Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. С 1 февраля повысили некоторые пенсии. Рассказываем, кто получит прибавку, а кто — нет
  2. Нехватка денег, еды и одежды. Эксперты ООН изучили ситуацию с украинскими беженцами в Беларуси и узнали, хотят ли они домой
  3. «Расстреляли на глазах у всех и закопали прямо в траншеях». Бывший вагнеровец рассказал о войне, Пригожине и своем побеге
  4. По прозвищу Крокодил. Рассказываем, что за политик принимает Лукашенко в Зимбабве и почему эта страна очень похожа на Беларусь
  5. «Белорусы — это же не россияне». Спросили у жителей украинского приграничья о вероятности вступления Беларуси в войну
  6. Партия Гайдукевича потребовала от Международного уголовного суда привлечь к ответственности президента и премьера Польши. Что ответили в МУС
  7. Житель Логойского района сжег автомобиль начальника местной ГАИ
  8. Захват «штурмовыми отрядами добровольцев» Благодатного, госпитали в роддомах, где ждать «неизбежного» наступления РФ. Главное из сводок
  9. Школьникам хотят показывать по субботам советское кино и фильмы про войну. Даже те, где есть ограничения по возрасту из-за недетских сцен
  10. «Не отбыла даже хотя бы половину срока». Замглавы администрации Лукашенко рассказала, почему отказано в помиловании россиянке Сапеге
  11. ВДВ РФ могли потерять в Украине до 50% личного состава, наступление под Бахмутом продолжается. Главное из сводок штабов
  12. Чемпион Беларуси по футболу сыграл договорной матч? СК возбудил уголовное дело в отношении представителя «Шахтера»
  13. Россия очень не хотела, чтобы Украина вступила в НАТО, — но, кажется, это уже случилось де-факто. Объясняем, что произошло
  14. «Увидим формирование военно-силового блока с политическими амбициями». Эксперты — о шансах Позняка стать серьезной политической силой
  15. В Беларуси не удается решить хроническую проблему на рынке труда. О ней говорят и власти, и эксперты
  16. Похоже, санкции действуют. Россия отправила на войну «новейший танк» — рассказываем, что с ним не так и при чем здесь Беларусь


Что должно быть главным в системе образования, чем вредны постоянные реформы в этой сфере, стоит ли ностальгировать по советской школе и насколько серьезная нагрузка ложится сегодня на белорусских школьников. Об этом известный репетитор Евгений Ливянт рассказал в эфире Смартпресс.

Фото: smartpress.by
Фото: smartpress.by

О постоянном реформировании образования: лечит или калечит?

По мнению Ливянта, все реформы в образовании, начиная с 1993 года, проводились на скорую руку.

— Реформы так делать нельзя. Если она проводится за месяц-два, а то и задним числом, то даже с самыми благими намерениями приведет к печальным последствиям. Реформы всегда затрагивают огромный комплекс вопросов, а у нас они шли одна за другой. Сейчас объявлена новая, на мой взгляд, с далеко идущими последствиями. Потому что она глобальная и совершенно не подготовленная. И через какое-то время жизнь заставит провести еще одну реформу, и еще, — подчеркнул он.

Нужно остановиться, честно зафиксировать и принять то, что есть сегодня, убежден педагог.

— Недавно Национальный институт образования провел исследование математической грамотности наших девятиклассников, и результаты катастрофические. Международная система оценки имеет шесть уровней математической грамотности. Так вот, по итогам исследования, на первом уровне находятся 15% белорусских школьников, еще около 15% — показали результаты с 2 по 6 уровень. А для большинства (70%) придумали пороговый уровень 1А, которого нет в международной системе. Вот на этом уровне, который ниже первого, находится 68% наших учеников. А оставшиеся показали результаты еще ниже этого порогового уровня, — констатировал Ливянт.

Он посетовал, что даже эти цифры не заставляют остановить все реформы и задуматься, что же происходит.

— Все реформы у нас сводятся к тому, что меняется система вступительных экзаменов. Я это сравниваю с торговлей. Когда в магазине падают продажи, руководство предлагает способ решения: надо поменять кассовые аппараты, кассиров, охранников на входе, ценники на товарах и передвинуть полки. И делают это в надежде на какой-то результат. Но мы все понимаем, что нужно не это, а качество и востребованность товаров, — пояснил педагог.

— Именно поэтому затеянная сегодня реформа приведет к очень тяжелым последствиям для нашей системы образования, и точно будет не последней. Придется после этого еще не раз все переделывать, — добавил он.

О советской модели образования: нужен ли возврат к истокам?

На вопрос, имеет ли смысл вернуться к модели образования, которая существовала в СССР, Ливянт ответил:

— Советская система образования была достаточно хороша до середины 1970-х годов. Тогда в школе часто условия для детей были лучше, чем дома, где в однокомнатной квартире могли проживать по 5−6 человек. Были лучше сами здания, просторные классы, стадионы, спортзалы, столовые, где кормили, кабинеты труда, где можно было получать профессию. Учителя были квалифицированные, с высоким интеллектуальным и моральным потенциалом.

— В том, что застал уже я (закончил школу в 1983 году), оставалось многое из той системы, но было очень много идеологии, которая не соответствовала действительности. Когда тебе рассказывают одно, а в жизни видишь другое, это плохо. В юном школьном возрасте острее всего чувствуешь вранье, особенно вранье в школе, — продолжил Ливянт. — Например, если на экзамене списывает ученик, это естественное для него поведение, но если система знает, что все списывают и оценки завышаются, а ученик знает, что учитель знает, в этом случае падает уровень образования. Падает мотивация хороших требовательных учителей, падает мотивация учеников. Наверное, все это накладывало отпечаток на восприятие образования. Тогда же в системе образования появилось очень много приписок к отметкам: «три ставим — два в уме».

На взгляд Ливянта, именно такие элементы сильно ударили по советской системе образования, и качество его упало.

— Наверное, все это было предтечей для кризиса в образовании, который настал в 1990-х годах на всей постсоветской территории. Он привел к тотальной коррупции при вступительных кампаниях, — добавил он.

О перегруженности школьной программы и разделении на «физиков и лириков»

Сегодняшняя школьная программа у белорусских детей, несмотря на попытки переписывания учебников и переноса предметов из класса в класс, очень насыщенная и местами даже избыточная, уверен Ливянт.

По его словам, чтобы эту программу изучить за ограниченное количество времени, ученикам приходится выполнять объемное домашнее задание.

Еще один вопрос: нужны ли все эти предметы в том объеме, в каком их преподают, школьникам?

— Придерживаюсь мнения, что в системе образования должно быть разнообразие, чтобы человек мог выбирать, что он будет изучать и сдавать. Например, Россия пошла по такому пути: есть два экзамена по математике: базовый — за среднюю школу для получения аттестата, и профильный, необходимый для поступления в вуз, — сказал Ливянт.

По его словам, главным в образовании должны быть вариативность, честность и соответствие здравому смыслу.

— У мотивированных учеников нельзя отбивать желание учиться, но и заставлять учить тригонометрию тех, кому это неинтересно, не нужно, — подчеркнул он.

Педагог считает, что в старших классах было бы правильным делить учащихся на классы «физиков и лириков».

— Последние два-три года школьникам нужно дать право выбирать предметы, чтобы избежать вранья в оценках. Вот не хочет ученик изучать тригонометрию, которая есть в программе, но сидит, мучается. А ведь нельзя поставить ему по этому предмету ноль, поэтому учителя просто какие-то оценки рисуют. В это же время ученик, которому важна тригонометрия, деградирует, вынужденный учиться по базовой программе, — привел пример педагог.