Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  2. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  3. Местами дождь и мокрый снег. Какой будет погода на следующей неделе
  4. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  5. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  6. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  7. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  8. В разных городах Беларуси заметили северное сияние
  9. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  10. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  11. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь


Марина и Кирилл (имена собеседников изменены в целях безопасности) познакомились онлайн. Она белоруска, он — украинец. Ему 29, ей 26. Марина говорит, что после первого разговора поняла: с таким мужчиной хочется быть всегда. Пара собиралась пожениться в феврале этого года, но началась война. Кирилл остался в Киеве, а Марина — в Минске. Белоруска пытается попасть к любимому, но тщетно: ее не пускают через границу.

«Мне все говорили: «Как ты поедешь к нему, ни разу не видев в жизни?»

Пару лет назад Марина с лучшей подругой летали на отдых в Египет, там девушка познакомилась с парнем из Кременчуга, завязались отношения. Потом как-то раз компания вместе созванивалась по видеосвязи — к звонку подключился еще один молодой человек, Кирилл.

— Мы все немного пообщались, ну и все. На следующей день Кирилл подписался на меня в соцсетях, позвонил. Полялякали немножко. А потом как-то нам друг с другом было очень приятно разговаривать. Он очень ответственный, честный, добропорядочный, всегда поможет. Таких мужчин — везде бы! — эмоционально рассказывает белоруска. — Сейчас он очень много помогает своей стране. Я сразу поняла: с таким человеком хочется быть рядом. Мы решили, что хотим быть вместе, строить семью.

Марина поделилась снимками с любимым человеком, но попросили скрыть лица.
Марина поделилась снимками с любимым человеком, но попросили скрыть лица

К концу лета прошлого года Марина перешла на удаленку, собрала вещи и переехала из Минска в Киев. С того момента пара вместе.

— Мне все говорили: «Как ты поедешь к нему, ни разу не видев в жизни?» Я даже не сомневалась. Чувствовала, что это мой родной человек. Обустраивала там наш дом. Все было как в сказке. Собирались пожениться, но отложили до весны — я все хотела, чтобы приехали родители. Не послушала его, а теперь жалею, — сдерживает слезы девушка.

Заявление собирались подавать в марте нынешнего года. 17 февраля Марина поехала домой в Минск: нужно было продлить контракт. Рассчитывали, что 25 февраля девушка вернется. На всякий случай еще до отъезда из Украины пара сделала нотариально заверенное приглашение.

После возвращения пара планировала свадьбу. А затем Марина собиралась подаваться на ВНЖ. Но 24-го началась война. Белоруска сразу стала активно волонтерить и собирала деньги на помощь ВСУ. Девушка говорит, что была активной и в 2020 году, ходила на протесты. А когда началась война, просто не смогла остаться в стороне.

— У жениха дядя — пограничник на Харьковском направлении, там тогда вообще жесть была. Мы объявили в соцсетях сбор и смогли за пару дней собрать им туда деньги на натовские бронепластины, — рассказывает Марина. — Я обо всем этом рассказывала в социальных сетях, не скрывала свою позицию, находясь в Беларуси и каждый день опасаясь, что за мной придут. Хотя были угрозы: писали, что надо меня на этой ракете в Киев отправить. Самое интересное, что это были белорусы.

Бронеплиты, которые удалось закупить для двух украинских бойцов на собранные деньги. Фото предоставлено собеседницей
Бронепластины, которые удалось закупить для двух украинских бойцов на собранные деньги. Фото из архива героини публикации

«Будете жаловаться на гражданку Украины за то, что она не пропустила гражданку страны-агрессора?»

Напрямую из Беларуси в Украину было не попасть, Марина думала, как въехать через Польшу. Говорит, несколько месяцев отстояла в очереди на гуманитарную визу, заплатила большую сумму, но так и не дождалась. Случайно «поймала даты» в немецкое посольство. И как только получила визу в Германию, все-таки поехала в соседнюю Польшу.

Оттуда — на границу со Львовской областью. С собой взяла то самое приглашение, что сделала еще в Киеве, а также подтверждения, что из Минска все это время волонтерила (распечатанные скриншоты из социальных сетей). Девушку сняли с автобуса. Беседа с пограничниками заняла два часа.

— Я им объясняла, что цель поездки ясна: я замуж выхожу, — объясняет Марина. — Фотографии наши можно посмотреть, чтобы убедиться, что там не выдуманный человек. Сказали: «С вашей страны летят ракеты — мы вас не пустим». Говорю: «Представляете, какая ирония: летят ракеты, а я еду под ними сидеть! Я же не убегаю. Столько у вас предателей — неужели вы можете разбрасываться людьми, которые помогают стране от всего сердца?» Они: «Возвращайтесь домой — выходите там на митинги, мы свой путь выбрали, «дожали» на Майдане, а вы сдулись». То есть вы выходите, садитесь за это в тюрьму.

