Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Странный энтузиазм российских военкоров, контратаки с обеих сторон и потери России за два года. Главное из сводок
  2. Глава украинской разведки Буданов анонсировал новые удары по Крыму и назвал причину смерти Навального по версии ГУР
  3. «У меня оргазмов в двух браках не было». Рассказываем о сексе в жизни белорусов во времена СССР
  4. У Лукашенко спросили, будет ли он участвовать в президентских выборах 2025 года. Вот что сказал политик
  5. Глава Администрации Лукашенко, Гигин, Азаренок и другие. ЦИК обнародовал фамилии депутатов Палаты представителей восьмого созыва
  6. Дорога к войне. Вспоминаем тридцатилетнюю предысторию и реальные причины российского вторжения в Украину
  7. «Сбросили фото лица и черепа Сергея. Опознавать было нечего». Как два года войны в Украине прожили герои «Зеркала»
  8. Чиновники пытаются переложить ответственность за преступления России на командиров. Рассказываем главное из сводок штабов
  9. Тело Алексея Навального отдали матери
  10. Чиновники ввели очередные новшества при проверке доходов и расходов населения. Изменения затрагивают построивших дома и квартиры
  11. Прогноз по валютам: очень вероятно снижение курса доллара. Как сильно он подешевеет?
  12. Обращение Тихановской к белорусам попало на экраны белорусских магазинов


Алина Исаченко,

Война радикально изменила жизнь белорусов, которые бежали из своей страны после репрессий 2020 года — как в Украину, так и в страны Евросоюза. У белорусских эмигрантов стали возникать проблемы с властями и работой в новых странах, они столкнулись с бытовой агрессией. Они уверены: причина в том, что Александр Лукашенко поддержал войну, а европейские власти перестали видеть разницу между его политикой и активистами, которые от него и бежали, пишет Русская служба Би-би-си.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото «Зеркало»

«Из-за таких, как я, началась война»

24 июня белорусская правозащитница Анисия Козлюк приехала на поезде из Львова в Киев. На выходе из вагона у нее проверили паспорт. Через пять минут подъехали полицейские, отвезли Козлюк в отделение, а затем в — миграционный центр. Там ей сказали, что она должна покинуть территорию Украины в течение десяти дней.

«Когда я попросила предоставить мне адвоката, чтобы подать документы на политическое убежище, в кабинет зашел мужчина. Он начал на меня орать, упрекать в том, что из-за таких, как я, началась война, что с территории Беларуси летят ракеты», — рассказала Анисия Козлюк Би-би-си.

Козлюк — бывшая сотрудница правозащитного центра «Весна». Опасаясь за свою безопасность, она покинула Беларусь в августе 2021 года и с тех пор живет в Украине, работает в правозащитной организации Free Belarus centre («Центр свободной Беларуси») и параллельно занимается волонтерством.

Правозащитница киевского «Центра гражданских свобод» Александра Романцова, Анисия Козлюк и Валерий Ковалевский. Фото: facebook.com/anisia.kozliuk

У Козлюк был просрочен срок легального пребывания в Украине. Как утверждает сама правозащитница, это произошло потому, что миграционная служба после российского вторжения некоторое время не принимала документы. При этом на странице службы в Facebook говорится, что опоздавшим с подачей документов ничего за это не будет, ведь просрочка произошла не по их вине, вспоминает Козлюк.

«Я была уверена, что смогу донести свою ситуацию. Мне стало страшно тогда, когда я поняла, что меня никто не слушает», — говорит она.

Козлюк — не единственная бежавшая от репрессий 2020 года белоруска, которая оказалась на грани того, чтобы стать беженкой еще раз. Гражданку Беларуси Карину Потемкину также собирались принудительно выслать из Украины. Срок пребывания в стране у нее закончился, а принимать документы на ВНЖ в миграционной службе отказались. У нее есть награда за волонтерскую работу в Буче, где она разбирала завалы и оказывала помощь местным жителям, однако это не убедило сотрудников миграционной службы.

