Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В какую страну чаще всего уезжают белорусы работать, и из какой страны едут работать в Беларусь
  2. Нехватка денег, еды и одежды. Эксперты ООН изучили ситуацию с украинскими беженцами в Беларуси и узнали, хотят ли они домой
  3. Синоптики объявили оранжевый уровень опасности на понедельник
  4. Чемпион Беларуси по футболу сыграл договорной матч? СК возбудил уголовное дело в отношении представителя «Шахтера»
  5. Россия очень не хотела, чтобы Украина вступила в НАТО, — но, кажется, это уже случилось де-факто. Объясняем, что произошло
  6. С 1 февраля пересмотрят некоторые пенсии. Но размер прибавки вряд ли порадует
  7. Песков назвал слова Джонсона об угрозах Путина ложью
  8. Почему Западу нельзя медлить с поставками вооружения Украине, где сейчас наступает армия РФ, потери под Горловкой. Главное из сводок
  9. «Не отбыла даже хотя бы половину срока». Замглавы администрации Лукашенко рассказала, почему отказано в помиловании россиянке Сапеге
  10. «Лукашенко очень жестоко кинул Путина». Экс-спичрайтер президента России Аббас Галлямов о войне, протестах и будущем
  11. Источники: Влад Бумага уходит из YouTube и переходит в VK Видео
  12. «Белорусы — это же не россияне». Спросили у жителей украинского приграничья о вероятности вступления Беларуси в войну
Чытаць па-беларуску


Депутаты в первом чтении приняли проект закона «Об изменении кодексов по вопросам уголовной ответственности». Цель подготовки проекта закона — «принятие мер упреждающего характера за совершение преступлений экстремистской (террористической) направленности». «Зеркало» попросило юриста прокомментировать главные предлагаемые изменения в Уголовный кодекс.

Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

В целях безопасности мы оставили эксперта анонимным. Однако все его данные есть в редакции.

Юрист называет «декоративными» новые уголовные статьи 289−1 «Пропаганда терроризма» и 375−2 «Нарушение требований по защите государственных секретов».

— За пропаганду терроризма у нас и так могут задержать. Исходя из определения закона, это тот же экстремизм. Включение этой статьи в законодательство просто облегчает работу силовикам, — комментирует юрист. — Что касается защиты госсекретов, новая статья затрагивает лишь тех, кто ответственен за их неразглашение. Большинство людей не имеют к этому отношения, потому что к такой информации у них нет доступа.

Юрист отмечает, что главные изменения, которые хотят внести в законодательство, касаются преступлений против государства и против мира и безопасности человечества:

— Это показывает, чего опасаются силовые структуры. Я в этом вижу их переживания насчет того, что конкретно для них несет война в Украине. Через усиления вот этих статей они ставят цель максимально запугать возможных противников и предупредить «деструктивные» действия с их стороны. Думаю, по этой причине изменения вносятся только в эти главы Уголовного кодекса.

Также юрист обратил внимание на статью 360 «Диверсия».

— Я вижу, что наши и без того очень общие формулировки в законодательстве растягиваются еще больше, — отметил он. — Здесь цель меняется с нанесения ущерба экономической безопасности на причинение ей ущерба. Разница кажется несущественной, но в моем понимании получается следующее. Любой ущерб экономической безопасности — это уже диверсия. При большом желании и при существующей белорусской практике любое преступление против государственной собственности можно назвать диверсией. Например, на какой-то завод поставили некачественные детали, а в итоге из них плохо собрали какое-то изделие. В итоге государство от этого понесло убытки. Вот вам и диверсия.

Он также остановился и на изменениях в статье 356 «Измена государству»:

— Эта статья не расширяется, по ней вводят только другой вид наказания в отношении должностных лиц и военных — смертную казнь. Например, если у человека по службе был доступ к государственным секретам и он выдал их иностранному государству, он уже имеет риск получить такое наказание. Сюда же попадает и шпионаж — под ним также подразумевается сбор и передача иностранному государству секретов. При этом если перед тобой на улице едет танк, то, очевидно, направление его движения уже не является государственным секретом. Такие сведения максимально доступны неограниченному кругу лиц, гражданские лица могут их разглашать.

Юрист объясняет и дополнение к статье 369−1 о дискредитации Вооруженных сил. По его словам, оно напоминает кальку российского законодательства:

— Сказал, что у нас танки не заводятся — все, дискредитировал армию. Назвал спецоперацию войной, упомянул, что прапорщик плохой — иди в тюрьму. Любой человек может стать виновным в таком преступлении, если он использует неприятную для вооруженных сил формулировку.

— При этом в 125-й статье, в которой говорится о нападении на учреждения, пользующиеся международной защитой, вводится единственное дополнение. Человек будет освобожден от уголовной ответственности, если расскажет о подготовке такого преступления, — добавляет юрист.

Он поясняет, что все эти изменения в Уголовном кодексе делаются для того, чтобы «предупредить выдачу какой-то информации».

— Возможно, силовики опасаются каких-то кейсов, если россияне начнут наступать из Беларуси в Украину. В таком случае, если будет общественное обострение, им нужно что-то сделать, чтобы народ и военные госслужащие не начали «сливать» какие-то данные вовне, — комментирует юрист.

Напомним, депутаты в первом чтении приняли данные изменения.