Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Путин: Только половина мобилизованных находятся в зоне «СВО». Разговоры о дополнительной мобилизации не имеют смысла
  2. Отца Александры Герасимени не будут судить за призывы к санкциям. Суд ошибся в расписании
  3. Нацбанк исключает евро из корзины иностранных валют
  4. «Будем создавать политический субъект». «Киберпартизаны» и полк Калиновского объявили о совместной политической деятельности
  5. В Беларуси проверяют систему реагирования на акты терроризма
  6. Экс-министр лесного хозяйства Дрожжа получил взятку 30 тысяч долларов от представителя иностранной фирмы. Деньги передавали через сестру
  7. Испания проиграла Марокко, не реализовав ни одного пенальти. Главное о матчах 1/8 финала футбольного чемпионата мира
  8. «Я думал — это же земляки, белорусы, как они могут быть такими?» Монологи бывших политзаключенных о том, как людей «лечат» за решеткой
  9. «Русские не отчаиваются — самогон у местных покупают». Поговорили с жительницей оккупированного Бердянска — о военных РФ и ожидании ВСУ
  10. Вместо политзаключенного Алеся Беляцкого на вручении Нобелевской премии выступит его жена. Туда пригласили и Тихановскую
  11. «Когда началась война, никто из белорусских чиновников не написал». Интервью с главой Ровенской области
  12. Практически не спала в ШИЗО, теряла сознание. В штабе Бабарико рассказали, что предшествовало госпитализации Колесниковой
  13. Рост недовольства среди белорусских военных, вторая волна мобилизации и авторитет Кремля. Главное из сводок на 287-й день войны
  14. Власти готовятся к наступлению российских войск на Украину? Юрист прокомментировал, о чем говорят новые дополнения в Уголовный кодекс
  15. Власти обсуждают вопрос белорусского языка и латинки в транслитерации географических названий
  16. Удары по тыловым российским аэродромам и более 60 сбитых ракет из 70 выпущенных по Украине. Главное из сводок штабов
  17. Путин заявил, что угроза ядерной войны в мире нарастает, но «Россия исходит из концепции ответно-встречного удара»
  18. «Зачем всех вызывают в военкомат?» Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  19. Получивший оперный «Оскар» белорусский дирижер — об отъезде из России, увольнении из Минска в 2020-м и работе в Одессе во время войны
  20. К захвату объектов в Украине планировали привлечь и белорусов? Британские аналитики рассказали, как Кремль хотел выиграть войну
  21. Дроны бьют по важнейшим авиабазам России вдалеке от границы. Рассказываем, как такое возможно
  22. Для предпринимателей хотят заметно поднять один из основных налогов и ввести другие новшества


Знаете ли вы, чем сейчас занимаются ваши однокурсники из университета? Выпускник стоматологического факультета БГМУ Александр решил узнать, где сейчас его однокурсники, и провел мини-исследование. Результатами он поделился с «Зеркалом».

Фото используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

«Настроенных бросать профессию было очень мало»

Александр учился на стоматологическом факультете в БГМУ с 2014 по 2019 год. Потом была интернатура, а после — работа в поликлинике. Вспоминает, что, когда только пришел в университет, и он сам, и его однокурсники сидели на занятиях с горящими глазами:

— Всем нравилась стоматология, мы были в приподнятом настроении. Многие говорили, что будут пробовать уезжать за границу, но настроенных бросать профессию было очень мало. Ближе к третьему курсу часть разочаровалась: «Не буду заниматься стоматологией», «Куда я вообще попал». Дело в том, что на момент поступления у ребят все в розовых красках. А потом оказывается, что стоматология — это сложно, много чего нужно знать и уметь. К тому же, после выпуска молодых врачей часто сразу бросают на полный рабочий день, не подсказывая и не помогая. Это нередко убивает все желание.

На растущее недовольство влияли и зарплаты в отрасли. Александр вспоминает: в интернатуре получал 500 рублей, на полноценной работе первая зарплата была 600. Правда, он отмечает, что доходы растут со временем: увеличивается стаж, есть возможность работать в частных структурах.

