Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему
  2. «Слушайте, вы такие вопросы задаете!» Интервью с Борисом Надеждиным, который хотел стать президентом России
  3. В Минтруда рассказали, как белорусы будут работать и отдыхать в марте
  4. Российская армия вернула себе инициативу на всем театре военных действий — что ей это дает. Главное из сводок
  5. «Врачи говорят готовиться к летальному исходу». Поговорили с парнем белоруски, которую изнасиловали в центре Варшавы
  6. Сейчас воспринимаются как данность, но в СССР о них не могли и мечтать. Каких привычных для Запада вещей не было в Советском Союзе
  7. «Отработайте, и у вас получится». Спросили у экс-сенатора, как заработать на дом за 1,5 млн долларов (она продает такое жилье в Минске)
  8. Чиновники ввели очередные новшества при проверке доходов и расходов населения. Изменения затрагивают построивших дома и квартиры
  9. Герой мемов депутат Марзалюк остался в парламенте на третий срок. Угадайте, какая у него зарплата
  10. Чиновники снова взялись за тех, кто выехал за границу. На этот раз — за семьи с детьми
  11. Прогноз по валютам: очень вероятно снижение курса доллара. Как сильно он подешевеет?
  12. Глава Администрации Лукашенко, Гигин, Азаренок и другие. ЦИК обнародовал фамилии депутатов Палаты представителей восьмого созыва
  13. «Продолжающиеся репрессии и поддержка России в войне». ЕС на год продлил санкции против Лукашенко и его окружения
  14. By_Help: Некоторых белорусов, ранее откупившихся за донаты, теперь обвиняют в «измене государству»


Соблюдаются ли в Беларуси права детей при получении образования? Насколько качественно это образование и насколько его формы, методы, содержание адекватны международным стандартам прав человека, учитывают особенности учеников? Этому посвящен новый доклад Белорусского Хельсинкского комитета о правах ребенка в образовании в 2021—2022 годах.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Для доклада правозащитники анализировали публичную информацию и проводили анонимное анкетирование учителей, учеников и их родителей через гугл-форму. В анкетировании поучаствовали 494 родителя и ребенка и 76 учителей из всех регионов страны. Авторы доклада подчеркивают, что назвать это репрезентативным социальным исследованием нельзя, тем более что многие, особенно учителя, отказывались от участия из-за страха, и аудитория оказалась в основном «протестной». Но такой опрос позволил собрать много примеров нарушений и увидеть срез проблем в образовании.

«Школа в Беларуси — один из инструментов, с помощью которого власть создает условия зависимости для человека, воспитывая в нем покорность и лояльность», — к такому выводу пришли эксперты.

Право на образование, отмечают они, — это не только физический доступ к образованию, но и адекватное его содержание, которое отвечало бы образовательным целям. Но в белорусских школах системно используются методы и формы образования, которые сопровождаются принуждением, навязыванием одной точки зрения, оскорблениями, запугиванием, поощрением культа силы и милитаризма, разжиганием розни в отношении определенных социальных групп (людей, выступающих против действующей власти) и национальных групп (навязывается миф об «украинцах-фашистах»).

«Эти формы и методы … неприемлемы и неадекватны с точки зрения международного стандарта права на образование, так как не соответствуют целям образования, а, следовательно, нарушают право на образование», — подчеркивают эксперты.

При этом нарушаются и другие права и конституционные гарантии детей — гражданские, политические: право на информацию, свободу выражения мнения, свободу мысли и совести, свободу от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, право на личную жизнь, свободу от дискриминации. В целом ребенок, отмечают эксперты, воспринимается белорусской школой и государством как объект социальной защиты, а не субъект, то есть носитель, прав, реализации которых он и его родители могут требовать:

«Школьная система настроена на то, что, что ребенок должен впитывать и соглашаться со всем, что говорят учителя, не обсуждать и не размышлять над этим. Это часть формирования лояльного государству человека, которому „государство дает все“ и поэтому может с него требовать всего, что ему (государству) нужно».

