Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Вместо политзаключенного Алеся Беляцкого на вручении Нобелевской премии выступит его жена. Туда пригласили и Тихановскую
  2. Практически не спала в ШИЗО, теряла сознание. В штабе Бабарико рассказали, что предшествовало госпитализации Колесниковой
  3. Отца Александры Герасимени не будут судить за призывы к санкциям. Суд ошибся в расписании
  4. Путин заявил, что угроза ядерной войны в мире нарастает, но «Россия исходит из концепции ответно-встречного удара»
  5. В Беларуси проверяют систему реагирования на акты терроризма
  6. Для предпринимателей хотят заметно поднять один из основных налогов и ввести другие новшества
  7. «Будем создавать политический субъект». «Киберпартизаны» и полк Калиновского объявили о совместной политической деятельности
  8. «Зачем всех вызывают в военкомат?» Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  9. Экс-министр лесного хозяйства Дрожжа получил взятку 30 тысяч долларов от представителя иностранной фирмы. Деньги передавали через сестру
  10. Получивший оперный «Оскар» белорусский дирижер — об отъезде из России, увольнении из Минска в 2020-м и работе в Одессе во время войны
  11. Рост недовольства среди белорусских военных, вторая волна мобилизации и авторитет Кремля. Главное из сводок на 287-й день войны
  12. Испания проиграла Марокко, не реализовав ни одного пенальти. Главное о матчах 1/8 финала футбольного чемпионата мира
  13. Власти готовятся к наступлению российских войск на Украину? Юрист прокомментировал, о чем говорят новые дополнения в Уголовный кодекс
  14. Дроны бьют по важнейшим авиабазам России вдалеке от границы. Рассказываем, как такое возможно
  15. Власти обсуждают вопрос белорусского языка и латинки в транслитерации географических названий
  16. «Русские не отчаиваются — самогон у местных покупают». Поговорили с жительницей оккупированного Бердянска — о военных РФ и ожидании ВСУ
  17. «Когда началась война, никто из белорусских чиновников не написал». Интервью с главой Ровенской области
  18. Путин: Только половина мобилизованных находятся в зоне «СВО». Разговоры о дополнительной мобилизации не имеют смысла
  19. Нацбанк исключает евро из корзины иностранных валют
  20. К захвату объектов в Украине планировали привлечь и белорусов? Британские аналитики рассказали, как Кремль хотел выиграть войну
Чытаць па-беларуску


Белорус Валерий Комогоров с 2015 года живет в Херсоне. Когда началась российская оккупация, он остался со своей девушкой в городе: «Сначала координировали вместе с другими митинги. Потом занимались партизанщиной, снимали патриотический TikTok. Нас сдали, и мы попали «на подвал». Обо всем этом Валерий рассказал «Радыё Свабода».

Валерий Комогоров. Фото: "Радые Свабода"
Валерий Комогоров. Фото: «Радые Свабода»

«В Херсоне решили оставаться принципиально»

Валерий Комогоров родом из Брагинского района, учился в Могилеве. В 2015 году переехал в украинский Херсон к своей бывшей девушке, на которой позже женился. Имел небольшой магазин товаров для рыбалки, отдыха и туризма. Последний раз в Беларуси Валерий был в 2016 году.

— Больше не ездил, потому что знаете, что там происходило. Больше трех не собираться, этот всякий маразм и бред. Я еще в 2015 году после выборов попадал там в замес, поэтому и не ездил на родину, — говорит Валерий.

В 2021 году белорус развелся. Начал работать в ремонте ноутбуков и телефонов.

— После начала войны я принципиально остался в Херсоне. Ведь здесь были люди, которые требовали моральной и финансовой поддержки. Сначала мы помогали теробороне — когда россияне пытались захватить Херсон, строили баррикады. Потом координировали вместе с другими проукраинские митинги, рисовали плакаты. Также волонтерили, помогали бабушкам с продуктами и лекарствами, — говорит белорус.

Валерий Комогоров. Фото: "Радые Свабода"
Валерий Комогоров. Фото: «Радые Свабода»

«Занимались всеми видами партизанской деятельности»

Валерий рассказывает, что под оккупацией он и группа активистов занимались партизанской деятельностью.

— Разной. Пробивали колеса в технике оккупантов. Заливали солярку вместо бензина, добавляли сахар в топливо. И так портили им технику. Сдавали их позиции, — говорит белорус.

