Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. На госТВ отчитались о задержании брестчанина и двух россиян — утверждается, что они готовили теракты на российской железной дороге
  2. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  3. В России в Дагестане совершили несколько нападений: обстреляли синагогу, церковь и полицию. Есть жертвы
  4. «Есть за что». Удивительное дело: министр спорта Беларуси покритиковал соревнования в России, где у наших атлетов ведра медалей
  5. Попал под санкции, но купается в роскоши. Чем владеет один из «кошельков» Лукашенко и его семья (впечатлительным лучше не смотреть)
  6. С 1 июля заработает очередное изменение на автомобильном рынке
  7. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа
  8. Украинский Генштаб сообщает о тяжелых боях на востоке страны. Аналитики предупреждают, что именно там Россия может наступать летом
  9. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске


Сто девяносто семь лет тюрьмы на 12 человек. Главному обвиняемому — 25 лет заключения. Это приговоры волковысскому предпринимателю Николаю Автуховичу и его знакомым и соратникам, или «террористической группировке Автуховича», как их назвала белорусская власть. Приговоры были вынесены 17 октября. Мы не знаем, за что именно осудили этих людей, что они сделали, а чего не сделали, и было ли доказано хоть одно из обвинений в суде, поскольку он проходил крайне непублично, а в последний месяц — и вовсе в закрытом режиме. Одно известно точно: от действий так называемых «террористов» никто не погиб и даже не пострадал. Но это не остановило судью от вынесения самых драконовских приговоров, которые когда-либо присуждались в независимой Беларуси по политическим мотивам. Кто эти люди, которых пытаются преподнести жестокими террористами, хотевшими разрушить белорусское государство? За что они получили огромные сроки? Как проходил суд? «Зеркало» решило напомнить читателям их историю.

Николай Автухович. Фото sb.by
Николай Автухович во время суда. Фото sb.by

Осенью 2020 года на фоне протестов в Гродненской области стали происходить и другие необычные для Беларуси события. В начале октября в Волковыске загорелся дом и машина участкового, в ноябре в Гродно взорвалась машина еще одного милиционера. А 8 декабря на госТВ рассказали о задержаниях членов «группы Автуховича», которая якобы стояла за поджогами.

Кроме 59-летнего волковысского предпринимателя и активиста Николая Автуховича, фигурантами дела стали (возраст указан на момент вынесения приговора):

  • 46-летняя подруга Автуховича, Ирина Горячкина из Волковыска,
  • 54-летний настоятель храма святого Архангела Михаила в агрогородке Степанки Жабинковского района Сергей Резанович, его 57-летняя жена Любовь Резанович и 29-летний сын Павел Резанович,
  • мать и сын из Бреста — 67-летняя Ирина Мельхер и Антон Мельхер, которому на днях исполнится 29,
  • 60-летняя пенсионерка из агрогородка Обухово Галина Дербыш,
  • 56-летняя политическая активистка и зоозащитница из Минска Ольга Майорова,
  • 34-летний Виктор Снегур из агрогородка Глушковичи Лельчицкого района,
  • 48-летний Павел Сава из Волковыска,
  • Артур Попок из деревни Оленец Сморгонского района, ему около 52 лет, он находится в розыске.

Резановичи, Мельхеры и Горячкина были задержаны одновременно с Автуховичем, остальные немного позже. Все, кроме Артура Попка, который находится в розыске, пошли под суд. Потом в суде Автухович несколько раз будет пояснять, что люди, оказавшиеся вместе с ним на скамье подсудимых, просто его знакомые, а не соратники.

 — В обвинении есть часть правды, но она не касается людей, которые сидят со мной здесь, — говорил активист. — А все, что со мной происходит, — из-за того, что власти не нравится моя гражданская позиция.

В чем обвиняли Автуховича и его соратников

По версии Генпрокуратуры, в ночь с 1 на 2 октября 2020 года обвиняемые при помощи зажигательной смеси подожгли автомобиль Audi 80 и одноэтажный жилой дом в Волковыске, принадлежавшие сотруднику милиции — участковому Волковысского РОВД Виктору Лутченко.