Эксперты обращают внимание на то, что государство в последнее время чрезмерно активизировало свои намерения по «патриотическому» воспитанию детей:

«Само по себе воспитание детей в духе патриотизма — вполне приемлемая цель, которая не противоречит стандартам и общепринятым практикам. Однако в нынешней белорусской действительности патриотическое воспитание является частью системы формирования у человека ценностей, ориентированных на верховенство государства и власти „сильного“, а не на верховенство права и уважение личности».

Так, одним из ключевых направлений такого воспитания стало формирование отношения к соседям Беларуси: к России — исключительно положительного, к западным странам — враждебного, укоренение раздела внешнего мира на «своих» и «чужих». Также детей учат воспринимать незаконные силовые действия государства как норму.

Также в образовательной системе препятствуют самовыражению детей с помощью таких национальных символов, как бело-красно-белый флаг и герб «Пагоня». Школы стремятся формировать у детей ложное представление об истории и культуре Беларуси, одновременно навязывая пророссийскую парадигму ценностей.

Присутствует в школах и искажение смысла воспитания трудом: оно должно формировать у детей ответственность и приучать к труду, а вместо этого, имея принудительный характер, воспитывает лишь привычку подчиняться старшим, не задавать лишних вопросов и не требовать объяснений.

Одной из подтем анкетирования было отношение к участию в различных идеологизированных мероприятиях, которые навязываются учителям и детям администрацией школы и властями: концертах, митингах, флешмобах, патриотических акциях и так далее. Оказалось, что далеко не всегда учителя и директора получают четкие приказы «сверху» об обязательном посещении мероприятий — обычно используются мягкие формы давления, администрация сама понимает, что от нее ожидают демонстрации лояльности, и действует соответственно:

«Вся система построена на том, чтобы администрация школы и учителя выполняли то, что необходимо без официальных бумаг и прямых приказаний. Таким же образом пытаются воспитать и детей — делать то, что говорит старший, авторитет, и не требовать никаких законных, формальных обоснований. … Отличительным признаком таких мероприятий является их пропагандистская направленность на формирование у подростков четкой социально-политической модели поведения, что прямо противоречит задачам формирования разносторонней и свободной личности. … Вместе с тем, несмотря на почти два года жестких репрессий, в системе все еще остаются учителя, готовые не участвовать в непрофессиональных и незаконных действиях».

Как пояснили авторы доклада «Зеркалу», учителя, которые участвовали в анкетировании, указывали, что почти две трети их коллег постоянно или периодически саботируют процесс давления на детей, который навязывается администрацией. Также они отмечали, что большая часть практик давления — инициатива самих администраций, а не указания «сверху».

Все эти выводы Белорусский Хельсинкский комитет делает, повторимся, из того, что рассказали в анкетах учителя, ученики и их родители. Вот какие примеры рассказали респонденты.

  • Школьников и учителей принуждают к участию в таких мероприятиях: концерты, посвященные выборам, марширование под патриотические песни, построение на улице с исполнением гимна, прослушивание речей Лукашенко, конкурсы тематических рисунков, «линейки», где рассказывают про «спецоперацию» в Украине, экскурсии в Академию МВД и так далее.
  • При этом детям могут обещать высокие оценки взамен посещения, а могут принуждать угрозами — отчислением, плохими оценками, вызывают родителей, проводят беседы. Или же просто организуют мероприятия в учебное время. Также респонденты рассказали о практике обмана: детям предлагают пойти в кино, театр, возложить цветы к памятнику, а в итоге их приводят на митинг, раздают флаги и значки и фотографируют, публикуя снимки в соцсетях без согласия родителей.

Интересно, что на такое принуждение детей к участию в мероприятиях указали 49,2% опрошенных родителей, но 78,1% отметили, что у них была возможность отказаться. Но вот развернутые ответы большинства сводились к тому, что «можно было отказаться, но потом будут проблемы и косые взгляды», то есть родители и дети оказались привычными к этому давлению и искаженно воспринимают понятие «добровольного участия».