Когда людей в Херсоне россияне начали массово задерживать, даже по десятку человек в день, вести такую деятельность стало опасно, рассказывает Комогоров. Тогда Валерий со своей нынешней девушкой Ольгой решили снимать патриотические проукраинские видео для TikTok.

— По сути, у нас осталась такая «группа» — Я, Ольга и еще одна женщина. Вот нас кто-то сдал, и 24 августа мы втроем попали в плен, — говорит Валерий.

По словам белоруса, их «брали» российские военные, сотрудники ФСБ, военная полиция и местные коллаборанты.

— Меня сразу ударили прикладом в голову, потом четыре часа били после задержания, на улице. Хорошо, что я почистил до этого интернет, переписки. Ведь было бы хуже. Так только осталась интернет-активность в Tiktok, — говорит белорус.

Валерий Комогоров. Фото: "Радые Свабода"
Валерий Комогоров. Фото: «Радые Свабода»

«Обещал матери, что выживу»

При задержании россияне увидели в комнате Валерия бело-красно-белый флаг.

— Это их сильно разозлило. Они кричали, что я за Тихановскую, всячески оскорбляли, из цензурного было разве что «шпион, предатель, крыса». Кричали, что «у нас же союзное государство, мы же братский народ, чего ты «укропам» продался?» Кричали: «Что, ты себе в Гомеле девку не мог найти?», — говорит Валерий.

Его, девушку и женщину из «группы» привезли «на подвал», который был в центре Херсона и который после освобождения снимала Служба безопасности Украины.

— Там нас и держали. Ольгу и нашу женщину отпустили после 11 дней «на подвале». Ольга заболела там ангиной и не могла говорить. Женщине стало плохо. Мне стало легче, когда их освободили. Это придало мне сил перенести все испытания. Тем более я обещал матери, что выживу, — говорит белорус.

Фото: СБУ
Фото: СБУ

«Били током, пугали статьями за терроризм и шпионаж»

Как рассказывает белорус, ежедневно с 6 утра до 12 дня были допросы и избиения.

— Выбивали показания, чтобы признался, кто в городе партизанил, кто рисовал украинские ленты. Просили: «Сдай какого-нибудь жирного коммерсанта, который за Украину». Пугали проблемами у родственников, угрожали депортацией. Били током. Угрожали, что «пришьют» терроризм, экстремизм и шпионаж. Потом, с 27 сентября, отправили за город копать окопы, могилы. Для кого те могилы были, я не знаю, — говорит Валерий.

На рытье окопов белорус познакомился с мобилизованными из самопровозглашенной ДНР.

— Там были те, кого успели загрести. Студенты, сталевары. Они и сами не хотели воевать. Но им некуда было деться. Говорили, что россияне называют их «одноразовыми». От них хоть было нормальное отношение. Ведь после «подвала» у меня были и ребра поломаны, и зубы выбиты, и проблемы со здоровьем. Но живой — это главное, — вспоминает Валерий.

Ночевали он и другие задержанные в сарае с заваренными окнами и дверями.

«Там было немного лучше, чем в подвале. Хоть какие-то матрасы валялись на полу. Ведь в подвале ночевали на голом бетоне. В подвале могли и неделю не кормить, дать какой-нибудь недоваренной гречки жменю. Камеры в подвале были переполнены, трамбовали по 7−8 человек, — вспоминает Валерий.

Фото: СБУ
Фото: СБУ

«Хорошо, что выжил и никого не сдал»

Валерий говорит, что 24 октября к нему подошел охранник и сказал, что есть приказ отпустить его «на четыре стороны». Но мне посоветовали посидеть до утра, так как постов же никто не снял и «могли пристрелить».

— Главное, что выжил и не сдал никого. У меня же были связи с военными, с теробороной. А россияне допытывались, где позиции военных, где в городе живут бывшие военные и полицейские, — говорит белорус.

Валерий рассказывает, что света в Херсоне пока нет, но уже есть вода. Участились обстрелы.

— Все надеются, что россияне сюда не вернутся. Даже когда в город заходили наши, украинские военные, многие побоялись выходить из домов. Думали, какая-то провокация. Потом уже решились, выскочили. Сейчас в городе еще вылавливают коллаборантов, проводят фильтрацию. Ведь реально многие помогали оккупантам, перешли на их сторону. Мы остаемся в Херсоне. Держим оборону! — добавил Валерий.

Валерий Комогоров. Фото: "Радые Свабода"
Валерий Комогоров. Фото: «Радые Свабода»