Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Эксперты рассказали, как удар по судну «Коммуна» навредит Черноморскому флоту России и сократит количество обстрелов Украины «Калибрами»
  2. Эксперты: Россия может активизировать наступление, пользуясь «окном» до поступления помощи США
  3. Лукашенко принял закон, который «убьет» часть предпринимателей. Им осталось «жить» меньше девяти месяцев
  4. «Когда рубль бабахнет, все скажут: „Что-то тут неправильно“». Экономист Данейко — о неизбежности изменений и чем стоит гордиться беларусам
  5. Доллар шел на рекорд, но все изменилось. Каких курсов теперь ждать на неделе?
  6. Национальность Брежнева и имя Андропова, бандитизм Сталина и отсидка Королева. Какие факты из биографий известных людей скрывали в СССР
  7. В Беларуси растет заболеваемость инфекцией, о которой «все забыли»
  8. Лукашенко назначил двух новых министров


Наверняка многие ждут, чтобы 2022-й скорее закончился. Некоторые белорусы говорят, что не хочется устраивать праздник на фоне войны и усиливающихся репрессий. Мы спросили психотерапевта Сергея Попова, как отмечать этот Новый год, когда в нашей стране политзаключенные его встретят в колониях и тюрьмах (кто-то уже не первый раз), а многие жители соседней Украины — в окопах или в своих домах, но под риском обстрелов. А еще он посоветовал, что делать, если новогоднее настроение никак не появляется и хочется остаться одному.

Фото: pexels.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com

Что вообще праздновать, если год был тяжелым и следующий, возможно, не окажется легче?

Продолжающиеся репрессии и жестокая война в Украине показывают, насколько реальность вокруг нас меняется. Вместе с ней меняется и то, как мы проживаем праздники, объясняет Сергей Попов. По его словам, Новый год воспринимается как определенный рубеж. И, учитывая нынешние условия, в этот раз слово «праздновать» уместнее заменить на «отмечать».

— Его можно отмечать как некую символическую дату, которая помогает нам рефлексировать, принять, отпустить, о чем-то поплакать, чему-то порадоваться. Выходит целый коктейль чувств и переживаний, — уточняет он. —  Уже третий год для свядомых белорусов — адское время. Но важно понимать, что Новый год — скорее, символ преемственности и смены времени. Что жизнь и время текучие, мы ведь все равно что-то пытаемся делать. Когда мы смотрим на эту дату, как на переход от одного к другому, от прошлого к будущему — такой стык времен. Тогда есть что отметить — погрустить о том, что не случилось, при этом вспомнить, какие у нас были надежды, желания. И если мы знаем, о чем грустим, то найдем и о чем порадоваться: все равно происходит какое-то изменение белорусского общества, культуры.

Психоаналитик говорит, что все происходящее вокруг заставляет нас наконец признать, что Деда Мороза не существует и что подарки нам никто не приносит — мы делаем их сами себе в течение года. Или не делаем.

— Если человек оказался пассивным наблюдателем, ему нечему будет порадоваться. Но он обязательно найдет повод для радости, если делал что-то, что считал нужным, исходя из своих ценностей, — рисковал, брал ответственность на себя. Даже если это были не глобальные поступки или они не привели к каким-то значимым результатам. Он может себе сказать: я это сделал!

По общению с белорусами внутри и вне страны я замечаю, что сейчас очень многие устали. Возможно, в этом контексте кто-то подумает о масштабных действиях и ставит планку, что нужно было сделать что-то особенное. Но если человек сохранил себя, свое благоразумие, трезвое мышление, смог выдержать такой прессинг реальности или каких-то более конкретных вещей — это тоже его действия. Думаю, теперешний Новый год — возможность не только глобально посмотреть на поступки, но и вернуться к себе. Не сошел с ума, сохранил свою психику, связи с людьми, кому-то где-то помог — это тоже внутренняя работа, и она важна. Нужно ее вспомнить, признать и ценить.

Что делать, если нет новогоднего настроения — нужно себе его устраивать?

— Мне кажется, новогоднее настроение — это потребность человека и его психики сливаться в каком-то экстазе вместе со всеми, — отвечает психотерапевт. — Как раньше: в Новый год все смотрят один телевизор, слушают одного человека, едят один салат. Но нет ли в этом пережитка советского прошлого? «Вместе к Победе! Пятилетки!» Но сейчас для многих и нет возможности сливаться в таком экстазе. А кто-то теперь вообще этому сопротивляется, раздражается, потому что опять начинается эта новогодняя чехарда — в этом есть какой-то обман.

Он добавляет, что потребности человека меняются, перестраиваются, как и само время. Новогоднее настроение тоже можно создавать по-другому в тех условиях, в которых мы находимся в эти дни.