— Интерес к профессии размер зарплаты сильно подрывал, конечно, — говорит наш собеседник. — Но никто с моего курса не отчислялся. Не хотелось уходить на полпути. Многие хотели закончить, а дальше думать, что делать.

В августе молодой человек уволился, почти сразу уехал за границу, сейчас работает врачом-ассистентом и подтверждает свой диплом. Признается, что в Беларуси надоело все. И работа, и обстановка в стране.

— Я выходил на митинги в 2020 году. И в последнее время ложился спать с мыслью: «А вот завтра ко мне придут», — объясняет Александр. — Плюс я периодически смотрю государственные телеграм-каналы, чтобы быть в курсе происходящего. И недавно там было «покаянное» видео с врачом-стоматологом из Волковыска. Ее задерживали прямо во время приема. Говорят, она даже не успела закончить работу с пациентом. И в такой обстановке психологически очень тяжело.

Александр уезжал довольно спешно, поэтому резюме писал уже после отъезда. Тогда же разослал его в клиники и начал получать лицензию. Но, по его словам, многие врачи делают иначе: учат польский (это самое популярное направление для белорусских медиков) и еще будучи в Беларуси составляют резюме, находят место и потом едут.

— Находясь какое-то время за границей и общаясь с людьми, могу сказать, что все очень хвалят белорусов. Например, в Польше говорят, что белорусские врачи намного внимательнее относятся к своей работе, — рассказывает молодой человек.

Фото: TUT.BY
Вход в здание Белорусского государственного медицинского университета. Фото: TUT.BY

«Среди тех, кто остался в стране, довольных зарплатой нет»

После отъезда за границу Александру стало интересно: кто из однокурсников чем занимается. Начал интересоваться и незаметно опросил практически весь курс — 114 человек. Не смог отыскать Александр только двоих. Они были родом из Украины. Ни контактов, ни людей, с которыми они общаются, молодой человек не нашел.

— Говорил не со всеми, конечно, в основном искал людей из группы и спрашивал про остальных. Оказалось, что многие до сих пор общаются и встречаются, чему я удивился, — описывает свое мини-исследование собеседник.

Удивила и полученная информация. Например, спустя три года оказалось, что часть людей разбросало по стране, но при этом много кто работает в Минске. Так, больше 50 человек из 144 продолжают работать в Беларуси. При этом Александру удалось узнать, что в Минске работает 14 его однокурсников, а в регионах — 13 человек.

— Среди тех, кто остался в стране, довольных зарплатой нет. Возможно, пройдет год-два, они устроятся в частные медцентры, и довольных будет больше, — предполагает медик. — Дело в том, что сразу после университета ты не можешь пойти в частную структуру, для этого по закону нужна первая категория. А ее можно получить только имея три года стажа непрерывной работы без учета интернатуры. Понятное дело, многие выкручиваются, кто-то подрабатывает ассистентом, кто-то ищет и не совсем легальные пути заработать.

За три года после окончания учебы 24 человека с курса Александра уже уехали за границу или планируют это сделать. Причем большинство выбирает Польшу — таких 13 человек. Еще четыре девушки работают в России, а один парень сейчас в Израиле.

— Несколько человек уехали во Францию, одна — в США. Еще один однокурсник выиграл грин-карту, но он вряд ли будет в Штатах работать стоматологом, потому что там очень сложно подтвердить диплом. Рассказывал, что скорее рассматривает айтишку, — уточняет собеседник.

Фото: TUT.BY
Акция солидарности медиков больницы № 1 в Минске, 13 августа 2020 года. Фото: TUT.BY

По словам Александра, работать за границей для многих в первую очередь выгоднее в финансовом плане. Он приводит в пример своего знакомого, который в Польше за неполную рабочую неделю получает 2,5 тысячи долларов.

