Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  2. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  3. «Приняли решение, а почему не реализовали, почему эта мать не могла накормить этих детей?» Генпрокурор — о трагедии в Орше
  4. «Может не дотянуть до освобождения». Рассказываем о 13 политзаключенных, которым нужна помощь врачей прямо сейчас
  5. В Испании убит российский летчик, перегнавший вертолет Ми-8 в Украину
  6. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  7. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе
  8. «Мы знаем, из-за чего конкретно Путин убил Алексея три дня назад». Жена Навального заявила, что продолжит его дело
  9. Пять минут вашего времени — и польская налоговая служба отправит «Зеркалу» деньги. Рассказываем о простом и безопасном способе помочь редакции
  10. Украина расследует расстрелы военнопленных в Авдеевке и Веселом
  11. Армия РФ снизила темп наступления на Авдеевском направлении и активизировалась на Запорожском — продвигается к Работино. Главное из сводок
  12. В Беларуси появились четыре новых генерала. Один из них прославился тем, что стрелял в подростка
  13. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов


Минчанка Лиза Довгулевич учится на четвертом курсе Либерецкого технического университета. Она живет в общежитии с блочной системой. В каждом блоке две комнаты, свой душ, туалет и кухня. В комнату можно заселиться с парнем, а если заплатить 24 евро, разрешат взять еще и животное, например, большую собаку. Об этой и других особенностях учебы и жизни в Чехии девушка рассказала «Зеркалу».

Фото предоставлено собеседницей
Сейчас Лиза учится на четвертом, выпускном, курсе. Фото предоставлено собеседницей

Это текст из проекта «Я учусь». В нашей стране в 2022-м серьезно меняется система образования: в школах становится больше идеологии, для абитуриентов вводятся новые правила. Для того чтобы показать белорусам, что может быть иначе, мы говорим с учениками старших классов и студентами университетов, которые учатся за границей.

Елизавете 23 года. Либерецкий технический университет — ее второй вуз. После школы она поступила на архитектурный факультет БНТУ, но закончить его не смогла: планы изменили выборы-2020. Девушка входит в «Задзіночанне беларускіх студэнтаў», активистов которого массово задерживали в ноябре 2020-го. К Лизе силовики не приходили, но весточка о том, что ей интересуются, прилетела. Времени на размышление было немного — и девушка уехала в Украину.

— Еще до отъезда, в октябре 2020-го, с одной из наших студенток связались представители Либерецкого университета. Они сказали, что готовы принять ребят, которые не могут продолжать обучение в Беларуси из-за репрессий. Им предоставят стипендию, бесплатные курсы чешского и общежитие. Эта девочка собрала ребят из БНТУ, которые находились в зоне риска. Я была в их числе, — рассказывает студентка, как в ее жизнь пришла новость о том, что она может поступить за границу. — Затем мы стали спрашивать у администрации чешского вуза что дальше. Оказалось, они сами уже начали делать нам документы. Нам буквально оставалось прийти в посольство и податься на визу. Это было в декабре.

К тому моменту Елизавета уже находилась в Украине. В растерянности девушка написала чешскому проректору, который занимался белорусскими студентами. Он ответил, чтобы Лиза не волновалась, ей помогут. Вскоре она смогла сделать гуманитарную польскую визу и уехать в Литву.

Фото предоставлено собеседницей
Лиза в университете на презентации одного из своих проектов. Фото предоставлено собеседницей

В январе 2021-го девушка уже была в Либереце. А с марта, когда в город приехали остальные белорусы из ее группы, у них начались курсы чешского. Занимались каждый день, в расписании стояло по две пары. В сентябре ребят ждал экзамен на уровень В1. Парни и девушки, которые поступают в университет самостоятельно, уточняет Лиза, учат язык год и должны сдать его на уровне В2.

— Наша ситуация была особая, поэтому нам пошли на уступки, — объясняет она.

Язык не единственное, что нужно было освоить, чтобы поступить в чешский вуз. Еще один важный момент — белорусам требовалось сдать школьную академическую разницу. Что это значит?

— Чехи учатся в школе 13 лет. Только после этого, когда сдадут экзамены, могут поступать в университет. Мы же в Беларуси занимались 11 лет. По некоторым предметам у нас пройдено меньше часов и тем, и эту разницу нужно наверстать, — вводит в курс дела Лиза. — Причем для каждого человека она высчитывается индивидуально, ведь кто-то, например, учился в физмате, кто-то — на химико-биологическом профиле.

Лизу ждали испытания по трем предметам — математике, химии и английскому. У кого-то, говорит, было даже шесть экзаменов.