— Кто-то — в своем доме в Беларуси, кто-то — в эмиграции, кто-то, к сожалению, в тюрьме или в окопах. Но, исходя из этой реальности, можно что-то создать уютное и приятное. У всех выйдет по-разному. И, может, это слияние заменится на более взрослое чувство принадлежности: я со своими людьми, мы о чем-то грустим, на что-то надеемся и переживаем это вместе.

Так проводил 2021-й и встречал 2022 год читатель «Зеркала». Фото предоставлено собеседником

Поэтому Новый год не обязательно должен сопровождаться пышным застольем, наряженной елкой и весельем. Если всего этого не хочется, лучше не заставлять себя и близких устраивать типичное отмечание, говорит Попов. По его мнению, это может ухудшить ситуацию.

— Чем больше стараться себе все это устроить, тем сильнее будет ощущение фальшивости. Важно признать, что сейчас другое соотношение радости и грусти, чем было энное количество лет назад и в других условиях. Нужно просто не обманывать себя.

Если близкий человек хочет не отмечать вообще и остаться один? Стоит его вытаскивать из дома в общую компанию?

Психотерапевт советует белорусам в Новый год все-таки не оставаться в одиночестве и напоминает о потребности принадлежности, что уже звучала выше.

— Уж так сложилось, что у нас Новый год — общий праздник и такой рубеж. Для человека и его психики очень важно проходить рубежи с кем-то, переступать эти пороги не одному. Да, себя не обманешь, но можно искать какую-то форму празднования — например, вместе посмотреть фильм. Ситуация, знаете, как «оставьте меня в покое — не оставляйте меня одного». Такое двойное послание, но человеку всегда нужен человек. Да, он может бухтеть, возмущаться, сопротивляться, но я убежден, что ему нужно присутствие кого-то рядом в какой-то форме, особенно в такие символические моменты.

Фото: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

Что делать, если уехал в другую страну и отмечать просто не с кем?

Людям, которые оказались в праздники одни в чужой стране, действительно непросто. Но и из этой ситуации есть выход, чтобы не оставаться в одиночестве, говорит психиатр. Например, можно присоединиться к родным или друзьям по скайпу или зуму. Или хотя бы вместе онлайн поужинать до того, как ближе к бою курантов все вокруг начнут друг другу звонить и могут появиться проблемы с интернетом.

— Конечно, это не равнозначные ситуации, когда люди находятся в одном месте и пространстве, взаимодействуют, но все же эти технологии помогают не просто поговорить друг с другом. Можно сесть вместе, выпить бокал вина, пива или шампанского; поужинать с кем-то, кто более-менее значим и считается своим человеком.

Тем более сегодня у белорусов особенное отношение к дому: он как бы есть, и его как бы нет. И у тех, кто уехал, и у тех, кто остался. Он у нас сейчас как будто растянутый в пространстве, мы его, как улитки, носим на себе. В этом этом плане, для тех, кто находится в Беларуси и может встретиться со своими друзьями, тоже может быть важно связаться с уехавшими. Эти связи крайне важны сейчас. Ведь дом — это люди. А должно пройти время, чтобы в эмиграции тоже появился кто-то близкий.

Как отмечать, когда кто-то в Новогоднюю ночь в окопах или тюрьме?

Возможно, кто-то уже не первый год не позволяет себе радоваться или чувствует за это вину, вспоминая, что с 2020-го сотни белорусов находятся в ужасных условиях за решеткой. В конце 2022-го это чувство, вероятно, усиливает ситуация с войной в Украине, где уже погибли тысячи людей, а военные 31 декабря и 1 января проведут в холодных окопах с риском для жизни.

— Здесь вопрос в чувстве вины. Знаете, возможно, технически отметить Новый год в окопе или тюрьме проще. Вспоминаю, как сам был на сутках, а потом некоторые коллеги из Европы говорили: «Это очень тяжело. Как жить вообще, когда понимаешь, что сам в благоприятных условиях, а у других жизнь пошла наперекосяк?» Это я еще не говорю о безвозвратных потерях, когда люди гибнут.

Часто новогодние празднования — про какое-то отрицание, маниакальное празднование: «Эгей, все будет хорошо! Вперед!» Но сейчас они не могут быть такими, как когда-то — это другие елки, огоньки и застолье, если оно есть. Рамка реальности теперь другая, и в ней человек тоже испытывает и печаль, и радость. Даже в окопах военные могут чему-то радоваться — увидеть красоту природы, смеяться с шуток товарищей и так далее. Это ужасно, и так не должно быть. Но здесь тоже соединяются грусть, печаль и радость — так работает психика. И важно не отгораживаться от этой реальности, не застревать в прошлом, не ждать Санта-Клауса или Деда Мороза, которые что-то принесут.

Я считаю, что мы сейчас все на войне — в разных условиях. И мы все заключенные — до тех пор, пока в нашей стране не будет освобожден последний политзаключенный. И в этом плане шарики и вкусная еда — не что-то, что должно отвлечь наше внимание или замаскировать все ужасы, будто они не про нас. Нет. Это про понимание: я на войне и могу позволить себе такую еду, такие огоньки. И так каждый — по-своему, ни больше и ни меньше. Тогда есть чувство совместности — когда мы знаем и помним о других. И эта вина не заблокирует наши действия или не заставит обвинять во всех бедах кого-то другого, а послужит толчком.

