Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Сто двадцать первый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  2. Новые налоги, обновленные банкноты, изменения для работодателей, обязательные базовые счета, отмена надбавок за COVID-19. Изменения июля
  3. Неловкий момент. Официальные профсоюзы пожаловались на проблемы с дровами для населения. Минлесхоз заявляет, что проблем нет
  4. В Беларуси сократили список запрещенных профессий для женщин. Посмотрели, на какую работу по-прежнему возьмут только мужчин
  5. Калиновский — новая мишень пропагандистов. Объясняем, в чем причина и почему он — национальный герой Беларуси
  6. «У Вадима частично отсутствуют передние зубы». Как содержат пленных с «Азовстали» и грозит ли им смертная казнь — спросили их близких
  7. «Это геополитика». В Беларуси объясняют внешнее давление тайными планами Запада — объясняем, почему все гораздо проще
  8. ВСУ в «Горском котле» и вероятность вторжения белорусской армии: главное из сводок штабов на 121-й день войны
  9. «Слова Басты действуют мощнее ядерного оружия. Но он молчит». Шым из «Касты» про войну, группу и протесты в Беларуси
  10. Кто заказывал жару? Синоптики объявили желтый уровень опасности
  11. Провластный канал подтвердил причастность экс-главы ГУБОПиК к стрельбе в «Каскаде». Говорят, на него напали подростки
  12. «Никто меня нигде не ждет». Большое интервью с дизайнером Владимиром Цеслером
  13. В России под Рязанью потерпел крушение военно-транспортный Ил-76. Есть погибшие и пострадавшие
  14. ЕС предоставил статус кандидата на вступление в Евросоюз Украине и Молдове
  15. С 1 июля для белорусов, скорее всего, заметно подорожают товары в иностранных интернет-магазинах. Почему и на сколько
  16. «Ползучее продвижение» россиян и учения на юге Беларуси: пересказываем главное из сводок штабов на 120-й день войны
  17. Кололи инсулин и привязывали к кровати, чтобы не корчился от шока и судорог. Как в СССР «лечили» несогласных с властью
  18. Сто двадцатый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  19. Белорусскому авторынку прогнозируют дефицит машин и рост цен на них. Чиновникам предложили вариант решения проблемы
  20. Чехия не будет выдавать визы и ВНЖ белорусам до конца марта 2023 года. Исключение — поездки с гуманитарной целью
  21. Эффективность — как у трех американских орудий вместе взятых. Рассказываем о гаубицах PzH 2000, которые Германия отправила в Украину
  22. Умер Юрий Шатунов — солист «Ласкового мая»


В гродненской тюрьме с 18 мая идет суд над фигурантами «дела Автуховича». Освещая судебный процесс, государственные СМИ 9 июня в один голос заговорили (раз, два, три) про грозящую Николаю Автуховичу расстрельную статью. Рассказываем, как проходит суд по резонансному делу, могут ли мужчину действительно приговорить к высшей мере наказания.

Фото: "Гарадзенская праўда"
Судебное заседание проходит в здании Гродненской тюрьмы. Фото: «Гарадзенская праўда»

В чем суть обвинения и кто среди подсудимых?

Обвиняемыми по «делу Автуховича» проходят двенадцать человек. Это сам Николай Автухович, признанные политзаключенными священник Сергей Резанович, его жена Любовь Резанович, их сын Павел Резанович, пенсионерка Галина Дербыш, барановичский активист Владимир Гундарь, активистка Ольга Майорова, пенсионерка Ирина Мельхер и ее сын Антон Мельхер, а также Ирина Горячкина, Виктор Снегур и Павел Сава. Еще один из предполагаемых участников — Артур Попок — в настоящее время находится в розыске. Дело рассматривает судья Гродненского областного суда Максим Филатов.

Как считает обвинение, все эти люди входили в «организованную группу», которую возглавлял Николай Автухович. В ночь с 1 на 2 октября 2020 года они якобы подготовили зажигательную смесь, а потом облили и подожгли автомобиль Audi 80 и одноэтажный жилой дом в Волковыске, которые принадлежали сотруднику милиции.

В ноябре того же года, уверено следствие, Николай Автухович и «иные члены преступной организации» сделали самодельное взрывное устройство, которым взорвали автомобиль Skoda Octavia, принадлежавший сотруднику милиции.