Также в школах в прошедшем году активно начали проводить мероприятия, связанные с военной тематикой. На это указали 60% родителей и детей и 85% учителей. Например, были экскурсии в воинские части, встречи с воинами-афганцами, «уроки мужества» с военными, где детей фотографировали с оружием, уроки стрельбы в тире. В период «военных» праздников детей одевают в военную форму, организуют спектакли с участием даже дошкольников.

«Описан случай, когда социальный педагог, проводящий патриотические занятия, возмущался, что «никто не хочет умирать за родину», называл детей «никакими гражданами» и «дебилами». Детей младшего школьного возраста пугают тем, что «фашисты проснулись и могут тоже прийти в нашу страну», — говорится в докладе.

Освещалась и конкретно война в Украине: на это указали 38% родителей и детей и 25% учителей. В основном — в том же ключе, в котором об этом говорит государственная пропаганда: в Украине «нацизм», Россия «несет добро» (учителя также отмечали, что соответствующие указания поступали сверху). Но в некоторых случаях учителя выступали с осуждением войны и честно высказывали свое мнение, объясняли детям происходящее.

Среди других инструментов влияния на детей авторы отмечают встречи с представителями силовых структур в школах. Это могли быть военные, милиционеры и ОМОНовцы, сотрудники МЧС, прокуроры. О том, что такие встречи в школах имели место в текущем учебном году, сказали 55% родителей и детей и 80% педагогов. Центральной темой часто была пропаганда правильности курса действующей власти и осуждение протестов 2020 года. Детям рассказывали о «проплаченных западными спецслужбами» митингах, о «нацистском» бело-красно-белом флаге и так далее. На некоторых встречах детей учили обращаться с дубинкой и щитом, надевать форму и кричать в мегафон.

Одно из ключевых нарушений в образовательном процессе, которое отмечают авторы доклада, — ущемление детей в их праве на собственное мнение и его выражение:

«Учителя, администрации школ, а также приглашенные сотрудники государственных структур убеждают детей в том, что несовершеннолетним нельзя иметь свое мнение, в особенности по поводу политики. За мнение о президенте, государстве и политике в целом, противоречащее государственной идеологии, и за их публичное выражение детей оскорбляют, угрожают применением уголовной ответственности к детям или их родителям, постановкой на учет, отправкой в детский дом, исключением из школы, увольнением родителей, предвзято относятся в рамках учебного процесса. Описаны случаи, когда на встречах с представителями силовых структур несогласных и высказывающих свою позицию учеников, сразу выводили из зала и затем проводили беседу с участием силовиков. Некоторые родители и дети пишут о том, что в школе просматривают телефоны детей с целью контроля их позиции и мнений. Некоторые учителя также пишут о том, что им дают указания мониторить социальные сети детей».

Также школы оказывали давление на детей и семьи из-за участия самих учеников или их родителей в митингах и протестной активности — на это указала часть анкетированных. Так, 9,2% учителей сказали, что от них требовали проводить беседы с ребенком из-за участия его родителей в протестах. Ряд родителей указали, что из-за их активности учителя начали травить ребенка, а семью поставили или угрожали поставить в СОП, угрожали изъять ребенка, были проверки с участием инспекции по делам несовершеннолетних и так далее.

С полным текстом доклада и примерами других нарушений можно ознакомиться на сайте Белорусского Хельсинкского комитета.

«Таким образом, проанализированные в настоящем докладе формы и методы образования, системно используемые в белорусских школах, неприемлемы и неадекватны с точки зрения международного стандарта права на образование в части несоответствия целям образования. Они также нарушают и конституционные гарантии, нарушают права ребенка на информацию, свободу выражения мнения, свободу мысли и совести, свободу от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, право на личную жизнь, свободу от дискриминации», — резюмируют правозащитники.