Фото СК
Пожар в доме участкового Виктора Лутченко, ночь с 1 на 2 октября 2020 года. Фото: МЧС

Впоследствии имущественный вред оценят в 44 тыс. рублей, а еще 15 тысяч участковый запросит за моральный ущерб. В интервью БТ Лутченко говорил, что не знает, за что ему подожгли дом, но сам же связывал это со своими действиями в 2020 году, когда он как милиционер выходил к протестующим, а затем свидетельствовал против них в суде.

В ноябре 2020 года, согласно материалам дела, «группа Автуховича» изготовила самодельное взрывное устройство и взорвала в Гродно автомобиль Skoda Octavia сотрудника милиции, были повреждены и машины рядом.

Фото СК
Сгоревшая Skoda Octavia, принадлежавшая второму милиционеру, ноябрь 2020. Фото: Следственный комитет

Дом волковысского милиционера был недостроенным и пустым, автомобили также стояли пустыми на парковке ночью. Соответственно, никто не пострадал. Тем не менее эти деяния объявили терроризмом, и уголовное дело, изначально возбужденное следствием по вполне подходящей статье «Умышленное повреждение имущества, совершенное общеопасным способом», Генпрокуратура переквалифицировала на «акт терроризма».

Уже через два месяца после ареста «группы Автуховича» на ОНТ вышел двухсерийный фильм «Тротил протеста». Там фигурантам «вынесли» новые обвинения: якобы эта «банда» и «террористическая группировка» привозила в Беларусь оружие и взрывчатку из Украины и готовила теракты.

Тротил, якобы незаконно привезенный группой Автуховича. Фото: t.me/ATN_BTRC
Тротил, якобы привезенный группой Автуховича незаконно. Фото: t.me/ATN_BTRC

Подробности и полный состав обвинения выяснились лишь спустя почти полтора годас момента начала суда.

Общий список статей выглядел так:

  • создание преступной организации и участие в ней по чч. 1−3 ст. 285 УК;
  • покушение на захват государственной власти неконституционным путем по ч. 1 ст. 14 и ч. 2 ст. 357 УК;
  • измена государству по ч. 1 ст. 356 УК (инкриминировано только Автуховичу);
  • разжигание иной социальной вражды или розни по ч. 3 ст. 130 УК;
  • призывы к мерам ограничительного характера (санкциям), иным действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь, по ч. 3 ст. 361 УК;
  • покушение на вовлечение в террористическую деятельность по ч. 1 ст. 14 и ч. 1 ст. 290−2 УК;
  • акт терроризма и приготовление к нему по ч. 3 ст. 289, а также ч. 1 ст. 13 и ч. 3 ст. 289 УК;
  • незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, в том числе приготовление к таким действиям по ч. 3 и ч. 4 ст. 295, а также ч. 1 ст. 13 и ч. 4 ст. 295 УК;
  • незаконное перемещение через таможенную границу ЕАЭС и государственную границу Республики Беларусь огнестрельного оружия, комплекта боеприпасов к нему, взрывчатых веществ, взрывных устройств по ч. 3 ст. 333−1 УК;
  • незаконные действия в отношении предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ, по ч. 1 ст. 295−3 УК;
  • организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, по ч. 1 ст. 342 УК;
  • укрывательство тяжкого преступления по ч. 1 ст. 405 УК.

