Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Отработайте, и у вас получится». Спросили у экс-сенатора, как заработать на дом за 1,5 млн долларов (она продает такое жилье в Минске)
  2. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  3. By_Help: Некоторых белорусов, ранее откупившихся за донаты, теперь обвиняют в «измене государству»
  4. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
  5. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта
  6. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  7. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему
  8. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  9. «Слушайте, вы такие вопросы задаете!» Интервью с Борисом Надеждиным, который хотел стать президентом России
  10. Российская армия вернула себе инициативу на всем театре военных действий — что ей это дает. Главное из сводок
  11. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку
  12. Сейчас воспринимаются как данность, но в СССР о них не могли и мечтать. Каких привычных для Запада вещей не было в Советском Союзе
  13. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  14. «Врачи говорят готовиться к летальному исходу». Поговорили с парнем белоруски, которую изнасиловали в центре Варшавы
  15. Чиновники снова взялись за тех, кто выехал за границу. На этот раз — за семьи с детьми
  16. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  17. Армия РФ держит высокий темп наступления, чтобы не дать ВСУ закрепиться, Минобороны заявило о захвате еще одного села. Главное из сводок


Во вторник в суде Заводского района Минска рассмотрели уголовное дело в отношении социолога, методолога, координатора «Летучего университета» Татьяны Водолажской по статье об «участии в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок». Процесс занял один день, сообщает правозащитный центр «Весна».

Татьяна Водолажская. Фото из Facebook
Татьяна Водолажская. Фото из Facebook

Татьяну, которая с марта находилась в СИЗО, на суд привели в наручниках, которые не снимали во время процесса. Он был открытым, и желающие смогли попасть в зал. Дело рассматривал судья Олег Коляда. После обеда он огласил обвинительный приговор и назначил то наказание, которое запросило гособвинение, — два с половиной года ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа.

После этого женщину освободили в зале суда. Она будет находиться под подпиской о невыезде, пока ее не отправят на «химию».

Татьяна Водолажская после освобождения. Фото: ПЦ "Весна"
Татьяна Водолажская после освобождения. Фото: ПЦ "Весна"

Татьяна Водолажская — социолог, старший аналитик Центра европейской трансформации. Эксперт аналитической группы Агентства гуманитарных технологий. Кандидат социологических наук. Специализируется в области методологии гуманитарных и социальных исследований, национальной и гражданской идентичности, развития локальных сообществ, гражданского общества и культурной политики. Куратор Летучего университета. Автор «Белорусского ежегодника».

Водолажскую, соратницу философа Владимира Мацкевича, задержали в один день с ним — 4 августа 2021 года. После обыска в квартире ее поместили на 10 суток на Окрестина, после чего отпустили в статусе подозреваемой по ч. 1 ст. 342 УК (Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них) под подписку о невыезде.

Однако 23 марта 2022 года, когда Водолажская подала в Следственный комитет ходатайство о выезде в Литву на лечение и пришла к следователю за ответом на свое обращение, ей было предъявлено постановление о заключении под стражу.

Татьяна была признана политической заключенной.