Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Как связаны заявление Медведева о «русской» Одессе и угроза аннексии Приднестровья, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  2. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  3. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  4. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  5. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  6. Лукашенко усилил агрессивную военную риторику. Спросили у экспертов, действительно ли ему нужна война
  7. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  8. Угадайте, сколько зарабатывает гендиректор государственного завода. Узнали зарплаты топ-менеджеров
  9. Как закрытие Литвой еще двух погранпунктов с Беларусью отразится на пассажирских перевозках (уже влияет). Поговорили с перевозчиками
  10. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  11. СК начал спецпроизводство в отношении девяти белорусов. Их хотят заочно судить по «народной статье»
  12. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  13. «Город на ушах стоит». Что будет, если через TikTok пожаловаться Лукашенко на невыплату зарплат (работники этого предприятия проверили)
  14. «Вплоть до увольнения». Поговорили с белорусами, которых заставили проголосовать досрочно
  15. «С Днем защитника отечества!» ВСУ опять сбили российский А-50
  16. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом


Суд 6 сентября вынес приговор правозащитнице Марфе Рабковой и еще девяти молодым людям, проходящим с ней по одному делу, пишет правозащитный центр «Весна».

Фото: spring96.org
Фото: spring96.org
  • Александру Францкевичу — 17 лет (прокурор запрашивал 17 лет лишения свободы);
  • Ахикиро Гаевскому-Ханада — 16 лет (прокурор запрашивал 16 лет лишения свободы);
  • Марфе Рабковой — 15 лет (прокурор запрашивал 15 лет лишения свободы);
  • Алексею Головко — 12 лет (прокурор запрашивал 12 лет лишения свободы);
  • Павлу Шпетному — 6 лет (прокурор запрашивал 6 лет лишения свободы);
  • Никите Дранцу — 6 лет (прокурор запрашивал 6 лет лишения свободы);
  • Александру Козлянко — 6 лет (прокурор запрашивал 6 лет лишения свободы);
  • Андрею Чепюку — 6 лет (прокурор запрашивал 6 лет лишения свободы);
  • Андрею Марачу — 5 лет (прокурор запрашивал 5 лет лишения свободы);
  • Даниилу Чулю — 5 лет (прокурор запрашивал 5 лет лишения свободы).

Кроме того, обвиняемых обязали выплатить штрафы на общую сумму более 73 тысяч рублей.

Приговор не вступил в законную силу и может быть обжалован.

Суд над «делом десяти» начался 25 апреля. Традиционно он проходил в закрытом режиме. Все фигуранты признаны политзаключенными.

За что судили Марфу Рабкову и еще девять человек

10 человек обвиняли в создании и участии в анархистских группах «Революционное действие», «Народная самооборона», «Революцiйна дiя» с 2016 по 2020 годы. По информации правозащитников, дело насчитывало 160 томов.

Трех обвиняемых, в том числе Марфу, Следственный комитет характеризовал как «организаторов и руководителей ряда организованных преступных групп, имевших автономные ячейки в регионах Беларуси со своими лидерами».

Обвинения каждому из фигурантов были предъявлены разные. В зависимости от роли фигурантам вменяли от двух до десяти статей УК:

  • ч. 1, 2 и 3 ст. 293 (Организация массовых беспорядков);
  • ч. 1. ст. 342 (Организация групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок);
  • ч. 3 ст. 361 (Призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь с использованием средств массовой информации или глобальной компьютерной сети интернет);
  • ч. 1 и 3 ст. 361−1 (Создание экстремистского формирования и участие в нем);
  • ч. 1 и 2 ст. 285 (Создание преступной организации и участие в ней);
  • ч. 1 ст. 130 (Разжигание иной социальной вражды или розни);
  • ч. 2 и 3 ст. 339 (Злостное хулиганство);
  • ст. 341 (Осквернение сооружений и порча имущества);
  • ч. 3 ст. 218 (Умышленные уничтожение либо повреждение чужого имущества, совершенные организованной группой);
  • ч. 2. ст. 295−3 (Незаконные действия в отношении предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ, совершенные группой лиц).

Напомним, Марфа Рабкова находится в СИЗО с 17 сентября 2020 года. В рамках своей правозащитной деятельности Марфа Рабкова и Андрей Чепюк вместе с волонтерами «Весны» наблюдали за проведением мирных собраний, активное участвовали в кампании независимого наблюдения «Правозащитники за свободные выборы», документировали свидетельства пыток и других жестоких видов обращения в отношении задержанных участников акций протеста, помогали родным политзаключенных.