Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Большой госдолг, рост расходов на национальную оборону и инфляция выше прогнозируемой. Изучили бюджет на 2023 год
  2. Чешский был на грани исчезновения, иврит — фактически мертв. Рассказываем, как погибали языки разных народов и как их спасали
  3. В Латвии скандал из-за ограждения на границе с Беларусью. Несколько чиновников пойдут под суд — в чем их обвиняют
  4. Мобилизованные россияне все чаще отказываются воевать, РФ занимается реструктуризацией армии. Главное из сводок
  5. В Беларуси пересмотрели «завышенные» требования к годности призывников. Теперь десантником можно стать при весе до 100 кг
  6. Минфин предупредил про резкий рост ставок акцизов на сигареты и алкоголь. За этим последует повышение розничных цен
  7. СМИ Зимбабве выдвинули версию, зачем Лукашенко приезжал в их страну
  8. Выпускник БГУИР выиграл более 3 млн долларов на престижном турнире по покеру
  9. «Наша Ніва»: Телеграм-канал силовиков, где публикуют «покаянные» видео задержанных, случайно выдал своих админов


К 26 годам минчанка Анна создала небольшой, но успешный бизнес в Москве. Шапки из ее коллекции носили не только обычные горожане, но даже Вера Брежнева и Анна Хилькевич. Белоруска гордилась собой как предпринимателем, но свою внешность ненавидела. К тому моменту ее вес был около ста килограммов. Никто не знает, как бы развивалась эта история, если бы Анна не попала в книжный клуб, где читали и разбирали литературу по философии. Блог «Отражение» публикует один из самых необычных рассказов о похудении. Мы перепечатываем этот текст.

Фото: социальные сети
На снимке слева Анне 25 лет, ее вес около 100 килограммов. Справа — 30 лет, вес — около 60 килограммов. Фото: социальные сети

Анне 31 год. Она родилась в Минске, построила небольшой бизнес в Москве, а потом влюбилась и отправилась к парню в Тбилиси. Через четыре года «отношения себя исчерпали». В сентябре девушка прилетела к родителям в Беларусь и сейчас решает, в какой бы еще стране ей пожить. Тем более профессия позволяет: Анна занимается маркетингом в соцсетях, консультирует мечтающих открыть свое дело и учится на психолога. В последнюю из сфер ее привела личная история. Пока разбиралась с лишними килограммами, поняла, как много людей затрагивает такая проблема, и захотела им помочь.

Для самой Анны эта жизненная задача уже решена. При росте 170 сантиметров ее вес около 60 килограммов. Instagram девушки наполнен сотнями снимков, хотя еще лет шесть назад она предпочитала оставаться «закадровым кардиналом». Даже отказывалась от конференций и мероприятий, на которые ее приглашали выступить по работе.

— Мне было стыдно, что я такая огромная, — вспоминает она. — Мой бизнес развивался, и чем успешнее я становились, тем больше ела. Казалось, только так я могу справиться с ответственностью, которая на меня свалилась.

«Спасательным кругом» еда стала для Анны с 6 лет. Тогда у нее родился младший брат, все внимание родителей было направлено на него. Девочке стало казаться, что она никому не нужна. Внутреннюю пустоту заполняла едой: открывала холодильник, брала оттуда всего по чуть-чуть и порой наедалась так, что болел желудок. От сильного насыщения становилось теплее и спокойнее. Хотелось полежать — и все.

— Когда я была в 3−4 классе, мы с семьей жили на севере России. В этот период два одноклассника стали меня буллить. Называли «баржей», говорили, что я как огромный самолет. Сначала я пыталась давать отпор, но потом замолчала. Это меня сильно ранило и порождало во мне много стыда, — описывает ситуацию собеседница. — Мне хотелось спрятаться, укрыться. Я брала перекус и закрывалась в комнате. Там я чувствовала себя безопасно и заедала злость, которую не могла выместить.

Себя в тот период Анна называет «пухленькой», но тут же уточняет: «все было не критично».