По версии гособвинения, которая была озвучена в суде, кроме поджогов:

  • Автухович совместно с Артуром Попком в ноябре 2020 года незаконно приобрели в Украине пистолеты, самодельное устройство для заглушки звука, боеприпасы, тротиловые шашки, взрывные устройства, а впоследствии незаконно хранили и перевозили вооружение. Часть оружия Николай якобы хранил у себя, часть в тайнике, часть передал Майоровой;
  • «группировка Автуховича» по указанию украинских спецслужб якобы готовилась захватить российских военнослужащих на территории Беларуси — для пыток, передачи полученных у них сведений (напомним, речь идет о 2020 годе);
  • Гундарь вместе с Автуховичем по нелегальному коридору осенью 2020 года ездили в Украину в целях сотрудничества с местными спецслужбами, которые якобы назначили Автуховича «руководителем их ячейки на территории Беларуси»;
  • в Украине разведка якобы создала вооруженную группу, которая должна была помочь группе Автуховича в насильственном захвате власти, не исключая физического устранения Александра Лукашенко;
  • Автухович, как считает обвинение, готовил теракты и собирал данные о силовиках по указанию украинских спецслужб.

Николай Автухович полностью не признал вину. Он сказал, что дело «спродюсировано КГБ». По его словам, показания многих фигурантов были даны под давлением. Всяческое сотрудничество со спецслужбами Украины Автухович отрицал и обращал внимание, что в деле нет доказательств этого обвинения. Как и доказательств того, что он хотел насильственно свергнуть власть, устрашать население или силовиков. Как подчеркнул Автухович, он хотел вывести людей на «самую массовую акцию протеста, с которой люди не уйдут до победы». В своем выступлении в суде он осудил действия нынешних властей. По его мнению, именно эти действия неизбежно приведут к ситуации, когда прольется кровь.

«В наши намерения входило именно предотвращение этого кровопролития… Если мы говорим: „Давайте сопротивляться злу!“ — это не преступление. Я не совершал преступления, я искал правду», — заявил Николай Автухович.

Как проходил суд

До суда Автухович и его соратники провели в СИЗО около полутора лет. Дело начали рассматривать 18 мая 2022 года. Суд проходил прямо в тюрьме № 1 Гродно. Сначала он был открытым, но на заседания практически никого не допускали. С 19 сентября заседания уже официально шли в закрытом режиме.

Процесс вел Максим Филатов, назначенный судьей Гродненского областного суда в начале 2022 года. Раньше он работал заместителем председателя Лидского районного суда. Именно он вынес приговор политзаключенному активисту Витольду Ашурку, который в мае 2021 года скончался в шкловской колонии при невыясненных обстоятельствах.

Некоторые обвиняемые, в частности сам Автухович и Любовь Резанович, в зале суда содержались в специальных узких клетках-стаканах как «особо опасные преступники».

Коллаж ПЦ "Весна"
Подсудимые по «делу Автуховича» в узких металлических клетках. Коллаж: ПЦ «Весна»

За время суда у фигурантов сильно ухудшилось здоровье. В июле Автухович больше 20 дней держал голодовку в знак протеста против ограничения переписки. Объявлял голодовку и Владимир Гундарь: мужчину перед каждым заседанием суда отправляли на рентген, заставляя раздеваться догола. Когда он в конце концов отказался, его бросили в карцер.

В августе Владимир Гундарь, Галина Дербыш, Ольга Майорова и Ирина Мельхер передали на волю обращение, в котором заявили об угрозе жизни и здоровью фигурантов дела и назвали ответственных за это силовиков: сотрудники КГБ, следователи, прокуроры, руководство тюрьмы, судья.

«Мы заявляем о резком усилении физического и психологического давления на большинство обвиняемых по уголовному делу № 20125030489 (т.н. „дело группы Автуховича“). Очевиден полный развал обвинения, и системе не остается ничего иного, как усилить репрессии», — говорится в документе.

В конце концов в последний день процесса адвоката Автуховича, Янину Юргилевич, по неизвестной причине задержали силовики.

Приговоры были вынесены 17 октября. Николай Автухович получил 25 лет лишения свободы, остальные — от 15 до 20 лет. Лишь у двоих были сроки поменьше — 2 года и 6 лет.

Кто такой Николай Автухович

Николай Автухович — предприниматель и демократический активист из Волковыска. Служил в Афганистане, был награжден орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». Уволившись из армии в 1991 году в Волковыске старшим прапорщиком, стал заниматься бизнесом: возил из России фрукты и овощи. В начале 2000-х создал в городе службу такси «22222», которая очень быстро стала известной. Он закупил новые белые Mercedes, которые стали настоящей достопримечательностью Волковыска.

