Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Теперь только война, только хардкор». На конференции демократических сил рассказали о сценариях выхода Беларуси из кризиса
  2. Обвиняемый в заговоре Зенкович рассказал о плане убийства Лукашенко. Его исполнителем хотели сделать Автуховича, но тот отказался
  3. «Люди сидели избитые, плакали…» Силовики, уволившиеся в августе 2020-го, — о жизни спустя два года, экс-коллегах и своем решении
  4. В Минобороны России озвучили новую статистику по «наемникам» из Беларуси на стороне Украины
  5. Тихановская ответила на ультиматум Прокопьева о «передаче полномочий»
  6. Сто шестьдесят седьмой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  7. Заучивал книги наизусть. Как врач из Лунинца строит карьеру в Италии
  8. «Светлана из 365 дней провела 180 в зарубежных поездках». Вероника Цепкало о муже, отношениях с Тихановской и ботоферме
  9. Похоже, Лукашенко национализировал частный завод в Миорах. В прошлом году чиновники взялись его «спасать» после ареста владельцев
  10. Синоптики и МЧС предупредили о грозах 9 августа
  11. Израиль объявил о достижении целей спецоперации в секторе Газа и наступлении режима прекращения огня
  12. «Перестаньте ссориться и объединитесь». В Вильнюсе началась конференция демократических сил «Новая Беларусь»
  13. Легально, нелегально и сменив фамилию. В Украине осудили белоруса, который постоянно возвращался в страну несмотря на запреты
  14. Штамп о принудительном возвращении. Кто и почему заставляет белорусов выезжать из Украины
  15. Колесникова сбежит, Россия — предала. О чем говорил Лукашенко перед выборами 2020-го (многое сейчас звучит странно или смешно)
  16. «Дело о заговоре». Зенкович признал вину по всем пунктам обвинения
  17. В Беларуси начали прививать от коронавируса детей от 5 лет
  18. Азаренко не попадет на турнир в Торонто — ей не дали канадскую визу
  19. «Мы были глупыми и наивными». Монологи четверых белорусов, стоявших в очередях на участках и ждавших итоги выборов 9 августа 2020-го
  20. Уничтожение российских разведгрупп и удар по командному пункту ВСУ. Главное из сводок штабов на 167-й день войны
  21. «Асфальта у нас почти нет». В российской Туве бывший депутат помогает солдатам отказаться воевать в Украине — поговорили с ним
  22. Дополнительные силы в Беларуси, саботаж от российских военных. Главное из сводок штабов на 165-й день войны
  23. Противопехотные мины «Лепесток» и сбитые снаряды HIMARS. Главное из сводок штабов на 166-й день войны
  24. «Мирный протест похоронен». Артем Шрайбман подвел итоги первого дня конференции «Новая Беларусь»
  25. Польша примет закон о подсанкционных компаниях (в том числе и белорусских): их можно будет продавать или изымать


К 15 годам лишения свободы приговорила судебная коллегия Гомельского областного суда 33-летнего жителя Гомеля. Мужчину признали виновным в создании экстремистского формирования и руководстве им, покушении на умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества, совершенные общеопасным способом и повлекшие причинение ущерба в особо крупном размере, а также актах терроризма.

Как сообщает правозащитный центр «Весна», дело в закрытом режиме рассматривал судья Анатолий Сотников. Обвиняемый — гражданин России Андрей Поднебенный с шести лет живет в Беларуси и имеет вид на жительство.

Его задержали 5 ноября прошлого года и поместили под стражу.

По версии обвинения, мужчина в сентябре 2019 года пробрался на гомельскую стройку, чтобы поджечь автокран.

— Он же с использованием компьютерной техники и мобильных устройств создал в мессенджере Telegram публичные информационные ресурсы. Впоследствии он как администратор канала объединил группу граждан и руководил деятельностью данного сообщества, склонял к экстремистской деятельности, способствовал обучению и подготовке к такой деятельности, — сообщала ранее прокуратура.

Позднее эти каналы и чаты были признаны экстремистскими материалами, а их подписчики — экстремистским формированием.

Кроме того, гомельчанина обвинили в том, что в ноябре 2021 года он проколол шины 39 троллейбусов в транспортном депо с целью остановки движения общественного транспорта. Согласно материалам дела, он также поджег автомобиль начальника УДИП по Гомельской области «по экстремистским, политическим мотивам», при этом загорелась еще и соседняя машина.

Расследованием дела занималось управление КГБ по Гомельской области. 23 мая стало известно, что КГБ внес Андрея Поднебенного в «список террористов».

Что известно об Андрее?

Мужчина учился в Гомельском государственном университете транспорта. Затем перевелся в Харьковский автодорожный. Был зарегистрирован как ИП и имел разрешение на розничную торговлю товарами. Работал также в торговле автозапчастями, на курсах вождения.

У Андрея есть жена и двое маленьких детей.

Он начал заниматься активизмом в 2019 году. Тогда выступал против точечной застройки в своем районе: собирал подписи под коллективным обращением жителей против уплотнения и печатал листовки.

Близкие Андрея рассказали, что производилась уплотнительная застройка без согласия жильцов. Все были против — писали жалобы, в прокуратуру ходили — но безуспешно. Тогда кто-то поджег кран на стройке. После этого к Андрею приходили с обыском, но улик не нашли. Это дело расследовали, но виновный не был установлен. Теперь этот эпизод вменили в вину Поднебенному.

На выборах 2020 года Андрей был наблюдателем. Его возмутили фальсификации, он писал жалобы на начальника комиссии в прокуратуру. Парень участвовал в акциях протеста. На одной из них он был на машине: за это был оштрафован и лишен прав.

Его друг рассказывал гомельской «Весне»:

«Для него не пустые слова — порядочность, солидарность, поддержка. Это был его выбор, идейный протест. Накипело, наболело, может он не видел другого выхода, когда наблюдал всю ту несправедливость, которая сейчас вокруг нас. Социально ответственный человек. У него раньше никаких проблем с законом не было, только штрафы за нарушение ПДД разве что. Он занимался общественной деятельностью и даже пострадал за это от силовиков».

Судебная коллегия областного суда приговорила Андрея Поднебенного к 15 годам лишения свободы в колонии усиленного режима. Также он обязан возместить имущественный ущерб и компенсацию морального вреда потерпевшим — суммарно свыше 16 тысяч рублей. Приговор в законную силу не вступил. Может быть обжалован и опротестован.