Украинские военные готовятся к Рождеству на первой линии защиты. Фото: Верховная рада Украины
Украинские военные готовятся к Рождеству на первой линии защиты под Марьинкой, Донецкая область, Украина. Фото: Верховная рада Украины

Попов говорит, что в этом случае чувство вины даже может быть полезным. И предлагает посмотреть на этот Новый год под таким углом: «Если я воюю на своем фронте и я в своей тюрьме, может, могу что-то сделать?»

— Если человек чувствует вину — значит, у него есть сильный внутренний стимул, скажем, восстановить разрушенное. У многих агрессоров и абьюзеров это чувство не возникает. Не верю, что оно есть у Лукашенко и Путина — соответственно, у них нет и такого импульса что-то исправить.

Но тут есть ловушка: «Я не сделал чего-то, поэтому ничего себе не позволю, пока не закончится война, репрессии и люди не вернутся в семьи». Мне это напоминает ситуацию, когда, например, умирает родственник от тяжелой болезни. Если близкий человек тоже будет с ним умирать, это никому не поможет. Так и здесь: не съесть что-то и не порадовать себя чем-то поможет общей ситуации и людям, которые находятся в ужасных условиях? Нет. В этом лишь такое запирание в прошлом — во многом присущая нашей культуре история. А можно направить это в будущее — не лишать себя каких-то адекватных радостей, подзарядки, а рискнуть и что-то сделать.

Психотерапевт советует подумать, что полезное можно сделать в следующем году, чтобы не ощущать эту вину или снизить ее. Можно составить список таких дел, но важнее, по словам специалиста, их проговорить с другим человеком.

— Чтобы сам человек это произнес и чтобы кто-то его услышал. Ведь в случае с бумагой мы как будто оставляем лазейку ничего не делать. Бумага не стыдит, ее можно забыть, потерять. Поэтому, может, самое важное в отмечании этого года — встретиться с кем-то (неважно, по зуму или вживую) и поговорить, какие были надежды и разочарования, что получилось и не получилось и что бы хотелось сделать в 2023-м.

Потому что просто «хочу, чтобы что-то произошло» — это как вера в Деда Мороза. Но на самом деле в следующем году будет еще больше вины и еще сложнее есть оливье. Поэтому нужно подумать: что бы мне хотелось и что бы я мог сделать. Пусть это будут маленькие шаги, но осуществимые: перечислить какую-то сумму, помочь с реабилитацией тем, кто освободился из заключения, просто поддерживать белорусскую повестку или культуру. Вариантов много. Сейчас многим кажется, что нужно быть и политиком, и военным, и полицейским, и психологом, и журналистом, и финансово помогать — потому что все это необходимо. Но на самом деле каждый может что-то делать, исходя из своих возможностей.

Снимок носит иллюстративный характер. TUT.BY

— Большой дождь рождается из маленьких капель. И я уверен, если хоть что-то сделано — совершены хоть один-два перевода на помощь, написано письмо политзаключенному, сказаны добрые слова в поддержку украинских близких и друзей — вины такой не будет. И можно позволить себе оливье и бокал вина, ведь я тоже на фронте, но в других условиях.

Также, чтобы увидеть, чем вы реально помогли кому-то или что хорошего сделали в сложном 2022-м, важно вспомнить эти поступки (можно даже записать).

— Мы действительно все забываем. Как война в Украине — такая затяжная, липучая, так и наша война с режимом тоже тянется. Это марафон, а мы иногда думаем, что показатель наших дел — это глобальная победа. Но на самом деле это большая работа. Как украинцы сегодня очень нуждаются в оружии и генераторах, так белорусы — в инициативности людей, ее нужно очень много. Поэтому очень важно вспомнить, что я сделал, и, может, даже не только для себя проговорить, но и обсудить с другими, чтобы появилось это чувство: я не один, мы вместе сделали немало. А новогоднее время позволяет делиться такими вещами без конкуренции и обвинений.

Зачем нам вообще отмечать Новый год?

— Одно из актуальных сейчас значений — что он позволяет как будто снять с себя лишние давление, обязательства, в чем-то простить. Был такой год, а дальше будет следующий. Это время, когда внутри, ментально, появляется новый шанс для жизни, возможность для чего-то нового. Знаете, музыкантам порой приходится играть и на свадьбах, и на похоронах. И тут тоже — и похороны, и свадьба. В эти дни на какие-то вещи мы можем сказать: «Ну ладно, не смог. Но у меня есть еще время впереди». В этот момент очень важно отметить, что внутри как раз появился этот новый шанс. Думаю, и украинцы на поле боя, и политзаключенные в тюрьмах тоже будут так думать в этот Новый год.