— У меня были стройные ноги, тонкие руки, но огромный живот. Он начинался из-под груди и висел словно шарик, — говорит собеседница. — Одноклассницы носили на физкультуру топики, а мы с мамой искали по магазинам самые широкие футболки, которые только можно было купить. Помню, как рыдала в примерочной, а мама меня успокаивала. Как-то она сказала: у всех папиных сестер есть животы, ты, наверное, пошла в них. Я часто фиксировалась на животе. Казалось, мое детство — это постоянная история про то, как спрятать живот.

Когда Анна перешла в 9 класс, ее семья снова вернулась в Минск. В новой школе ее хорошо приняли, и это сняло стресс. В тот период девушка вытянулась, попробовала держать с мамой посты и заметно постройнела.

— Живот спал, но началась другая проблема: появилась потребность постоянно худеть. С 9 класса до 1 курса я, кажется, перепробовала все возможные диеты, — рассказывает Анна. — Думаю, из-за буллинга, когда мне говорили, что я не такая, я стала искать образ того, какой должна быть. Тогда начиналась «Фабрика звезд», из каждого утюга звучали Бритни Спирс, Кристина Агилера. Они были стройными, с плоскими животами, и я думала, что тоже должна стать такой, иначе не видать мне в жизни счастья. И хотя в тот момент парни уже проявляли ко мне интерес, мне казалось, я никому не нравлюсь. А тех, кому я нравилась, считала недостойными меня. Я жила какой-то отложенной жизнью, которая, думала, наступит, когда будет достигнут идеал тела.

— Родители это замечали?

— Да, папа постоянно говорил: «Ешь все, но в меру», но эти слова были для меня ни о чем. Я не знала, что такое мера, и ела либо мало, либо все подряд.

«Когда я ела, снижались страхи и тревога, и мне 15−20 минут было нормально»

После школы Анна поступила на машиностроительный факультет БНТУ. К тому моменту она еще похудела и в вуз, шутит, пришла с ощущением «Я — королева». Парни задаривали ее цветами. Был случай, когда на паре она жаловалась одногруппнику. Говорила, что ей не нужно столько кавалеров, не понимала, зачем они все за ней ходят, но продолжала сидеть на диетах.

Скриншот из видео Анны в социальных сетях
Анна в 2019 году в джинсах, которые носила до похудения. Скриншот из видео Анны в социальных сетях

— Я хорошо училась и очень старалась получить «автомат» по истории Беларуси. Все-таки на тот период большую часть жизни я прожила в России, и сдать этот предмет мне было очень сложно. Считай, на каждую пару я готовила доклады. Преподаватель говорил, все будет хорошо, но в итоге мне пришлось отвечать, — продолжает Анна. — После этого у меня случилось разочарование в системе образования. Я решила, что пойду работать и параллельно с университетом устроилась в магазин мебели. У меня появились личные деньги, я поняла, что могу покупать любую еду, которую хочу. Я набирала конфет M&M's, чипсов, газировки, шла к себе в комнату и тайно ела.

— Тайно?

— Мне было стыдно показать окружающим, сколько я ем.

— Почему первые деньги вы стали тратить на еду?

— Сначала я собиралась покупать на них красивую одежду. Думаю, у меня появилось ощущение, что я могу позволить себе все что хочу. В детстве родители не разрешали есть много сладостей. Теперь же все стало иначе. И я без конца хотела убеждаться: я могу есть безлимитно.

Но стоит сделать оговорку. На вкусняшки Анна тратила не все. На третьем курсе, когда она уже подрабатывала в баре кинотеатра, девушка отучилась на фотографа. Купила себе нужную технику и стала заниматься фотосъемкой. А еще дважды съездила на каникулах в Европу. Все это за свои деньги.

— И все же с тех пор еда стала для меня лучшим другом. Посмотреть кино с едой, погрустить с едой (у меня как раз случилась безответная любовь), — перечисляет Анна. — Когда я ела, снижались страхи и тревога, и мне 15−20 минут было нормально. К окончанию университета я весила 75 килограммов. Это плюс 15 к тому, что было на первом курсе.