— Их еще смутило, что у меня стоит штамп о выезде 17 февраля: «А почему вы уехали тогда — знали, что война начнется?» — добавляет белоруска. — Говорю, да, президент ваш не знал, а какая-то Марина знала! У меня с собой была трудовая книжка, можно было сверить даты, что заканчивался контракт.

Марине во въезде отказали, формальная причина — недостаточно финансовых средств. Хотя с собой деньги у нее были и в приглашении указано, что расходы на время поездки на себя берет ее молодой человек. Минчанка в тот же день попробовала проехать границу на поезде. С него тоже сняли. В этот раз разговор длился четыре часа.

— У них там погранпункт — в селе на территории Украины. Я уже надеялась, что оттуда меня обратно не отправят, — объясняет девушка. —  Я показала еще раз и деньги, и эту бумагу. Тогда сказали, что есть указ не пускать белорусов и россиян. Я знаю законы и требовала назвать номер такого постановления. Сначала было: «Зайдите почитайте в интернете». Потом: «Это устный приказ». Самое интересное, что впереди пустили трех россиянок. Не знаю наверняка, но, вроде бы, по визам. И я вообще выпала в осадок: из страны-агрессора можно сделать визу, а белорусам (белорусский режим тоже считают агрессором) ничего нельзя. Пока разбирались, доходило до смешного. Говорили: «Мы видим, что вы не сепаратистка, но ничего не можем сказать про позицию вашего парня». Я могу дать ссылки на все соцсети, на наши общие сборы — столько всего было за пять месяцев!

Украинские солдаты с необходимым снаряжением, на которое помогали собирать деньги Марина и Кирилл.Фото предоставлено собеседницей
Украинские солдаты с необходимым снаряжением, на которое помогали собирать деньги Марина и Кирилл. Фото предоставлено собеседницей

На все минчанка лишь получила новый отказ — на этот раз на бумаге указали, что неясна цель поездки.

— Причем сборы, которые мы проводили, репостили даже украинские блогеры. И то, что я белоруска, для них не было проблемой — беда ведь одна, — возмущается Марина. — А украинские пограничники решили, что все неважно. Да, это несправедливо, что с территории нашей страны летят ракеты, но должен же быть какой-то человеческий фактор. Я готова была проходить любые проверки, я хочу домой! Но пограничники не церемонились: «Это не ваш дом». Ну как? Я туда каждую салфеточку, каждую вилочку выбирала. Мне рассказывали, что по таким приглашениям после войны белорусы въезжали в страну без ВНЖ. Если честно, это ужасно неприятно, когда ты помогаешь стране и сталкиваешься с таким отношением. Надо было видеть Кирилла, когда он узнал, что меня не пустили… Звонил на границу, жалобы оставлял. Ему сказали: «Вы что, будете жаловаться на гражданку Украины за то, что она не пропустила гражданку страны-агрессора?»

«Не знаю, как мне удастся въехать в страну, но я не буду отступать»

После двух попыток пара решила пока на неделю отложить третью. За это время девушка надеется найти организацию в Украине, которая оформила бы ее как волонтера уже официально. А еще — вдруг рассмотрят обращения и доказательства, что все время с начала войны белоруска помогала украинской армии.

— Мой жених написал такое эмоциональное письмо-прошение, чтобы меня пустили. Приложил скриншоты, что я с первых дней и сборы вела, и бронепластины в том числе за мои деньги на Харьковское направление были куплены. Я делилась отчетами, у меня и благодарности есть (даже от самих бойцов). Со всем этим он ходил в Госпогранкомитет в Киеве, но его завернули — сказали, что все решается на месте на усмотрение пограничника.

Марина и Кирилл в Киеве. Фото предоставлено собеседницей
Марина и Кирилл в Киеве. Фото предоставлено собеседницей

Пара не виделась уже пять месяцев и пока не знает, когда наконец снова будет вместе. Девушка говорит, что как только встретятся, уже время терять не будут: сразу пойдут в ЗАГС.

— В центре Киева стоит разбитая российская техника, мы уже напланировали, что сделаем там свадебную фотосессию, — делится мечтами и переживаниями Марина. —  Да, я выбрала для себя не совсем легкий путь — так рваться в страну, где идет война. Но там мой любимый человек, мы столько всего пережили за эти месяцы. Я считаю, что в такое время у любого человека должно быть право на поддержку. Сейчас, когда вокруг столько потерь и смертей, настолько важно дарить любовь, быть рядом с близкими, окружать их заботой и теплом.

— Не знаю, как мне удастся въехать в страну, но я не буду отступать. Для меня был стресс сидеть в Минске, хотя я там выросла. Киев — мой дом. Я бы очень хотела, чтобы меня туда пустили, хочу прожить там всю жизнь со своим молодым человеком. Я хочу и дальше помогать победить в этой войне, поехала бы и завалы разгребать — только разрешите, — напоследок говорит белоруска перед тем как вернуться к границе и все-таки убедить пограничников ее пропустить.