Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. С 1 февраля повысили некоторые пенсии. Рассказываем, кто получит прибавку, а кто — нет
  2. Нехватка денег, еды и одежды. Эксперты ООН изучили ситуацию с украинскими беженцами в Беларуси и узнали, хотят ли они домой
  3. «Расстреляли на глазах у всех и закопали прямо в траншеях». Бывший вагнеровец рассказал о войне, Пригожине и своем побеге
  4. По прозвищу Крокодил. Рассказываем, что за политик принимает Лукашенко в Зимбабве и почему эта страна очень похожа на Беларусь
  5. «Белорусы — это же не россияне». Спросили у жителей украинского приграничья о вероятности вступления Беларуси в войну
  6. Партия Гайдукевича потребовала от Международного уголовного суда привлечь к ответственности президента и премьера Польши. Что ответили в МУС
  7. Житель Логойского района сжег автомобиль начальника местной ГАИ
  8. Захват «штурмовыми отрядами добровольцев» Благодатного, госпитали в роддомах, где ждать «неизбежного» наступления РФ. Главное из сводок
  9. Школьникам хотят показывать по субботам советское кино и фильмы про войну. Даже те, где есть ограничения по возрасту из-за недетских сцен
  10. «Не отбыла даже хотя бы половину срока». Замглавы администрации Лукашенко рассказала, почему отказано в помиловании россиянке Сапеге
  11. ВДВ РФ могли потерять в Украине до 50% личного состава, наступление под Бахмутом продолжается. Главное из сводок штабов
  12. Чемпион Беларуси по футболу сыграл договорной матч? СК возбудил уголовное дело в отношении представителя «Шахтера»
  13. Россия очень не хотела, чтобы Украина вступила в НАТО, — но, кажется, это уже случилось де-факто. Объясняем, что произошло
  14. «Увидим формирование военно-силового блока с политическими амбициями». Эксперты — о шансах Позняка стать серьезной политической силой
  15. В Беларуси не удается решить хроническую проблему на рынке труда. О ней говорят и власти, и эксперты
  16. Похоже, санкции действуют. Россия отправила на войну «новейший танк» — рассказываем, что с ним не так и при чем здесь Беларусь
Чытаць па-беларуску


Татьяна Курилина долгое время была администратором сети чатов «97%». 49-летняя женщина вернулась в Беларусь в начале нынешнего года. По версии госСМИ, Курилина пересмотрела свои взгляды и решила вернуться из-за границы, чтобы «искупить вину» добровольным признанием. Правозащитный центр «Вясна» сообщал, что женщину выманил в Беларусь сотрудник спецслужб. Подробности этой истории «Зеркало» узнало у представителя Объединенного переходного кабинета по восстановлению законности и правопорядка, а также руководителя BYPOL Александра Азарова.

Задержанная администратор чатов 97% Татьяна Курилина в эфире телеканала СТВ. 22 февраля 2022 года. Фото: скриншот видео
Задержанная администратор чатов «97%» Татьяна Курилина в эфире телеканала СТВ. 22 февраля 2022 года. Скриншот видео

Напомним, дело Курилиной будут рассматривать в Гомельском областном суде в закрытом режиме. 49-летнюю Курилину обвиняют по 12 «протестным» статьям УК, среди которых обвинения в призыве к санкциям (ст. 361), разжигании розни (ст. 130) и клевете на Лукашенко (ст. 367).

По версии прокуратуры, женщина с августа 2020 года по февраль 2022-го в чатах призывала к участию в протестных акциях, насилию против чиновников и силовиков, а также выкладывала в открытом доступе их личные данные и публиковала клевету на Лукашенко.

Как писала «Наша Ніва», Татьяна Курилина долгое время находилась за границей. В январе 2022 года силовики взломали несколько чатов «97%», а в феврале Курилина появилась на гостелевидении в пропагандистском сюжете. Оказалось, что она уже находится в Беларуси.

Татьяна Курилина была администратором чатов «97%» под ником @v_tanke. В эфире телеканала СТВ она рассказывала, что в какой-то момент стала «администратором всея Беларуси», то есть имела доступ ко всем чатам.

— Она жила в Москве и работала бухгалтером. Ее аккаунт в Беларуси был очень известным, поэтому ее личность стали устанавливать силовики, — рассказывает Александр Азаров. — Когда у них появилась информация, что этот аккаунт принадлежит ей, то Татьяну стали вызывать [в правоохранительные органы] в Москве. Тогда ее перевезли в Украину, а затем в Польшу. Она там работала в одном из магазинов «Бедронка». У нее началась депрессия.

В этот момент с ней начал переписываться молодой человек. Его имени BYPOL не знает, но экс-силовики предполагают, что это был сотрудник спецслужб.

— У них сначала были дружеские отношения по переписке. Потом они переросли в более романтические. Полгода он ее обрабатывал и каким-то образом в себя влюбил, — продолжает Азаров. — Он был таким ее доверенным лицом. Татьяна ему все рассказала: что была администратором каналов, чем занималась в Беларуси, в общем, всю свою историю. Он сказал, что бывший сотрудник, что у него есть контакты и он может решить все ее проблемы. Мол, приезжай, ничего тебе не будет, я договорюсь. Она об этом рассказала сестре, которая также живет в Польше. Сестра была категорически против, сказала, мол, тебя обманут. Пыталась ее отговорить, но Татьяна удалила все аккаунты и исчезла. Потом уже обнаружили, что она задержана в Беларуси.

Часто ли происходят случаи, когда сотрудники спецслужб втираются в доверие и выманивают в Беларусь людей, которые участвовали в протестной активности и уехали за границу? Александр Азаров говорит, что до этого о таких ситуациях не слышал.

— Но много людей возвращаются и их закрывают. Почему они возвращаются, никто не знает. Историю Татьяны мы знаем, так как смогли собрать информацию, а как в других случаях, неизвестно. Возможно, силовики их тоже выманивают, но об этом не говорят, — объясняет он. — Войти в доверие, расположить к себе, а потом получить от человека то, что нужно — это часть оперативной работы. Этому сотрудников силовых структур учат в Академии МВД и Академии национальной безопасности.

По поводу возможности возвращения в Беларусь Александр Азаров предупреждает: для людей, которые участвовали в протестах, есть большая вероятность попасть за решетку.

— У оперов на каждого человека, который где-то засветился и находится за границей, есть дела, которые лежат в сейфе. Как только этот человек появляется (хоть через год, два, три), его сразу задерживают. И материал этот достают из сейфа, — говорит собеседник. — Не нужно думать, что про тебя забыли. Ничего не забыли. Все зафиксировано, лежит и ждет своего часа. Если ты участвовал в протестной активности, то вероятность того, что ты сядешь, приехав в Беларусь, 99%. Никаких сроков давности, ничего. У них палочная система, им нужны «палки» — это возбужденные уголовные дела и задержанные люди, сутки, которые им дают. Они ждут каждого, каждый на вес золота. Ни про кого никто не забывает.

Также Азаров призывает не верить заверениям силовиков о том, что можно вернуться, покаяться и «спать спокойно».

— В Уголовном кодексе не предусмотрено, что ты придешь, «покаешься», и тебя освободят от уголовной ответственности, — объясняет Азаров. — Если ты добровольно сообщаешь о преступлении и раскаиваешься, то ты не освобождаешься от ответственности. Она смягчается: то есть ты не 15 лет получишь, а, допустим, 13. Ты сядешь по-любому, только тебе могут меньше дать.