«Я была уверена, что на территории Украины со мной не случится ничего плохого, — написала Потемкина в Facebook. — Война застала меня в Буче, и я приняла для себя решение помочь этой стране. Но на сегодняшний день у меня стоит штамп о принудительном выезде».

Карине Потемкиной удалось остаться в Украине благодаря огласке и ходатайству Рады [совета депутатов] Бучи в миграционную службу. Для Анисии Козлюк все завершилось благополучно только после вмешательства в ее дело украинских правозащитников и Офиса лидера белорусской оппозиции Светланы Тихановской. Би-би-си известны случаи, когда белорусам пришлось покинуть территорию Украины, и после этого их не впустили обратно. Как отмечает Козлюк, рядовые белорусы, бежавшие от репрессий в 2020 году, по-прежнему сталкиваются с таким риском.

Карина Потемкина на одной из акций в Киеве. Фото из личного архива

«Особое внимание здесь уделяется гражданам стран-агрессоров, это нормально для Украины, находящейся в состоянии войны, — говорит она. — Однако в одних структурах виноваты все белорусы без разбора, в других — сотрудникам хватает времени и терпения, чтобы разобраться, что делает для Украины тот или иной белорус и следует ли его выдворять».

Несмотря на трудности с получением документов, Анисия Козлюк говорит, что встретила огромную поддержку со стороны самих украинцев.

«Они говорят, что следили за моей историей и что им важно, чтобы их страна не выдворяла людей, которые у себя на родине могут быть подвергнуты репрессиям, — говорит она. — Я ни разу не встретила осуждения за то, что я из Беларуси. Люди видят, что белорусы воюют на стороне Украины, что белорусы привозят сюда грузы с гуманитарной помощь, что они включаются в помощь Украине».

Белорусы — наши лучшие бывшие друзья

«В ноябре 2020 года я приехала на постановку в Вильнюс — весь город был увешан [оппозиционными бело-красно-белыми] БЧБ-флагами, повсюду были расклеены надписи: белорусы — наши лучшие друзья. Сейчас отношение к нам радикально изменилось», — говорит Анастасия Шпаковская.

Шпаковская — солистка белорусской рок-группы Naka. В августе 2020 года она стала получать угрозы («Звонили люди и спрашивали, уверена ли я в безопасности моих детей») и решила уехать в Украину, где в итоге пробыла до начала войны. Оттуда Шпаковская поехала в Польшу, а затем в Литву.

В Вильнюсе у Анастасии Шпаковской есть работа — она приехала по приглашению, чтобы играть в театре. По ее словам, так везет далеко не всем: белорусы постоянно сталкиваются с трудностями из-за своего гражданства.

«Приходишь в миграционную службу, тебе говорят: вы из Беларуси? С синим паспортом — в конец очереди, и так повсюду», — рассказывает Шпаковская.

«Я могу понять украинцев — когда с соседней, некогда братской территории, летит такое количество ракет, — продолжает Шпаковская. — Однако то, что в Европе многие не видят разницы между режимом Лукашенко и теми, кто против этого режима боролся, — это большая беда».

Анастасия Шпаковская в спектакле «Идеальный муж». Фото: архив Национального драматического театра имени Максима Горького

Руководительница фонда помощи пострадавшим от репрессий белорусам в Литве Razam Виолетта Белицкая считает, что с начала войны в Украине приезжающим оттуда гражданам Беларуси действительно приходилось дольше ждать документов, однако это связано не с дискриминацией, а с увеличением потока беженцев в Литву — включая украинцев и россиян.

«Мы часто слышим от белорусов, что здесь бюрократия, что все очень долго, — говорит Белицкая. — Люди говорят так, потому что не знают законов и порядка действий. На мой взгляд, именно из-за этого возникает ощущение, что к белорусам предвзято относятся».

По словам Виолетты Белицкой, литовские власти четко отделяют режим Лукашенко от позиции белорусских активистов. В Литве среди прочего приехавшие из Украины белорусы могут податься на гуманитарную визу, которая дает право на работу. С начала войны местные власти ввели визу в упрощенном порядке (ее можно сделать, не выезжая из страны) — Виолетта называет это проявлением лояльности Литвы по отношению к белорусам.

