Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Чиновники ввели очередные новшества при проверке доходов и расходов населения. Изменения затрагивают построивших дома и квартиры
  2. У Лукашенко спросили, будет ли он участвовать в президентских выборах 2025 года. Вот что сказал политик
  3. Странный энтузиазм российских военкоров, контратаки с обеих сторон и потери России за два года. Главное из сводок
  4. Дорога к войне. Вспоминаем тридцатилетнюю предысторию и реальные причины российского вторжения в Украину
  5. «У меня оргазмов в двух браках не было». Рассказываем о сексе в жизни белорусов во времена СССР
  6. Тело Алексея Навального отдали матери
  7. «Сбросили фото лица и черепа Сергея. Опознавать было нечего». Как два года войны в Украине прожили герои «Зеркала»
  8. Глава украинской разведки Буданов анонсировал новые удары по Крыму и назвал причину смерти Навального по версии ГУР
  9. Чиновники пытаются переложить ответственность за преступления России на командиров. Рассказываем главное из сводок штабов
  10. Обращение Тихановской к белорусам попало на экраны белорусских магазинов
  11. Прогноз по валютам: очень вероятно снижение курса доллара. Как сильно он подешевеет?
  12. Глава Администрации Лукашенко, Гигин, Азаренок и другие. ЦИК обнародовал фамилии депутатов Палаты представителей восьмого созыва
  13. «730 дней боли». Зеленский из Гостомеля обратился к украинцам во вторую годовщину начала войны


Рестораны «МакДональдс» в Беларуси через несколько недель будут работать под российским брендом «Вкусно — и точка». После заявления об этом белорусы стали делиться своими воспоминаниями об этой сети и мнениями о том, почему дело здесь вовсе не в «Биг Маках». Собрали мнения белорусов из социальных сетей.

Блогер Павел Крамар рядом со снятой вывеской ресторана "МакДональсд". Фото: Facebook Павла
Блогер Павел Крамар, больше известный как «Мерзкий Кокобай», рядом со снятой вывеской ресторана «МакДональдс». Фото: Facebook блогера

Журналистка «Новой газеты» Ирина Халип делится своими рассуждениями и воспоминаниями о том, что «МакДональдс» в Беларуси — не просто ресторан фастфуда, а что-то намного большее.

«Просто хочу напомнить, что в 2011 году белорусскому „МакДональдсу“ изо всех сил выкручивали руки КГБ и СК, требуя выставить иск участникам протестов 19 декабря 2010 года. Я сама, читая перед судом уголовное дело, видела копии отправленных в „МакДональдс“ писем из СК и КГБ: мол, вы только согласитесь выставить этим отморозкам материальные претензии, сумму любую назовите, хоть заоблачную, а все остальное мы сами сделаем. Писем тех было несколько — и ласковых, и с угрозами. Но „МакДональдс“ отказался выдвигать любые претензии — при том, что рисковал. Официальный представитель сети в Беларуси Артур Юран делал публичные заявления для судов, а пресс-секретарь McDonalds Europe Джорджина Мидлтон — для журналистов.

А еще вспомните, как „МакДональдс“ в разгар пандемии бесплатно кормил бригады скорой помощи. Так что белорусский „МакДональдс“ — это не булка с котлетой. Это, хоть убейте, один из символов свободы и добра. Да еще и вкусно к тому же — хоть это и совершенно необязательный бонус в нашей жизни».

А вот журналистка «Белсата» Любовь Лунева придерживается другой точки зрения, и даже радуется уходу сети:

«Нават не з-за таго, што там нездаровая ежа, а яшчэ з-за таго, што яны вельмі труцяць навакольнае асяроддзе. Людзі ва Уруччы пратэставалі супраць вялікага Макдональдса і нават паказвалі свае кватэры. Там і сапраўды смярдзела гэтай смажанай бульбай на прагорклым алеі. Я нават і ня думала, што гэта можа быць.

Так што ня трэба расстраівацца. Мне падаецца, што лепш паболей адкрыць у горадзе сталовак нармалёвых. І мне чамусці ўзгадваецца „Дыетычная“ сталовая на праспекце насупраць тагачаснай „Сінтэтыкі“. Тым у такіх мэталічных талерках была тушаная рыба (звычайна хек), на гарнір пюрэ, палітае зверху слівачным маслам, і некалькі калечак салёнага гурка. Ну хіба гэта не лепш за той гамбургер?»

Тем, кто считает, что уход «МакДональдса» только к лучшему, отвечает культуролог Юлия Чернявская. Она уверена: не обязательно ходить в этот ресторан, чтобы понимать, что он значит для Беларуси.