«Да мы все на этих белых машинах ездили. Представляете, на тот момент все это было удивительно: доступные цены, водители в белых рубашках. Реально, все сейчас вспоминают о той службе такси», — рассказывали TUT.BY местные жители.

Николай Автухович. Фото: TUT.BY
Николай Автухович. Фото: TUT.BY

В 2003-м вышел указ Лукашенко, согласно которому предприниматели не могли нанимать на работу более трех сотрудников. У Автуховича тогда работало 60 человек. Их пришлось уволить и сразу перевести в компанию «Ника-Транс», зарегистрированную на жену предпринимателя. Две фирмы заключили между собой договор оказания услуг. Налоговой такая схема не понравилась — и с 2004 года к предпринимателю зачастили проверки. В этом же году он участвовал в парламентских выборах, но безуспешно.

В 2005 году Николая задержали и обвинили в уклонении от уплаты налогов и осуществлении перевозки пассажиров и багажа без регистрации коммерческой фирмы. Предприниматель был приговорен к 3 годам и 6 месяцам лишения свободы в колонии усиленного режима с конфискацией имущества и лишением права заниматься предпринимательской деятельностью в течение 5 лет. За решеткой он несколько раз объявлял голодовку. Правозащитники посчитали дело политически мотивированным и признали Автуховича политзаключенным.

Освободили мужчину досрочно в 2008 году. А уже 8 февраля 2009 года снова задержали.

Тогда власти впервые попытались сделать из него «террориста». Сначала Автуховича обвинили в поджоге чужого имущества, а затем — в подготовке терактов против главы Гродненского облисполкома и замминистра по налогам и сборам. Якобы бывшие воины-афганцы намеревались устранить чиновников при помощи бомбы и гранатомета, а Автухович был главой «террористической группы». Но поскольку эти обвинения не были доказаны, волковысского предпринимателя приговорили к пяти годам строгого режима «за незаконное хранение пяти патронов к охотничьей винтовке».

Освободился Автухович 8 апреля 2014 года. Правозащитники снова признали его политзаключенным, осужденным за активную общественную деятельность и борьбу с коррупцией. Правозащитная организация «Международная амнистия» назвала Автуховича узником совести.

После освобождения Николай в одном из интервью рассказывал: «Бизнес пассажирских перевозок разорен, дом требует ремонта, нужна работа, чтобы отдавать долги, а здоровье подорвано».

Фото: Радыё Свабода
Фото: Радыё Свабода

Несмотря на это, Автухович вернулся к общественной деятельности. В 2016 году он стал одним из лидеров оппозиционного Движения солидарности «Разам», а также создал с единомышленниками общественную организацию «Таймакт», чтобы защищать права заключенных и отбывших наказание. Кроме того, он был главой оргкомитета по созданию общественного объединения «Комитет поддержки предпринимательства „Солидарность“», который впоследствии ​​​​​​ смог зарегистрировать лишь в Литве. По его словам, давление силовиков на него не прекращалось.

В конце 2018 года Автухович у себя на страничке в Facebook сообщил, что против него хотят сфабриковать новое дело и потому он ушел «в глубокое подполье, чтобы закончить все мероприятия для осуществления своих планов». Он также рассказывал о постоянных обысках во время пересечения границы и о том, что однажды перед поездкой в Юрмалу неизвестные вскрыли его машину. Николай опроверг слухи о своей эмиграции и в начале 2019-го сообщил, что остается в Беларуси. При этом он сменил место жительства, не пользовался мобильной связью, долго не появлялся в публичном пространстве.

В мае 2019 года он опубликовал на своей странице обращение к Александру Лукашенко с требованием уйти в отставку в течение месяца, иначе пообещал запустить «механизм восстановления справедливости». А затем сделал и обращение к белорусским силовикам.

