Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Отход к Северску позволит украинским силам снизить риск окружения». Главное из сводок штабов на 130-й день войны
  2. В правительстве Беларуси заявили, что хотят отвоевать часть российского рынка после ухода с него некоторых западных компаний
  3. В центре Минска под землей находилось элитное кладбище. Чтобы похоронить в этом месте, покойнику даже отрубили ноги
  4. Шойгу доложил Путину о захвате всей Луганской области
  5. Попытки окружения Лисичанска и повестки белорусам в военкоматы. Главное из сводок штабов на 129-й день войны
  6. Иностранных туристов на «Славянский базар» будут пускать в Беларусь без виз
  7. Лукашенко заявил, что украинские войска пытались нанести удар по военным объектам Беларуси
  8. В Беларуси на понедельник объявлен оранжевый уровень опасности из-за жары
  9. «Мы были и будем с братской Россией». Лукашенко рассказал о своей роли в российской «спецоперации»
  10. Вице-премьер рассказал, сколько долларов Беларусь потратила на борьбу с коронавирусом и когда ждать отечественную вакцину от COVID
  11. Кризис кризисом, а займ на жилье — по расписанию. В Беларуси по-прежнему растут долги по кредитам на недвижимость
  12. Украина объявила в международный розыск мозырянина, которого подозревают в убийствах в Буче
  13. Шойгу рапортует о полном захвате Луганщины, взрывы в российском Белгороде и чей Лисичанск. Сто тридцатый день войны


В телеграм-канале «Оборотная сторона» днем 20 июня появилось видео, на котором видно, как бьют маленького ребенка, пока тот плачет. ЧП произошло в Дрогичине. Авторы поста утверждают, что мальчика избила собственная мать. На основании видео Следственный комитет завел уголовное дело за истязание несовершеннолетнего. Блог «Отражение» поговорил с обоими родителями малыша. Мы перепечатываем этот текст.

Фото: социальные сети
Слева — Наталья с сыном. Справа — Павел, отец малыша. Фото: социальные сети героев публикации

«Я говорю, что рожать не вариант. Она в отказ: не могу делать аборт»

Отца ребенка зовут Павел, ему 27 лет. Последние восемь месяцев он живет в Польше и вернуться в Беларусь сейчас не может «по понятным причинам». Мать малыша, 22-летняя Наталья, живет в Дрогичине. Годовалого ребенка зовут Тимофей.

— Мы с ней встречались, какой-то период жили вместе. Где-то полтора года назад разошлись, — рассказывает Павел. — Проходит месяц-полтора и она заявляет, что беременна. Понятно, у меня паника, все дела. Я говорю, рожать не вариант, надо что-то решать. Она в отказ: «Я не могу делать аборт».

Павел все же настаивал, давал девушке деньги на врачей и анализы, несколько раз все оплачивал. По его словам, Наталья ни к каким врачам не ходила, а просто тратила деньги на себя.

— Потом кое-как я заставил ее пойти в больницу и сделать аборт, — продолжает молодой человек. — Мы пришли к врачу, она устроила там скандал, мол, не хочу. Тогда я позвонил ее родителям и сказал: вот такая ситуация. Они ответили, что их дочь будет рожать. Но я сразу обозначил, что не хочу этого ребенка и не буду его содержать. Я понимаю, что это некрасиво с моей стороны, но я не хотел ребенка с самого начала и был готов отдать любые деньги, чтобы как-то решить проблему. Но она не захотела.

Когда малыш родился, Павел все же переводил деньги для сына. Несмотря на заявления, что не будет помогать и сомнения в своем отцовстве.

— Первые месяца три я не платил, но потом нашел нормальную работу уже в Польше и сразу перевел ей порядка тысячи рублей, — описывает он положение дел. — Периодически скидывал по 300−400 рублей, пару месяцев даже по 600. Потом она узнала, сколько я зарабатываю здесь, и стала требовать больше ($ 250−300) шантажом, угрозами посадить меня. Я скидывал, сколько мог, но считаю, что просить $ 250 с учетом того, что она получает 600 рублей «детских», это слишком. Я вообще не уверен, что деньги шли на ребенка. За этот год она сделала себе все: губы, зубы, волосы, ногти. А это недешево. Я пытался пару раз узнать, на что тратятся деньги, а она говорила, что все идет на счет Тимофея. Но я в этом сомневаюсь.