При этом Виолетта Белицкая отмечает, что случаи дискриминации могут присутствовать на бытовом уровне.

«Работодатель чаще возьмет на работу украинца, чем белоруса, — говорит она. — Это может быть связано с личным отношением к Беларуси, либо с тем, что для украинцев сильно упрощен порядок трудоустройства. Я часто слышу от белорусов, что им отказывают в аренде жилья, просто «потому, что вы белорусы».

Разбитые стекла в машине с белорусскими номерами

Пресс-секретарь Центра белорусской солидарности в Польше Антон Жуков говорит, что после начала войны в Украине ситуация для белорусов здесь обострилась, скорее, на социальном уровне.

«Мы получили сотни жалоб — начиная от дискриминации в школе, где белорусских детей спрашивают: почему ваша страна напала на Украину, до отказа банков открывать счета белорусам, — говорит Жуков. — Были ситуации, когда в машинах с белорусскими номерами разбивали окна».

При этом Антон Жуков считает, что Польша наиболее лояльно относится к белорусам среди других стран-соседей. Он говорит, что труднее всего с легализацией приезжающих из Украины белорусов здесь было в начале войны, когда помощь в первую очередь была направлена на украинских беженцев.

«Белорусы оказались в подвешенном состоянии: у большинства из них не было виз (гражданам РБ нужна шенгенская виза для въезда в ЕС), их пропускали на основании согласия коменданта пограничного пункта сроком на 15 дней, — говорит Жуков. — За это время им нужно было легализовать свое пребывание: в суматохе первых дней войны и огромного наплыва беженцев сделать это было непросто».

Антивоенная акция около польско-белорусской границы. Фото из телеграм-канала Павла Латушко

Антон Жуков отмечает, что тогда приехавший из Украины белорус мог «зацепиться» в Польше, подавшись на международную защиту (это был один из немногих вариантов). А это — в большинстве случаев полгода ожидания с минимальным пособием и без права на трудоустройство. У многих белорусов оказались заморожены счета, и прожить эти шесть месяцев было крайне трудно.

Все это время Центр белорусской солидарности находился в контакте с МВД Польши и Офисом Светланы Тихановской, для каких-то кардинальных изменений «нужна была политическая воля», говорит Жуков.

«Когда приехала Светлана Тихановская и пообщалась с высшими государственными чиновниками, премьер-министром Моравецким, Дудой — процесс сдвинулся, была создана рабочая группа при МВД», — добавляет Жуков.

«По итогам деятельности рабочей группы девятого июля началась подача на гуманитарные виды на жительство для белорусов, — наконец, дело сдвинулось с мертвой точки», — добавляет Жуков.

Сколько белорусов покинуло страну?

Невозможно точно сказать, сколько белорусов покинуло страну начиная с 2020 года. По данным польских властей, за год после начала протестов белорусам было выдано около 90 тысяч виз, из которых девять тысяч — гуманитарные.

Литва выдала 20 тысяч национальных виз (по которым можно работать и жить в стране) за аналогичный период.

По данным Центра белорусской солидарности, по состоянию на март 2022 года в Польше проживают более 44 тысяч белорусов, имеющих ВНЖ.

Об угнетении белорусов в Европе говорят не только покинувшие страну активисты, но и белорусские власти. В июле постоянный представитель РБ в ООН Лариса Бельская заявила о масштабной дискриминации русских и белорусов в разных сферах жизни, призвав организацию «беспристрастно оценить эти процессы».

* * *

Анастасия Шпаковская уверена — вне зависимости от того, политический ли ты беженец и какие ты пережил репрессии, — если ты белорус, то идешь по большому кругу и становишься в конец очереди.

«Люди не могут вернуться домой и здесь легально оставаться тоже не могут — они просто загнаны в угол. Белорусы не нужны нигде и никому. Нет ни одной страны, лояльной Беларуси. Люди без родины, без поддержки, брошенные на произвол судьбы».