«За годы, проведенные в неволе, я разработал план по восстановлению законности и справедливости в стране. За последующее время создал возможности для его реализации. <…> Я принимал участие в боевых действиях на территории других государств, рисковал собственной жизнью по прихоти обезумевших руководителей советской власти. Я готов бороться до конца за восстановление законности и справедливости, за нашу свободу и за освобождение моей страны от незаконного и преступного режима. Силовиков, которые будут брошены на мое задержание, предупреждаю, что готов защищать себя любыми доступными мне способами. Призываю вас помнить о своей офицерской чести и долге, вспомнить о том, кому вы служите. Вы должны служить только белорусскому НАРОДУ и никому больше!» — заявил тогда Автухович.

Еще через пару недель он обратился к белорусам с просьбой жертвовать деньги на его «Комитет поддержки предпринимательства „Солидарность“» и объявил о создании «народного трибунала», призвав фиксировать преступления властей и собирать данные нарушителей.

«Мы заставим эту банду бояться народного суда. Система Лукашенко уже давно бросила вызов белорусскому народу, опираясь только на ложь, страх, избиения и даже убийства людей. Нам не оставили выбора. Мы принимаем этот вызов. <…> Но, в отличие от режима Лукашенко, мы признаем высшей ценностью жизнь человека. Поэтому я заранее отвергаю любые попытки обвинить нас в терроризме и применении неоправданного насилия», — сказал активист.

На тот момент его заявления вряд ли были многими восприняты всерьез. Протесты из-за опасений об углубленной интеграции с Россией стихли, начиналась предвыборная кампания кандидатов в депутаты парламента, до президентских выборов было еще далеко, и от них никто не ожидал сюрпризов. Можно сказать, Автухович на год опередил время.

Что известно о других фигурантах дела Автуховича

Галина Дербыш — 60-летняя пенсионерка из агрогородка Обухово около Гродно. До выхода на пенсию работала бухгалтером в местном СПК, потом занялась хозяйством и большим огородом, стала помогать бездомным животным. После ареста в доме пенсионерки остались 16 котов, за которыми смотрит дочь. Галина около 15 лет была независимым наблюдателем на выборах, неоднократно фиксировала нарушения во время кампаний.

Фото: svaboda.org
Галина Дербыш. Фото: svaboda.org

Женщину обвинили в терроризме, сговоре с целью захвата власти и участии в преступной организации. В письмах она рассказывала, что даже надзиратели в шоке от предъявленного обвинения и называют женщину «наша бабушка-террористка».

В суде Галина не признала вину и сказала, что до задержания была лично знакома только с Николаем Автуховичем. Они впервые увиделись 19 ноября 2020 года — мужчина попросил остановиться на ночлег, когда будет в Гродно. Женщина согласилась. Как считает обвинение, именно в дом Галины Автухович и его товарищи вернулись после того, как якобы взорвали автомобиль. Сама обвиняемая об этом ничего не знала.

Также Галина рассказала, что во время следствия ей угрожали, заставляя оговаривать себя, отправляли в карцер, не давали лекарств, она теряла сознание. 15 месяцев ее держали в одиночной камере. У женщины вторая группа инвалидности, онкологическое заболевание и проблемы с сердцем. В тюрьме ее здоровье ухудшилось еще сильнее.

Галине Дербыш присудили 20 лет лишения свободы.

Ольга Майорова — 56-летняя общественная активистка из Минска. Ранее активный член Объединенной гражданской партии, в последние годы она много занималась помощью бездомным животным, участвовала в зоозащитной кампании общественной организации «Наш дом».

Фото: Facebook
Ольга Майорова. Фото: Facebook

Ольгу обвинили в том, что она и Автухович создали и администрировали телеграм-канал «ДаВолі!», в котором якобы публиковалась «экстремистская» информация, призывы к протестам и насильственному захвату власти. Обвинение ей предъявили по статьям об участии в преступной организации, покушении на захват власти, разжигании вражды, призывах к захвату власти, незаконных действиям с оружием.