Непосредственно Николаю Автуховичу вменяют двенадцать статей уголовного кодекса. Среди них создание преступной организации, измена государству, акт терроризма, незаконное перемещение через границу Беларуси огнестрельного оружия. По одной из статей максимальным наказанием действительно является смертная казнь. Однако, даже с учетом новых поправок (которые, впрочем, к Автуховичу применены быть не могут — обвинение ему предъявили до того, как они вступили в силу), согласно ч.1 ст. 59 УК, к высшей мере наказания приговаривают только в качестве наказания за некоторые особо тяжкие преступления, сопряженные с умышленным лишением жизни человека при отягчающих обстоятельствах. Автухович никого не убил, следовательно, и к расстрелу приговорен быть не может.

Фото: "Гарадзенская праўда"
Николай Автухович в зале заседания. Фото: «Гарадзенская праўда»

Подробности обвинения, которые прозвучали в суде

С 18 по 23 мая на судебном заседании зачитывали обвинения — прозвучали новые подробности. Например, оказалось, что «группировка Автуховича по указанию украинских спецслужб готовилась захватить российских военнослужащих на территории Беларуси», — цитирует правозащитный центр «Весна» Людмилу Гладкую. Хотя события, в которых обвиняются фигуранты, произошли в октябре 2020 года.

Следствие уверено, что украинские спецслужбы назначили Автуховича «руководителем своей ячейки на территории Беларуси», а при содействии украинской разведки Минобороны Украины создало вооруженную группу, которая должна была помочь Автуховичу в насильственном захвате власти. При этом якобы не исключалось и физическое устранение Лукашенко.

Жену священника и политзаключенную Любовь Резанович, которую на суде также держат в отдельном «стакане», обвиняют по ч. 2 ст. 285 УК (Участие в преступной организации в любой иной форме), ч. 1. ст. 14 ч. 2 ст. 357 УК (Покушение на заговор с целью захвата власти неконституционным путем), ч. 1 ст. 13 ч. 3 ст. 289 УК (Подготовка к акту терроризма), ч. 4 ст. 295 УК (Незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, совершенные организованной группой). По версии обвинения, она помогала Автуховичу собирать информацию о сотрудниках милиции. Кроме того, женщина пустила к себе пожить Автуховича и остальных фигурантов дела, которые хранили в ее доме оружие.

Фото: "Гарадзенская праўда"
Обвиняемые находятся в трех разных «клетках». Фото: «Гарадзенская праўда»

Павла Саву обвиняют по двум статьям УК: ч. 2 ст. 285 (Участие в преступной организации) и ч. 3 ст. 289 (Акт терроризма, совершенный группой лиц). Следствие уверено, что вместе с Автуховичем он совершал террористические акты, изменил государству, приобретал в Украине огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, пиротехнические изделия и военную амуницию. Мужчина прокомментировал обвинение так: «Признаю действия, но не признаю статьи».

Свою вину после зачитанных обвинений не признали Владимир Гундарь, Николай Автухович, Ольга Майорова и Галина Дербыш. Остальные фигуранты с обвинениями согласились частично, Ирина Горячкина и Антон Мельхер признали вину полностью.

Полное признание вины или гордость — главное из показаний обвиняемых

После того как в суде озвучили обвинения, 24 мая начался допрос обвиняемых. Он не закончился до сих пор — очередное заседание назначено на понедельник, 13 июня.

В ходе допроса Галина Дербыш, которая не признала вину, рассказала, что до задержания была лично знакома только с Николаем Автуховичем. Они впервые увиделись 19 ноября 2020 года — мужчина попросил остановиться на ночлег, когда будет в Гродно. Женщина согласилась. Как считает обвинение, именно в дом Галины Автухович и его товарищи вернулись после того, как якобы взорвали автомобиль. Сама обвиняемая об этом ничего не знала.

Сергей Резанович, который уже давно дружит с Николаем Автуховичем, рассказал, что в ноябре 2020 года тот снова приехал в Брест. Тогда Сергей увидел, что Автухович хранит в привезенных коробках патроны, гранаты, жилеты, рации и не только. Он также заявил, что Автухович рассказывал о планах «захватить административное здание, чтобы впоследствии поменять государственный флаг на БЧБ» в Бресте. Также, по словам Резановича, за ужином Автухович говорил о планах и подготовке теракта «по устранению» Александра Лукашенко, взорвав его самолет.

Правда, как позже уточнила Ирина Мельхер, которая давно знала Резановичей и Автуховича, это была обычная застольная беседа, во время которой обсуждали политику, а еще говорили на отвлеченные темы, вроде рецептов блюд и общих знакомых.