«Я тоже не ходила в „Мак“ — и что с того? Зато помню несказанное, незнакомое ощущение комфорта в первом советском „Маке“, в Москве после часа или двух очереди на морозе… И все эти красивые коробочки и стаканчики, которые люди уносили с собой. И я тоже. Я помню это и гораздо более того. Помню, как подруга подарила на новоселье польское средство для мытья посуды с запахом лимона и губку. И я на радостях перемыла всю посуду (я ненавижу это занятие). Всю, что была в доме, потому что запах и удобно было. До того у меня был лайфхак — старый чулок с запихнутыми в него обмылками, которые не выкидывали, а собирали под это как раз дело. Помню, как мне тридцатилетней подарили гель для душа, и я, честно говоря, не очень поняла, к чему такая роскошь, зачем так ублажать тело? <…>

Ресторан "Макдональдс" в Минске. Фото: realt.by
Ресторан «Макдональдс» в Минске. Фото: realt.by

И да, польская помада в „комках“, помните? И тени. Дорого. Но зато можно было не передаривать другим то, что подарили тебе. А ведь половину жизни я передаривала подарки. Просто потому что в очередях стоять не хотела, и было легче отдать свое. Хоть и жалко, конечно.

Миленькие мои, без „Мака“ можно прожить. Как и без всего этого. А вот без выбора — пусть даже мелкого, повседневного — трудно. Потому что выбор — например, ходить в „Мак“ или нет — это разнообразие жизни. А еще я не люблю неблагодарности. Я благодарна „Маку.“ В который лет 20 не заходила».

А вот CEO компании Muraviev Digital Иван Муравьев и вовсе говорит про «МакДональдс» как про символ выбора и часть нашей современной культуры.

«Смена „МакДональдса“ — это не история про смену рецептур и качество, процессы и бургеры. Это история про выбор. „Мак“ — это часть культуры, которую забрали. Это как для части взрослого поколения забрали совок.

Многие сами не понимают о чем сожалеют, но от одной только мысли становится грустно. Зато возврат в совок понятная для части населения картина: гармоничная, знакомая, частично родная».

Маркетолог Марина Рощина не только вспоминает эпоху «МакДональдса», но и оценивает его феномен как бренда.

«Помню шумиху вокруг его открытия в лохматом 1996 году. Толпы желающих первыми переступить порог заморской диковинки. В те времена люди еще не были искушены всеми прелестями потребительского рая. „МакДональдс“ был одним из первых искусителей…

Я не поклонница этого бренда с точки зрения потребителя. Хотя вру, жареный картофель фри в пакетиках, запивая колой… Это бывает о-о-очень вкусно. Знаю, что вредно. Но когда редко, то можно <…>

Когда-то во время одного из моих тренингов по маркетинговым коммуникациям мы в группе сравнивали сильные и слабые стороны этого бренда, а также проводили конкурентный анализ с брендами-аналогами, но отечественными. Одна участница отметила, что она выберет при прочих равных (цена, месторасположение, меню) „МакДональдс“ потому, что предпочитает, чтобы „ей не искренне улыбались, чем искренне хамили“.

Если уж так случилось, что бренд уходит с рынка, то возможно новая сеть сохранит тот самый секрет успеха „Мака“ — дарить положительные эмоции людям и быть больше, чем просто вредный гамбургер… <…> „Макдональдс“ в Беларуси — R.I.P.»

Фото: TUT.BY
Ресторан «МакДональдс» в Минске. Фото: TUT.BY

Юрист Максим Половинко сравнивает закрытие «МакДональдса» с любым проявлением ограничения свободы граждан. И задается вопросом: почему люди радуются уходу такой части истории?

«Няўжо вы сапраўды думаеце, што сыход „Мака“ гэта выключна аб зыходзе бургераў? Вы павінны ведаць, што за знішчэннем свабоды слова заўсёды знікае каўбаса, па іншаму не бывае. Раней ці пазней. Вось аб чым „Мак“. І калі вы туды не ходзіце, то ўсё роўна на нейкам этапе знішчыцца тое, што вам патрэбна. Я рэдка быў у Ладэ, але мяне і ў галаву не прыйшло сказаць — ну і добра, я ўсё роўна не хадзіў туды. Таму што я ведаю — камусьці гэта патрэбна. І казаць „ну і добра“ — гэта не толькі адсутнасць эмпатыі, але ж і адсутнасць мазгоў, як мне здаецца».

А вот блогер Павел Крамар, шеф-редактор сайта Koko.by, написал коротко.

«Ушла эпоха… Мы будем помнить твои тройные чизы, дымный „Биг Тейсти“ и „Двойные Макмаффины“ с яйцом в 8 утра по пути в аэропорт!» — так попрощался он с легендарной сетью.