Женщина не признала себя виновной, но признала, что была одним из администраторов канала «ДаВолі!», которому придумала название и где высказывала свою политическую позицию. Также она видела у Автуховича пистолет и по предложению Николая ради развлечения попыталась из него выстрелить. По словам Ольги, к наличию личного оружия она относится спокойно. Сговор с Автуховичем она отрицала.

Ольга Майорова была осуждена на 20 лет колонии.

Ирина Горячкина — 46-летняя предпринимательница из Волковыска. В 2020-м ее бизнес пошел на спад, женщина стала работать охранником. С Николаем Автуховичем она была знакома с 2014 года.

Ирина Горячкина, 2011 год. Фото со страницы в соцсети
Ирина Горячкина, 2011 год. Фото со страницы в соцсети

Как рассказала Ирина на суде, их связывали «исключительно личные отношения», Николая она назвала «очень дорогим человеком».

— Об отношении Николая Автуховича к действующей власти вам было известно? — спрашивала ее прокурор.

— Меня больше интересовало его отношение ко мне. Знала лишь, что он занимался какой-то общественной деятельностью, — ответила женщина.

Ирина сказала, что однажды видела у Николая пистолет и что-то похожее на гранату, на ее вопросы он сказал лишь, что его «живым не возьмут». Когда его задержали, она сложила технику и оружие в рюкзак Автуховича и отнесла Любови Резанович, чтобы его защитить. Женщина признала вину.

Ирину Горячкину осудили по статьям об укрывательстве преступления и незаконных действиях с оружием на 6 лет и 1 месяц лишения свободы, а также присудили штраф в 9600 рублей.

Сергей Резанович — 53-летний настоятель храма святого Архангела Михаила в агрогородке Степанки Жабинковского района. Его 57-летняя жена Любовь раньше владела службой такси, как и Автухович, поэтому семья была давно с ним знакома, Николай часто бывал у них в Бресте в гостях. Вместе с родителями был задержан их 29-летний сын Павел. У пары есть и второй сын Артем, у него инвалидность и он недееспособен.

Сергей Резанович. Источник фото: spring96.org
Сергей Резанович. Источник фото: spring96.org

Всех троих обвинили в участии в преступной организации, покушении на захват власти, незаконных действиях с оружием, вдобавок Любовь и Павла обвинили в приготовлении к акту терроризма.

Как рассказал Сергей Резанович во время следствия, в ноябре 2020-го Автухович приехал к нему в Брест, с собой у него были коробки, в которых, по словам священника, хранились патроны, гранаты, жилеты, рации и не только. Он также заявил, что Автухович рассказывал о планах «захватить административное здание, чтобы впоследствии поменять государственный флаг на БЧБ» в Бресте. Также, по словам Резановича, за ужином Автухович говорил о планах и подготовке теракта «по устранению» Александра Лукашенко, взорвав его самолет с помощью ракеты или гранатомета. Правда, как позже уточнила Ирина Мельхер, которая давно знала Резановичей и Автуховича, это была обычная застольная беседа, во время которой обсуждали политику, а еще говорили на отвлеченные темы, вроде рецептов блюд и общих знакомых.

На суде Сергей отказался давать показания. Известно, что во время процесса у него обострились проблемы с здоровьем: он болен сахарным диабетом.

Любовь Резанович обвинили в том, что она помогала Автуховичу собирать информацию о силовиках, а также что пустила к себе пожить его и других фигурантов, и они хранили в ее доме оружие.

Любовь Резанович. Фото sb.by
Любовь Резанович. Фото sb.by

На суде женщина не признала свою вину. По ее словам, она никогда бы не делала ничего против милиционеров, потому что они много помогали ей с недееспособным сыном. Лишь в день задержания Автуховича и ее мужа она, испугавшись, отнесла в лес технику и рюкзак Автуховича, о чем сама сразу же при обыске и рассказала следователю. Только когда рюкзак открыли с понятыми, она узнала, что там оружие.