Фото: "Гарадзенская праўда"
Фото: «Гарадзенская праўда»

А вот у еще одной обвиняемой, Ирины Горячкиной, с Николаем Автуховичем были «исключительно личные» отношения. С мужчиной она познакомилась в 2014 году, рассказала женщина во время допроса.

— Для меня это очень дорогой человек, — заявила она.

По словам Горячкиной, с Николаем Автуховичем они встречались часто, особенно в первый год знакомства. В ноябре 2020 года Ирина поехала вместе с Автуховичем в Брест, где планировала отдохнуть — тогда у нее был отпуск.

— Об отношении Николая Автуховича к действующей власти вам было известно? — поинтересовалась прокурор.

— Меня больше интересовало его отношение ко мне. Знала лишь, что он занимался какой-то общественной деятельностью, — ответила женщина.

Когда Горячкина и Автухович были в Бресте у Резановичей, она заметила у мужчины предмет, похожий на гранату, и пистолет в кобуре. На вопрос Горячкиной о том, что это, Автухович ответил, что его «живым не возьмут». Больше вопросов на эту тему Ирина не задавала — в их отношениях это было не принято.

Жена священника Любовь Резанович историю с обвинением ее и ее семьи назвала «случайной трагедией». И подтвердила: Автухович действительно не раз останавливался у супругов погостить. В свой последний приезд он говорил о том, что мирный протест не принесет результата, и нужен силовой вариант.

— Мы, как семья священнослужителя, были против этого. Мы не имели никаких претензий к действующей власти, — рассказала во время допроса Резанович. — Меня устраивал наш президент.

Когда Автуховича и мужа Любови задержали, она, по просьбе Ирины Горячкиной и «находясь в шоковом состоянии», отнесла в лес ноутбук и рюкзак Автуховича. Позже, когда в доме начался обыск, женщина рассказала следователю про свой «тайник». Но о том, что в рюкзаке было оружие, женщина узнала, когда его открыли при понятых.

Фото: "Гарадзенская праўда"
Фото: «Гарадзенская праўда»

Она также обратилась к Автуховичу:

— Хочу в первую очередь подчеркнуть, что вы сыграли на нашем доверии. В вашей непорядочности я уже убеждена. Вы привезли горе и беду в мой дом, дом священника.

Еще один обвиняемый, Виктор Снегур, рассказал, что в ноябре 2020 года Автухович попросил его помочь нелегально попасть в Украину. Тот согласился: провел Николая с его товарищем через границу, а после через несколько дней встретил и отвел их к себе домой. На суде он признался: предполагал, что Автухович ехал за оружием, но «не думал, что они будут возвращаться „с железом“».

Ольга Майорова была одним из создателей и администраторов телеграм-канала «ДаВолі!». Прежде чем дать показания, Ольга высказала недовольство своим нахождении под следствием и снятым государственным телевидением фильмом «Тротил протеста».

Майорова — одна из тех, кто отказался признавать вину.

 — Я была адным са шматлiкiх адміністратараў тэлеграм-канала «ДаВолі!». І я ганаруся тым, што прыдумала назву для канала. Лічу, што яна адпавядае нашым мэтам, — заявила Ольга.

9 июня в суде начался допрос Николая Автуховича. Он заявил, что будет говорить «только правду», а большинство предъявленных ему обвинений незаконны и незаслуженны.

— В обвинении есть часть правды, но она не касается людей, которые сидят со мной здесь, — сказал Николай Автухович. — А все, что со мной происходит, — из-за того, что власти не нравится моя гражданская позиция.

Фото: "Гарадзенская праўда"
Адвокаты обвиняемых. Фото: «Гарадзенская праўда»

Как пишет «Гродненская правда», Автухович рассказал, что планировал добиться смены власти, но его планы не носили радикального характера. Конечной целью была масштабная акции протеста с максимальным количеством людей — но без кровопролития. Также Автухович несколько раз пояснял, что люди, оказавшиеся вместе с ним на скамье подсудимых, просто его знакомые, а не соратники.

Николай Автухович отрицал и связь со спецслужбами Украины, заявив, что это «бред какой-то» и «невероятная выдумка».

Большую часть своего выступления, отмечает «Гродненская правда», Автухович высказывался о политической, экономической и общественной деятельности властей в Беларуси, неоднократно подчеркивая, что не согласен с государственной политикой, проводимой руководством страны.

Павел Сава и Владимир Гундарь от дачи показаний отказались. Последний ответил только на вопросы своего адвоката, пояснив, что с Автуховичем знаком уже много лет, и у них сложились дружеские отношения.