачитали стенограмму звонка Лепешева Придыбайло и прослушали аудиозапись, где мужчина говорил, что корреспонденту «тут п****ц» и ему надо «готовиться» и что «мы к тебе приедем».

На уточняющие вопросы прокурора Лепешев объяснил, что хотел испугать Придыбайло, потому что он доносит людям недостоверную информацию. Но при этом признал, что подвергся влиянию публикации. Также мужчина пояснил, что не преследовал умысла причинить ему вред: «На следующее утро уже забыл об этом». Вину свою он признал частично.

По поводу переписки на сайтах Лепешев объяснил, что он в то время разводился, «очень сильно злился и переживал», а жена придерживалась противоположных политических взглядов. Однако у мужчины негативного отношения и враждебных установок по отношению к русским нет. Пояснил, что «говорил первое, что на ум приходило».

Минчанина приговорили к четырем годам «химии», а также он должен выплатить Придыбайло 3 тысячи белорусских рублей компенсации морального вреда.