— Как только нам сказали, что придется сдавать эту разницу, я стала волноваться. Во-первых, нужно было выучить все термины на чешском. Во-вторых, освежить знания, — рассказывает Лиза. — Я закончила школу в 2016-м и думала, что для меня это пройденный этап. А тут в 2021-м мне говорят, что нужно заново сдавать школьные предметы. Это был стресс.

Экзамены по трем предметам у девушки стояли в один день. Перерыв между ними составлял полчаса. Механизм проверки знаний классический: тянешь билет, 15 минут готовишься и отвечаешь. С испытанием Лиза справилась. И в октябре, когда у чешских студентов начинается учебный год, приступила к занятиям.

— Сдают ли ребята, которые поступают в этот университет стандартно, еще какие-то экзамены, я не знаю. Думаю, да, — уточняет собеседница. — У меня же, кроме результата теста и академической разницы, попросили еще предоставить портфолио работ из БНТУ.

«Чтобы перевестись на следующий курс, за год нужно набрать минимум 30 кредитов. Я к прошлому лету получила 60»

В Чехии Лиза продолжила изучать архитектуру. В Беларуси она отчислилась с 5 курса, поэтому в Либереце ее приняли сразу на третий. Сейчас она уже на четвертом, выпускном. Летом ее ждет защита диплома и госэкзамены. Пока же девушка готовит преддипломный проект.

Фото предоставлены собеседницей
В одной из аудиторий. ​Фото предоставлено собеседницей​

— Занятия у нас начинаются в 9 утра. Предметы для изучения студенты выбирают сами. Каждая пара по-разному аккредитована. За посещение каких-то лекций тебе, например, выдают один кредит. Дисциплины, на которых мы проектируем какие-то здания, могут стоить и десять кредитов, — рассказывает Лиза. — Чтобы перевестись на следующий курс, к концу учебного года студенту нужно набрать минимум 30 кредитов. Я к прошлому лету получила 60. Не понимала, как работает эта система, поэтому, чтобы уменьшить тревожность, взяла как можно больше предметов. Где-то 12−13.

На вопрос, было ли при такой нагрузке свободное время, Лиза шутит: «Ну, конечно».

— Некоторые занятия нацелены на домашнее образование, — объясняет собеседница. Преподаватель, например, заливает курс на YouTube, мы самостоятельно разбираем материал и отсылаем ему готовые модели на оценку.

Все предметы, которые изучает белоруска, связаны с архитектурой. Студентка говорит, что пар вроде философии и психологии у них нет. Для тех, кто хочет взять что-то гуманитарное, предлагают, например, социологию. Но опять же, содержание курса будет в контексте архитектуры. Идеологических дисциплин аналогов нашей «Истории белорусской государственности» у Лизы нет.

— Ничего подобного я даже в списке университета не видела, — говорит собеседница.

На парах можно встретить от 30 с лишним человек до четырех. Наполняемость аудитории зависит от заинтересованности в предмете. Среди необычных занятий, которые были за эти полтора года, Лиза называет «предмет, который состоял из экскурсий». Вместо пар студенты централизованно ездили в Германию и другие чешские города, чтобы посмотреть на архитектуру. После каждого тура парни и девушки писали эссе.

Фото предоставлены собеседницей
Общежитие, в котором живет Лиза. Фото предоставлено собеседницей

— В БНТУ учится было тяжелее. Во многом из-за того, что там нас наваливали разными предметами. А здесь, я понимаю, если я что-то выбрала, то мне в кайф этим заниматься и делать домашнее задание. Хотя и тут возникают сложности, когда нужно заучивать какую-то терминологию, чтобы понимать преподавателя, — как есть говорит Лиза. — Кроме того, если в Беларуси за семестр от нас требовалось подготовить два архитектурных проекта, то здесь один. Чем меньше заданий, тем в данном случае эффективнее. Работа получается более детализирована, как и должно быть в профессии архитектора.

В конце каждого семестра студентов ждут экзамены и зачеты. Форму последнего каждый преподаватель определяет сам. Это может быть 3D-модель, сделанная на компьютере, эссе, реферат, альбом с рисунками. Экзамены чаще всего проходят, как в Беларуси: тянешь билет и отвечаешь.

— Если какой-то предмет не сдал, не страшно. Можно пересдать в другом семестре. Главное, чтобы к концу года человек собрал минимум 30 кредитов, — объясняет белоруска.

«Когда я ехала в Либерец, думала, условно, это наш Борисов, ну кто поедет сюда учиться?»

Население Либереца, в котором живет и учится Лиза, чуть более ста тысяч человек. Большинство ее однокурсников — чехи. Основной возраст студентов — от 20 до 26 лет.