— Как окружающие реагировали на то, что вас становилось больше, ведь никто не видел, как вы едите?

— Я много читаю, люблю повеселиться, со мной людям интересно. Мы не говорили про мои килограммы. Да и вообще у меня было очень безопасное окружение. Мы просто кайфовали от общения вместе.

«Как-то я случайно стала на весы, они показали 102 килограмма»

На пятом курсе Анна поняла, что не хочет после выпуска идти на завод, и решила, что ей нужно свое дело. Стала определяться, какую бы нишу занять. Ее мама всегда вязала шапки. Дочке они очень нравились, и девушка подумала: «Всем нужны шапки, как у моей мамы».

Фото: социальные сети
Несколько лет вес Анны держится на уровне 60 килограммов. Фото: социальные сети

— У меня было 500 долларов, которые я решила вложить в свой проект. Нашла вязальщиц и попросила их связать мне определенные модели шапок и шарфов. Сложила все это в большую клетчатую сумку и поехала строить бизнес в Москве, — вспоминает Анна, с чего все началось. — Свой товар я продвигала через Instagram. Изначально дела не ладились. К этим неудачам добавились еще и бытовые сложности. Первый месяц я жила у друзей родителей. А потом они попросили покинуть квартиру, и я надолго поселилась в хостеле рядом с Красной площадью. Работала курьером, фотографом, изучала соцсети, ходила на бизнес-обучение.

Через полгода доход от шапок сильно вырос. Анна придумала свою линейку головных уборов и шарфов. Теперь уже их отвязывали не только местные мастерицы, но и на производстве: девушка заказывала партии товара.

— В какой-то момент мои шапки были у Анны Хилькевич, Веры Брежневой и других известных мам-блогеров, — говорит она, уточняя, что это совсем другая история. — Когда я начинала, не знала, сколько должен стоить мой товар, поэтому цену единицы заложила такую, чтобы выжить. В итоге маржа составляла 200 процентов. Почти все заработанное я инвестировала в дело.

Три года осенью и зимой Анна занималась шапками, а летом и весной — фотосессиями. Потом она завела свой блог, где рассказывала, как начала свой проект, и стала консультировать людей, мечтающих открыть свое дело.

— Когда финансы позволили, я съехала с хостела в квартиру — и тут я начала расти как на дрожжах. Чем успешнее я становилась, тем больше становился мой вес, — вспоминает Анна. — Думаю, психика просто не выдерживала масштаб, который я замутила. Из-за большого количества клиентов, задержек с поставками я постоянно стрессовала. Еда помогала мне успокоиться. Плюс на тот момент я уже хорошо зарабатывала, с коллегами и друзьями мы много ходили по ресторанам. Я уважала себя, как профессионала, но ненавидела свое тело.

В 25 лет вес Анны превысил «сотку».

— У подруги, с которой я жила, были весы. Как-то я случайно на них стала, они показали 102 килограмма, — вспоминает собеседница. — От увиденного я начала еще больше себя ругать и ненавидеть.

— А делать что-то пробовали?

— Да! Каждый понедельник я начинала новую жизнь, но моего энтузиазма хватало до вечера. Я купила годовой абонемент, но в зал ходила недолго. Носила лосины для жиросжигания. Потела в них, падала в обмороки, а потом снова наедалась. Казалось, это замкнутый круг. При этом из-за работы жизнь была настолько насыщенной, что у меня не хватало времени остановиться и подумать, что со мной происходит. Я просто как шарманка повторяла: «Я жирная, я страшная». И сильнее концентрировалась на бизнесе.

«Пришло понимание, если я что-то не изменю, то угроблю свое тело»

В 26 лет Анна попала в книжный клуб, где читали и обсуждали книги по философии.