Фото: социальные сети
О своем бывшем Наталья отзывается коротко: «У меня к этому человеку только негативные чувства». Фото: социальные сети героини публикации

Наталья об отношениях с Павлом вспоминает неохотно, но подтверждает: парень не раз говорил, что ребенок может быть не его. Правда, когда девушка предлагала сделать тест на отцовство, отказывался:

— Все его родственники, все его друзья говорят: «Ребенок — вылитый отец». И я даже не сомневаюсь, что это его сын. Я сколько раз говорила: пойдем, сделаем тест ДНК, чтобы у тебя не было таких сомнений. Он только говорил: «Не-не-не, я знаю, что это мой ребенок, не надо никакого теста».

Начало истории со слов девушки выглядит немного по-другому. По ее словам, расставание случилось только после того, как она узнала, что беременна.

— Ребенок ему вообще был не нужен. Он говорил: «Давай пойдем на аборт». Хотя знал, что мне нельзя его делать по состоянию здоровья. Когда Тимоша родился, я, как добрая душа, пошла на уступки, чтобы Павел мог добровольно платить алименты, а не через суд. Он меня просто умолял. Но в итоге я очень сильно пожалела, потому что каждый месяц добивалась этих денег с криками и ссорами. На ребенка ему было вообще плевать.

«Она прислала видео, где бьет Тимофея. Мол, смотри, до чего ты довел»

Сам инцидент, из-за которого возбудили уголовное дело, произошел 13 мая. В тот день Павел должен был перевести деньги Наталье, но не сделал этого, потому что переводы из Европы в Беларусь на тот момент были уже заблокированы.

— Я ей так и сказал, что физически не могу перевести. В феврале я еще заплатил, 15 числа. А потом у меня уже не получалось, транзакция отменялась. Она стала психовать: «Мне все равно, делай, что хочешь». И я тоже психанул, сказал, что ничего скидывать не буду. Не потому, что денег нет, я просто не могу. И 13 мая она прислала это видео, где бьет Тимофея. Мол, смотри, до чего ты довел, сам виноват. Я в шоке был.

Видео, которое прислала Наталья Павлу, длится четыре секунды. На нем мальчик сначала сидит, всхлипывая, и смотрит в камеру, а после падает на бок от удара по голове и начинает плакать сильнее.

Осторожно, кадры могут вас шокировать.

Молодой человек переслал видео своей знакомой в Дрогичине, а уже та сразу же обратилась в милицию. Сейчас в отношении Натальи завели уголовное дело по ч. 2 ст. 152 («Истязание»). Ей грозит от одного года «химии» до пяти лет колонии. Малыша пока забрали в Дом малютки.

Павел говорит, что это не первый раз, когда Наталья ударила сына. По словам молодого человека, она сама писала ему об этом в личной переписке. На вопрос, пытался ли он что-то с этим сделать, защитить малыша, ответ был короткий: «А что я мог? Я же за границей, невыездной отсюда».

Сам молодой человек сейчас не рассматривает вариант забирать ребенка к себе. Его мама, хоть и в шоке от ситуации, взять внука тоже не может: женщина живет одна и сильно болеет.

— Этот ребенок, мало того, что нежеланный, был единственным рычагом давления на меня, — считает Павел. — К сыну у Натальи теплых чувств нет, это просто орудие манипуляции. Это не только мое мнение, это мнение и общих знакомых, которые знают нас обоих. Ребенка ужас как жалко. Я прекрасно все понимаю, но ничего не могу сделать. Ладно, если бы я хотел его, а потом как козел бросил их с малышом. Но я сразу говорил, что не буду участвовать в этом.

Фото: социальные сети
Павел признается: тем, где сейчас малыш и что с ним будет дальше, он не особо интересовался. Фото: социальные сети

«У меня случилось состояние аффекта. Я никогда не била сына до этого»

По словам Натальи, она знала, что молодой человек в Польше и с переводами денег из-за границы возникают сложности. Но утверждает: на ее счет средства можно было перевести.

