Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Чиновники вводят очередные изменения по лечению зубов. Предыдущие «кардинальные» решения не помогли сбить цены
  2. Нацбанк озадачен, что может не удержать рубль, и предупреждал, что, возможно, запустит печатный станок. Что это такое и чем грозит
  3. На самом деле страной руководят «маленькие Лукашенко». Изучили биографии всех районных начальников Беларуси — и вот что выяснили
  4. У Лукашенко новый слоган, который он постоянно повторяет. Вот как пропаганда раскручивает его слова и что было раньше в репертуаре
  5. Золотова отказывала Захарову, а Зиссер — директору МТС. Бывшие журналисты и редакторы — о силе TUT.BY
  6. «Опечатано. КГБ». В Витебске сотрудники КГБ со спасателями пришли в квартиру журналиста-фрилансера, который уехал из страны
  7. Одна из крупнейших сетей дискаунтеров бытовой химии и косметики в Беларуси ликвидирует свои юрлица
  8. Власть изымает недвижимость беларусов, но те, кто поучаствует в процессе, сами могут остаться без жилья. Вспоминаем опыт соседних стран
  9. ПМЖ за 3 года, а не за 5, усиление санкций и очереди на границе. Интервью «Зеркала» с главой Европарламента Робертой Метсолой
  10. СК добавил 104 фамилии в список подозреваемых по делу «Беларусов зарубежья» за празднование Дня Воли и угрожает арестом имущества
  11. «Они отказались вернуться в Беларусь». Узнали, что случилось в пункте пропуска «Мядининкай» на беларусско-литовской границе
  12. Эксперты рассказали, как армия РФ пользуется тем, что Запад запретил Украине наносить удары своим оружием по территории России


Суд 6 сентября вынес приговор правозащитнице Марфе Рабковой и еще девяти молодым людям, проходящим с ней по одному делу, пишет правозащитный центр «Весна».

Фото: spring96.org
Фото: spring96.org
  • Александру Францкевичу — 17 лет (прокурор запрашивал 17 лет лишения свободы);
  • Ахикиро Гаевскому-Ханада — 16 лет (прокурор запрашивал 16 лет лишения свободы);
  • Марфе Рабковой — 15 лет (прокурор запрашивал 15 лет лишения свободы);
  • Алексею Головко — 12 лет (прокурор запрашивал 12 лет лишения свободы);
  • Павлу Шпетному — 6 лет (прокурор запрашивал 6 лет лишения свободы);
  • Никите Дранцу — 6 лет (прокурор запрашивал 6 лет лишения свободы);
  • Александру Козлянко — 6 лет (прокурор запрашивал 6 лет лишения свободы);
  • Андрею Чепюку — 6 лет (прокурор запрашивал 6 лет лишения свободы);
  • Андрею Марачу — 5 лет (прокурор запрашивал 5 лет лишения свободы);
  • Даниилу Чулю — 5 лет (прокурор запрашивал 5 лет лишения свободы).

Кроме того, обвиняемых обязали выплатить штрафы на общую сумму более 73 тысяч рублей.

Приговор не вступил в законную силу и может быть обжалован.

Суд над «делом десяти» начался 25 апреля. Традиционно он проходил в закрытом режиме. Все фигуранты признаны политзаключенными.

За что судили Марфу Рабкову и еще девять человек

10 человек обвиняли в создании и участии в анархистских группах «Революционное действие», «Народная самооборона», «Революцiйна дiя» с 2016 по 2020 годы. По информации правозащитников, дело насчитывало 160 томов.

Трех обвиняемых, в том числе Марфу, Следственный комитет характеризовал как «организаторов и руководителей ряда организованных преступных групп, имевших автономные ячейки в регионах Беларуси со своими лидерами».

Обвинения каждому из фигурантов были предъявлены разные. В зависимости от роли фигурантам вменяли от двух до десяти статей УК:

  • ч. 1, 2 и 3 ст. 293 (Организация массовых беспорядков);
  • ч. 1. ст. 342 (Организация групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок);
  • ч. 3 ст. 361 (Призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь с использованием средств массовой информации или глобальной компьютерной сети интернет);
  • ч. 1 и 3 ст. 361−1 (Создание экстремистского формирования и участие в нем);
  • ч. 1 и 2 ст. 285 (Создание преступной организации и участие в ней);
  • ч. 1 ст. 130 (Разжигание иной социальной вражды или розни);
  • ч. 2 и 3 ст. 339 (Злостное хулиганство);
  • ст. 341 (Осквернение сооружений и порча имущества);
  • ч. 3 ст. 218 (Умышленные уничтожение либо повреждение чужого имущества, совершенные организованной группой);
  • ч. 2. ст. 295−3 (Незаконные действия в отношении предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ, совершенные группой лиц).

Напомним, Марфа Рабкова находится в СИЗО с 17 сентября 2020 года. В рамках своей правозащитной деятельности Марфа Рабкова и Андрей Чепюк вместе с волонтерами «Весны» наблюдали за проведением мирных собраний, активное участвовали в кампании независимого наблюдения «Правозащитники за свободные выборы», документировали свидетельства пыток и других жестоких видов обращения в отношении задержанных участников акций протеста, помогали родным политзаключенных.