На суде женщина обратилась к Автуховичу: «Вы сыграли на нашем доверии. В вашей непорядочности я уже убеждена. Вы привезли горе и беду в мой дом, дом священника».

Павла Резановича, который работал в отделе принудительного исполнения Ленинского района Бреста, обвинили в том, что он, пользуясь служебными полномочиями, получил из баз МВД данные большого количества силовиков и «готовил акты терроризма» в их отношении. Павел вину в этом не признал. Во время следствия на допросе он сказал, что ничего не знал о деятельности Автуховича, но Николай однажды попросил его найти адреса знакомых, с которыми служил, а прямо накануне задержания попросил пробить, на какой машине ездит один из милиционеров (Павлу он назвал только фамилию, но не род деятельности). Сделать это парень не успел.

Павел Резанович. Фото: grodnonews.by
Павел Резанович. Фото: grodnonews.by

На суде Павел Резанович заявил, что к нему применяли физические и психологические пытки, требуя подписать нужные показания, назвал фамилии силовиков: следователь КГБ из Бреста Терешин, а также начальник следственного отдела гродненского КГБ Воронецкий. По словам Павла, среди прочего его пугали арестом жены, а в КГБ он слышал крики матери, когда ее били. В итоге он все подписал.

Сергею Резановичу присудили 16 лет колонии и 19200 рублей штрафа, его жене — 15 лет, сыну Павлу — 19 лет колонии.

Предпринимательница, пенсионерка Ирина Мельхер и программист Антон Мельхер — мать и сын из Бреста. Семья давно была знакома с Николаем Автуховичем, а также с Резановичами.

Ирина и Антон Мельхеры. Фото из семейного архива
Ирина и Антон Мельхеры. Фото из семейного архива

«Насколько мне известно, незадолго до того, как все произошло, брат отвозил маму к Резановичам на день рождения», — рассказал второй сын Ирины, Сергей Мельхер, которого в момент ареста родных не было в Беларуси.

Антона и Ирину задержали в один день: сначала сына, который работал из дома, а затем и его мать, которая приехала искать его в милицию. Ее муж, который передвигался тогда на костылях, даже не смог никому сообщить о случившемся, потому что из дома забрали всю технику.

В СИЗО 67-летней пенсионерке выделили верхнюю койку, на которую она не могла подниматься без помощи. Ее бросали в карцер, где она получила воспаление ягодиц и затем не могла сидеть. Позже в заключении она перенесла гипертонический криз, появились проблемы с почками, сном. Прошения об изменении ей меры пресечения следствие отклоняло.

Ирину обвинили в участии в преступной организации, подготовке к акту терроризма, покушении на захват власти. Спустя полгода после задержания на нее и сына завели еще и уголовное дело за участие в протестном «хороводе» в Бресте 13 сентября 2020 года. У 28-летнего Антона это в итоге оказалось единственным пунктом обвинения. «Хоровод» признали оба, остальные пункты обвинения Ирина не признала.

Согласно показаниям женщины, они с Автуховичем нередко встречались в гостях у Резановичей, один раз Николай был и у Мельхеров. Летом 2020 года Ирина по его просьбе оформила на себя SIM-карту, которой он пользовался до задержания.

Ирину Мельхер приговорили к 17 годам лишения свободы и штрафу в 22 400 рублей, Антона — к 2,5 годам лишения свободы.

Владимир Гундарь — 60-летний краевед и активист из Барановичей. У него инвалидность второй группы: нет одной ноги. До ареста у мужчины был протез, но в СИЗО его брать не разрешили, мужчине приходится ходить на костылях.

Владимир Гундарь. Фото sb.by
Владимир Гундарь. Фото sb.by

Гундаря обвинили в создании преступной организации, покушении на захват власти. Кроме того, за время следствия по делу Автуховича его успели осудить на три года колонии за то, что во время обыска он якобы угрожал силовикам и разбил свой телефон.

