Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  2. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  3. «Любое прекращение огня пойдет на пользу России». Главное из сводок
  4. «Приехал и один развернул толпу в свою сторону». Чиновники и пропаганда возвеличивают Лукашенко — вот кто старается больше всех
  5. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью
  6. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  7. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  8. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  9. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  10. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  11. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  12. Как Кремль может воспользоваться призывом Приднестровья «защитить» их от Молдовы, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  13. «КГБ заставлял выплатить повторные компенсации наличными». Поговорили с основателем By_Help о новых тенденциях в делах по донатам
  14. Владельцы Xiaomi жалуются, что их смартфоны обновились до «кирпича». Что произошло и как это «вылечить»
  15. «Отменен навсегда». Литва 1 марта нанесет удар по транспортному сообщению с Беларусью: как это уже отразилось на пассажирских перевозках
  16. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  17. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
Чытаць па-беларуску


Белорус Валерий Комогоров с 2015 года живет в Херсоне. Когда началась российская оккупация, он остался со своей девушкой в городе: «Сначала координировали вместе с другими митинги. Потом занимались партизанщиной, снимали патриотический TikTok. Нас сдали, и мы попали «на подвал». Обо всем этом Валерий рассказал «Радыё Свабода».

Валерий Комогоров. Фото: "Радые Свабода"
Валерий Комогоров. Фото: «Радые Свабода»

«В Херсоне решили оставаться принципиально»

Валерий Комогоров родом из Брагинского района, учился в Могилеве. В 2015 году переехал в украинский Херсон к своей бывшей девушке, на которой позже женился. Имел небольшой магазин товаров для рыбалки, отдыха и туризма. Последний раз в Беларуси Валерий был в 2016 году.

— Больше не ездил, потому что знаете, что там происходило. Больше трех не собираться, этот всякий маразм и бред. Я еще в 2015 году после выборов попадал там в замес, поэтому и не ездил на родину, — говорит Валерий.

В 2021 году белорус развелся. Начал работать в ремонте ноутбуков и телефонов.

— После начала войны я принципиально остался в Херсоне. Ведь здесь были люди, которые требовали моральной и финансовой поддержки. Сначала мы помогали теробороне — когда россияне пытались захватить Херсон, строили баррикады. Потом координировали вместе с другими проукраинские митинги, рисовали плакаты. Также волонтерили, помогали бабушкам с продуктами и лекарствами, — говорит белорус.

Валерий Комогоров. Фото: "Радые Свабода"
Валерий Комогоров. Фото: «Радые Свабода»

«Занимались всеми видами партизанской деятельности»

Валерий рассказывает, что под оккупацией он и группа активистов занимались партизанской деятельностью.

— Разной. Пробивали колеса в технике оккупантов. Заливали солярку вместо бензина, добавляли сахар в топливо. И так портили им технику. Сдавали их позиции, — говорит белорус.

Когда людей в Херсоне россияне начали массово задерживать, даже по десятку человек в день, вести такую деятельность стало опасно, рассказывает Комогоров. Тогда Валерий со своей нынешней девушкой Ольгой решили снимать патриотические проукраинские видео для TikTok.

— По сути, у нас осталась такая «группа» — Я, Ольга и еще одна женщина. Вот нас кто-то сдал, и 24 августа мы втроем попали в плен, — говорит Валерий.

По словам белоруса, их «брали» российские военные, сотрудники ФСБ, военная полиция и местные коллаборанты.

— Меня сразу ударили прикладом в голову, потом четыре часа били после задержания, на улице. Хорошо, что я почистил до этого интернет, переписки. Ведь было бы хуже. Так только осталась интернет-активность в Tiktok, — говорит белорус.

Валерий Комогоров. Фото: "Радые Свабода"
Валерий Комогоров. Фото: «Радые Свабода»

«Обещал матери, что выживу»

При задержании россияне увидели в комнате Валерия бело-красно-белый флаг.

— Это их сильно разозлило. Они кричали, что я за Тихановскую, всячески оскорбляли, из цензурного было разве что «шпион, предатель, крыса». Кричали, что «у нас же союзное государство, мы же братский народ, чего ты «укропам» продался?» Кричали: «Что, ты себе в Гомеле девку не мог найти?», — говорит Валерий.

Его, девушку и женщину из «группы» привезли «на подвал», который был в центре Херсона и который после освобождения снимала Служба безопасности Украины.

— Там нас и держали. Ольгу и нашу женщину отпустили после 11 дней «на подвале». Ольга заболела там ангиной и не могла говорить. Женщине стало плохо. Мне стало легче, когда их освободили. Это придало мне сил перенести все испытания. Тем более я обещал матери, что выживу, — говорит белорус.

Фото: СБУ
Фото: СБУ

«Били током, пугали статьями за терроризм и шпионаж»

Как рассказывает белорус, ежедневно с 6 утра до 12 дня были допросы и избиения.

— Выбивали показания, чтобы признался, кто в городе партизанил, кто рисовал украинские ленты. Просили: «Сдай какого-нибудь жирного коммерсанта, который за Украину». Пугали проблемами у родственников, угрожали депортацией. Били током. Угрожали, что «пришьют» терроризм, экстремизм и шпионаж. Потом, с 27 сентября, отправили за город копать окопы, могилы. Для кого те могилы были, я не знаю, — говорит Валерий.

На рытье окопов белорус познакомился с мобилизованными из самопровозглашенной ДНР.

— Там были те, кого успели загрести. Студенты, сталевары. Они и сами не хотели воевать. Но им некуда было деться. Говорили, что россияне называют их «одноразовыми». От них хоть было нормальное отношение. Ведь после «подвала» у меня были и ребра поломаны, и зубы выбиты, и проблемы со здоровьем. Но живой — это главное, — вспоминает Валерий.

Ночевали он и другие задержанные в сарае с заваренными окнами и дверями.

«Там было немного лучше, чем в подвале. Хоть какие-то матрасы валялись на полу. Ведь в подвале ночевали на голом бетоне. В подвале могли и неделю не кормить, дать какой-нибудь недоваренной гречки жменю. Камеры в подвале были переполнены, трамбовали по 7−8 человек, — вспоминает Валерий.

Фото: СБУ
Фото: СБУ

«Хорошо, что выжил и никого не сдал»

Валерий говорит, что 24 октября к нему подошел охранник и сказал, что есть приказ отпустить его «на четыре стороны». Но мне посоветовали посидеть до утра, так как постов же никто не снял и «могли пристрелить».

— Главное, что выжил и не сдал никого. У меня же были связи с военными, с теробороной. А россияне допытывались, где позиции военных, где в городе живут бывшие военные и полицейские, — говорит белорус.

Валерий рассказывает, что света в Херсоне пока нет, но уже есть вода. Участились обстрелы.

— Все надеются, что россияне сюда не вернутся. Даже когда в город заходили наши, украинские военные, многие побоялись выходить из домов. Думали, какая-то провокация. Потом уже решились, выскочили. Сейчас в городе еще вылавливают коллаборантов, проводят фильтрацию. Ведь реально многие помогали оккупантам, перешли на их сторону. Мы остаемся в Херсоне. Держим оборону! — добавил Валерий.

Валерий Комогоров. Фото: "Радые Свабода"
Валерий Комогоров. Фото: «Радые Свабода»