Фото предоставлены собеседницей
Кухня в блоке, где живет Лиза. Фото предоставлено собеседницей​​

— Если ты учишься в Чехии на чешском, то можешь получать образование бесплатно. Тем, кто старше, нужно платить. Никаких отработок после выпуска тут слава богу нет. Просто получаешь диплом и идешь в свободную жизнь: можешь работать или в магистратуру, — объясняет девушка. — Изначально, когда я ехала в Либерец, думала, что это, условно, наш Борисов. Ну кто поедет сюда учиться? Это белорусское мышление, — шутит собеседница. — Позже поняла, что ошибалась. В Чехии нет разницы, в каком городе находится университет: на периферии образование такое же качественное, как и в столице. Многие ребята из южной части страны специально едут на север в Либерец, чтобы учиться именно в этом университете.

Фото предоставлены собеседницей
Вид из окна в комнате Лизы. Фото предоставлено собеседницей

Студенческий городок, где находится общежитие Лизы, это шесть зданий с несколькими сотнями комнат. Отсюда до университета 15 минут пешком.

— Комнату я делю с парнем. Для вуза — это не проблема, достаточно лишь написать заявление, что хочешь жить со своим партнером, — рассказывает Лиза. — Единственное, в этом случае по неписаному правилу во втором помещении блока тоже должна быть парочка, чтобы в блоке соблюдалось гендерное равенство.

В общежитии, рассказывает она, нет строгих вахтеров и комендантского часа. За месяц за место каждый студент платит около 120 евро.

— К сожалению, стоимость жилья поднимается чуть ли не каждые полгода. Для сравнения, изначально, когда я только приехала в Либерец, эта сумма составляла 109 евро. Рост цен сразу не замечаешь, а потом сравниваешь, и видно, — рассуждает Лиза. —  Я так понимаю, это связано с приездом украинских беженцев. Их заселили в общежития, и они живут бесплатно.

Команата в общежитии, где живет Лиза. Фото предоставлено собеседницей
Комната в общежитии, где живет Лиза. Фото предоставлено собеседницей

Стипендия у девушки 460 евро. Этих денег, говорит, хватает «для типичной студенческой жизни». Хотя, шутит, иногда можно что-то и у родителей попросить.

— Готовлю я чаще всего сама. Мне нравится, да и так дешевле. Но могу и в столовую сходить. Цены там демократичные. Тарелка супа и второе стоит около трех евро, — делится особенностями быта собеседница. — Кстати, периодически сбрасываю маме фото чеков из местных магазинов, сравниваем цены. Они плюс-минус одинаковые. При том что моя стипендия в несколько раз больше белорусской.

Фото предоставлены собеседницей
Чек за один из походов в магазин. Фото предоставлены собеседницей

«В следующем семестре меня ждет диплом и госэкзамены. Это страшно»

В плотном учебном графике у Лизы всегда есть время на активизм. В прошлом году, например, в одном из кинотеатров она делала мероприятие, посвященное Беларуси. Гостям показывали фильм о белорусских студенческих протестах.

А еще в Либереце девушка встретила любовь. Ее парень тоже белорус, он приехал учится в Чехию в 2018-м. Из вуза он выпускается позже Лизы.

— В следующем семестре меня ждет диплом и госэкзамены. Не представляю, как это будет проходить, поэтому очень страшно. Но надеюсь, сложится хорошо. Если честно, пока я не имею понятия, как с полученными знаниями идти в мир. Плюс другая страна. Это немного заставляет бояться взрослой жизни, — делится переживаниями собеседница. — Надеюсь, до лета в Беларуси что-то изменится, и я смогу вернуться домой. А если нет, буду продолжать работу в Чехии как архитектор и студенческая активистка.

Фото предоставлены собеседницей
Ужин с преподавателями после экскурсии. Фото предоставлено собеседницей

Вакансию девушка пока не искала. Говорит, нет смысла размещать где-то резюме, пока диплом не на руках.

— У меня есть контакты из архитектурных компаний, к тому же я вижу, что некоторые пишут в Facebook в поиске архитекторов. Тут нет перебора таких специалистов, фирмам нужны кадры, — описывает ситуацию Лиза. — Так что, надеюсь, с работой я быстро разберусь.

Несмотря на жизнь за границей, Лиза говорит, что очень хочет вернуться домой после учебы:

— Мне было бы интересно посодействовать развитию белорусской науки и образования. Хотела бы, чтобы Беларусь была страной, где людям нравится учиться, и не было бы такой утечки мозгов. Я вижу большой пробел в нашем образовании в сравнении с европейским. Тут и качество материала, который преподают, и то, как он преподносится, и даже безбарьерная среда. В нашем вузе, например, для людей с ограниченными возможностями есть и пандусы, и туалеты. Думаю, мои знания пригодились бы в Министерстве образования. Хватит ли у меня компетенций? А почему нет? С 2019-го моя жизнь связана со сферой прав человека и студентов.