Фото: социальные сети
Два с половиной года девушка занимается пилатесом. Фото: социальные сети

— Через призму разных философских мыслей мы говорили про вес, успех, и я стала задумываться о том, что со мной происходит. Начала понимать причины, почему я переедаю и почему такая большая, — говорит собеседница. — Пришло понимание, если я что-то не изменю, то угроблю свое тело. Попробовала по чуть-чуть сокращать порции, смотреть, что я ем. К спорту у меня было жесткое сопротивление, поэтому решила не насиловать себя и просто много гуляла.

А дальше звезды совпали. По работе Анне пришлось обратиться к психологу. Обсуждая вопросы в делах, специалист периодически подкидывала клиентке интересные мысли по поводу веса и принятия себя. Анна что-то читала, делала какие-то выводы, а лишние килограммы медленно уходили. За полтора года девушка похудела до 85 килограммов и влюбилась.

— Впервые в жизни я поняла, что меня любят за то, какая я есть. Этот человек дал мне понять, что все со мной в порядке. Его любовь и забота, а также изучение того, как работает наше сознание, помогли мне уйти от привычки снимать стресс едой, — описывает тот период собеседница. — Я еще раз пересмотрела свой рацион. Очистила его от очевидно вредных продуктов. Например, перестала набиваться хлебом, ограничивалась кусочком в день. Ела много овощей, а сладости заменила на горький шоколад. Но главное, я поняла, что еда не самое важное в жизни, и если ты сконцентрирован только на ней, пропускаешь много интересного.

В 28 лет Анна весила уже 60 килограммов. При этом висящей кожи, как у многих худеющих, у девушки не было. Несмотря на то, что она не ходила в спортзал.

— Как бы удивительно это ни звучало, но все в порядке, — говорит она. — Мой вес снижался около трех лет, поэтому кожа постепенно приходила в норму. Конечно, у меня есть растяжки в виде белых рубцов, но они меня не смущают. Наоборот, это еще раз доказывает, что тело всегда на нашей стороне, если мы к нему относимся бережно и с любовью.

Многие, когда встречали Анну после похудения, спрашивали, как это возможно. Все ждали какую-то волшебную историю о том, как она трудилась и случилось чудо. Но такого не было.

 — Мой путь лежал через психологию, — улыбается Анна. — Я разобралась с тем, что меня сильно травмировало и заставляло тянуться к холодильнику. Мой путь долгий и осознанный. Теперь когда у меня случается стресс, я не стремлюсь его заесть.

— Даже когда расстались с парнем?

— Да, у меня изменилось переживание стресса. Уже четыре года мой вес держится на одном уровне. Для человека, у которого в прошлом было расстройство пищевого поведения, это хороший результат.

— Как еще стала меняться ваша жизнь с потерей килограммов?

— Поменялась моя вера в себя и активность. Я работаю в соцсетях. Раньше думала, как за 30 минут эфира не задохнуться, а сейчас мне хватает сил на три часа. Появилась жажда жизни — и это классное ощущение. А еще два с половиной года назад я открыла для себя пилатес. Занимаюсь регулярно и рекомендую всем, кто не чувствует тяги к тренажерному залу.

— Ваша фигура не стала похожа на тело Бритни Спирс и Кристины Агилеры, на которых вы равнялись подростком. Вас это огорчает?

— Нет (смеется). Я даже не думала про это. Это что-то не про меня.

— Что бы вы сказали девушкам и женщинам, которые делают все, чтобы быть похожими на людей с обложки?

— Есть каноны женственности и сексуальности — это большие общественные идеи, которые сильно влияют на нас. Особенно на женщин. Когда тебе 500 раз покажут обложку Cosmopolitan, где изображены девушки одинаковой стройности, принятой за эталон, женщина других параметров будет думать: «Я какая-то не такая». И не сможет себя любить. Нужно взрастить в себе много внутренней силы, чтобы давать этому отпор. Это большая работа, особенно если у женщины нет поддержки. Я с этим справилась, потому что мне помог молодой человек, подруги, плюс то, что я пошла учиться на психолога. Мой совет — создавайте вокруг себя столпы, на которые можете опереться.