— Из них примерно 500 он отдает на аренду квартиры, около 300 идет на продукты, а все остальное уже на себя, на саморазвитие, — описывает медик. — В том числе появляется возможность покупать книги по стоматологии, которые стоят безумных денег. Но читать нужно, это медицина, все постоянно меняется. А как можно развиваться в Беларуси, если тебе заплатили 1200, из которых 500 ты потратил на продукты, а все остальное уходит на аренду? И вообще хочется пожить: путешествовать, иметь возможность выпить кофе и сводить девушку на свидание. Конечно, когда это прочитают мои бывшие заведующие и главврач, они скажут: «А что он хотел, чтобы на одной ставке было немерено денег? Никогда такого не будет». При этом заведующая, которая работает с бумагами и изредка принимает пациентов, получает в три-четыре раз больше.

На почти 30 однокурсников Александра, перебравшихся за границу, есть одна девушка, которая уехала в Польшу, а потом вернулась в Беларусь, так как ей там не понравилось.

— Надо понимать, что переезд в другую страну — это всегда тяжело, ты едешь в никуда, а неизвестность пугает, — комментирует молодой человек. — И есть люди, которые этого не выдерживают. Но таких единицы.

На одном курсе с Александром училась Алана Гебремариам. В 2019 году девушка баллотировалась в Палату представителей, в 2020-м вошла в Координационный совет и стала представительницей Светланы Тихановской по делам молодежи. В мае 2021 года девушке присудили 2,5 года колонии по «делу студентов», правозащитники признали Алану политзаключенной.

— Мы с ней особо не общались, разве что проходили практику в одной поликлинике. Я написал ей пять писем, решил, что Алане будет приятно, что о ней помнят. Но ни на одно не пришел ответ. Наверное, не дошли, — рассказывает собеседник. — Еще одна девушка с нашего курса, Настя, ушла в монастырь. Она была достаточно своеобразной и экстраординарной личностью еще в годы учебы. Почему и как она решила пойти туда, не могу сказать, я с ней связи не поддерживал.

— Две девушки, с которыми мы учились, погибли, грустно продолжает Александр. — Ангелины не стало еще на пятом курсе: она поехала с друзьями в Карпаты на сплав, и машина сорвалась. Вторая, Лена, ехала с мамой домой на Рождество, а на встречу выехал пьяный водитель, и они все разбились.

Еще 11 человек, вместе с которыми наш читатель получал диплом, ушли из профессии. Четверо из них и вовсе уехали из страны:

— Те, кто уходил в айтишку, мне говорили, что не хотели оставлять медицину. Но давление со стороны администрации и пациентов очень сильно меняет приоритеты. Например, одну мою знакомую буквально выдавили из стоматологии. Она довольно чуткая, а на нее постоянно капали: ты все плохо делаешь, у тебя ничего не получается. В конце концов она ушла.

Фото: pixabay.com
Врач-стоматолог, фото используется в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com

«Неудивительно, что люди уезжают и бросают профессию»

— Разговаривая с ребятами, я был в шоке. Не могу сказать за всех, но было очень много людей, которые не хотели уезжать. Про многих я бы никогда не подумал, что они уедут из страны или уйдут из профессии, — делится Александр. — Только за эти три года переехали 24 человека, а будет еще больше. Кто-то уже точно уезжает в ноябре, кто-то уволился и думает переезжать, кто-то дорабатывает контракт и не знает, что делать дальше. Лучше не становится. Я понимал, что многие бросят работать, но чтобы настолько…

Впрочем, и свой отъезд собеседник называет скорее вынужденным. Признается: планировал остаться в Беларуси, через год получить первую категорию и идти работать в частную структуру. Но все факторы сложились вместе: и невысокая зарплата, и отношение со стороны руководства, и политическая ситуация.

— Государственная медицина отобьет желание у любого. Поэтому неудивительно, что люди уезжают и уходят из медицины, — заявляет молодой человек. —  Единственное, что очень удивило: есть девушка, у которой родители достаточно успешные стоматологи. Но она все равно бросила медицину. Дело в том, что в стоматологии тяжело первое время, пока нет стажа, нет своих пациентов. Но когда у тебя есть знакомые в этой сфере, они могут рассказать все это и поддержать. И если даже такие люди бросают профессию, то не знаю, что будет дальше…