— Единственное, что он мне тогда написал: «Деньги на содержание ребенка попроси у соседа, с которым спишь», — объясняет она. — Оказывается, у него новая девушка, и ему стало не хватать денег. Он же помогает своей маме, девушку содержит, а тут еще и ребенок. После этого везде заблокировал — и у меня случилось состояние аффекта (и так депрессия после родов небольшая). Я просто ничего не соображала, не знаю, как все это случилось. Когда пришел участковый, я все еще не понимала, что происходит. Даже когда меня привезли к следователю, я ничего не соображала, не могла отойти от шока.

Сотрудники милиции в тот же день отвезли годовалого ребенка в больницу на обследование, провели экспертизу. По словам Натальи, единственное, что сказали врачи: «Зачем вы привезли нам здорового ребенка? Он целый и невредимый». Правда, в то же время у мальчика насчитали более семи синяков на теле.

— В заключении было написано, что ребенок сам не мог получить эти синяки, — рассказывает Наталья. — И мне приходилось объяснять, что он очень активный: может залезть на диван и упасть оттуда. Я не успею проснуться, а ребенок уже сидит на подоконнике, и только лови его. И сейчас я пытаюсь доказать, что то видео — единичный случай, когда реально я ударила ребенка. Не скрываю: могла где-то по попе ударить, потому что он немножко вредненький, любит везде полазить. Могу легонько по ручкам, если он начинает драться с кошкой.

Фото: социальные сети
Пока ребенок находится в приюте, Наталья вышла на работу. Далеких планов на жизнь не строит: все это можно будет делать только после суда. Фото: социальные сети

Малыша Наталья растит сама. С ребенком помогала только мама девушки: могла посидеть с Тимофеем, заглянуть в гости. И когда ей следователь позвонил и сказал, что Наталья на протяжении месяца избивала ребенка, женщина не поверила. Между тем, в протоколе, со слов девушки, указано, что она избивала сына на протяжении месяца. Сама Наталья с этим не согласна:

— Сейчас адвокат со следователем пытаются в этом разобраться. Если будет доказано, что я действительно мать-кукушка, которая бьет своего ребенка, меня еще лишат родительских прав. Но следователь мне говорит, что все будет нормально: «Ребенка ты не избила, ты его вообще первый раз в жизни ударила и то в состоянии шока». Но все так запутано, что это дело может затянуться на полгода. И все полгода ребенок будет в приюте. Моей маме не могут дать опеку над ним. Я писала Пашиной матери, бабушке ребенка, просила взять опеку на эти полгода. Умоляла со слезами. На что она мне ответила: «Это не мои проблемы. Ты нам жизнь два года портила. Я тебе не дам испортить жизнь мне и моему сыну, так что разбирайся с этим сама. Этот ребенок к нам не относится». И мне так обидно стало.

Сейчас молодая мама пытается поддерживать связь с сыном: постоянно звонит в приют, передает подгузники, что-то вкусное. На этой неделе у мальчика закончился карантин, и теперь она сможет проведать Тимофея. Девушка рассказывает, что в Дрогичине ее все обсуждают и многие относятся недоброжелательно. При этом сама история с избиением уже обросла слухами.

— Меня выставили в очень ужасном свете, хотя на самом деле все было не так, — считает Наталья. — Этому отцу плевать на малыша. Я сейчас бегаю, добиваюсь, чтобы забрать сына. А он даже ни разу не позвонил и не спросил, где находится ребенок и что с ним. Я в Тимоше души не чаю, у него есть все самое необходимое. Я себе что-то не куплю, но ему обязательно.

— В тот момент, когда я ударила своего сына, видимо выплеснулся весь мой негатив на его отца. И я об этом сейчас жалею. Я только через час пришла в себя: «Боже, что я натворила?» Сижу у следователя в кабинете и плачу. Мне говорят, что ребенка забирают, а в голове только: «Господи, что я наделала?» Еще не было ни дня с того момента, как забрали ребенка, чтобы я не плакала и не жалела. Я буду добиваться до последнего, чтобы вернуть его домой. Не хочу, чтобы мой сын потом ненавидел меня и говорил: «Мама не хотела меня забирать домой», — в этот момент Наталья начинает плакать и признается, что скучает по сыну.