В суде снова озвучили те самые показания Сергея Резановича из следственного допроса, где тот говорит, что Автухович вместе с Гундарем якобы планировали ввезти нелегально из Украины гранатомет и ракеты, чтобы сбить самолет Лукашенко. За перевозку оружия якобы был ответственным Гундарь (у которого нет ноги). Владимир не признал вину и отказался давать показания.

«Считаю себя достойным потомком своих предков, достойным гражданином своей страны. Хочу рассказать, как меня причислили к террористам и предателям Родины. Родился в 1960 году на хуторе прадеда Дедки на захваченной российскими оккупантами земле. О правде и свободе узнал от своей бабушки Марии, которая рассказала, как оккупанты убивали моих дедов и прадедов. Через 80 лет этой печальной дорогой иду и я, только для того, чтобы мои дети и внуки жили в свободной демократической стране», — сказал мужчина на суде.

Он также сообщил, что при задержании силовики его избили и требовали признаться, что он является соучастником Автуховича.

Владимира Гундаря осудили на 18 лет колонии усиленного режима.

О Викторе Снегуре известно мало. Ему 34 года, он из агрогородка Глушковичи Лельчицкого района. Как пишет «Наш дом», в 2019 году человек с таким именем и фамилией возвел на одном из подворий Лельчицкого района снеговика с бело-красно-белым флагом и гербом «Погоня». Его высота была более пяти метров. После этого Виктора вызвали на беседу в милицию, однако он туда не пошел. Его товарищи, которые участвовали в создании снеговика, сходили на допрос — их спрашивали о том, что они имеют против власти, а затем попросили написать объяснительную.

Виктор Снегур. Фото sb.by
Виктор Снегур. Фото sb.by

Мужчина был задержан по «делу Автуховича» примерно в начале 2022 года. Его обвинили в участии в преступной организации, покушении на захват власти, незаконных действиях с оружием, незаконном перемещении оружия через границу.

На суде выяснилось, что Снегур служил в армии в разведбатальоне, а в 2014 году был осужден по статье об организации нелегальной миграции и на два года попал в колонию, где познакомился с Автуховичем. Других фигурантов он не знал. Виктора обвинили в том, что он помогал Николаю нелегально пересекать белорусско-украинскую границу. На суде он признал, что провел Автуховича через границу и назад вместе с Артуром Попком, но ничего не знал об оружии или акциях, которые проводил или планировал его знакомый.

Снегур на допросе подчеркнул, что не поддерживает власть и всегда относился с опаской к тесным отношениям с Россией, потому что «исходя из истории, Россия всегда была врагом для Беларуси».

Виктора Снегура приговорили к 19 годам колонии.

Павел Сава — 48-летний житель Волковыска. Он был знаком с Автуховичем давно, когда-то отбывал с ним наказание в колонии.

Павел Сава, Ольга Майорова и Павел Резанович. Фото sb.by
Павел Сава, Ольга Майорова и Павел Резанович. Фото sb.by

На суде Сава отказался давать показания. Во время следствия он признал вину и сказал, что однажды Автухович попросил его помочь «в одном деле». Вместе они подожгли дом и автомобили милиционеров.

Кроме того, согласно обвинению, Сава и Автухович планировали теракты, оказывали помощь Украине «в причинении вреда нацбезопасности Беларуси», покупали там боеприпасы и оружие и доставляли их в Беларусь. Но в итоге у Савы осталось лишь два пункта обвинения: теракт и участие в преступной организации.

Павла Саву осудили на 20 лет лишения свободы.

Артур Попок — друг Николая Автуховича, ему около 52 лет. После протестов 2010 года, пишет «Наш Дом», он уехал в Польшу, отучился на политолога, а вернувшись в 2014-м, поселился на хуторе Оленец Сморгонского района, обустроил пасеку. Артура следствие считает причастным как минимум к контрабанде оружия с Автуховичем из Украины. Мужчина находится в розыске.

Артур Попок. Фото: nash-dom.info
Артур Попок. Фото: nash-dom.info