Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Сейчас воспринимаются как данность, но в СССР о них не могли и мечтать. Каких привычных для Запада вещей не было в Советском Союзе
  2. «Врачи говорят готовиться к летальному исходу». Поговорили с парнем белоруски, которую изнасиловали в центре Варшавы
  3. В Минтруда рассказали, как белорусы будут работать и отдыхать в марте
  4. Российская армия вернула себе инициативу на всем театре военных действий — что ей это дает. Главное из сводок
  5. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  6. «Слушайте, вы такие вопросы задаете!» Интервью с Борисом Надеждиным, который хотел стать президентом России
  7. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  8. Чиновники снова взялись за тех, кто выехал за границу. На этот раз — за семьи с детьми
  9. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  10. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему
  11. Герой мемов депутат Марзалюк остался в парламенте на третий срок. Угадайте, какая у него зарплата
  12. «Отработайте, и у вас получится». Спросили у экс-сенатора, как заработать на дом за 1,5 млн долларов (она продает такое жилье в Минске)
  13. «Продолжающиеся репрессии и поддержка России в войне». ЕС на год продлил санкции против Лукашенко и его окружения
  14. By_Help: Некоторых белорусов, ранее откупившихся за донаты, теперь обвиняют в «измене государству»
Чытаць па-беларуску


Центр новых идей,

В нашей медицине много проблем: недофинансирование, нехватка медиков и оборудования, недостаточный уровень подготовки врачей, список можно продолжать. Но в центре этих проблем находится всеобщая ненависть, которая делает невозможным любое значительное улучшение системы здравоохранения. Этот материал продолжает цикл «Черновик белорусских реформ» — в рамках проекта эксперты и практики Центра новых идей кратко рассказывают, как могли бы выглядеть ключевые реформы в нашей стране — когда для этого откроется окно возможностей.

Лидия Тарасенко. Фото: Центр новых идей

Лидия Тарасенко

координатор Фонда медицинской солидарности Беларуси

Ранее руководила в Беларуси медицинским центром и создала самое большое эндоскопическое отделение в стране. Закончила Белорусский государственный медицинский университет.

С точки зрения отношения к здравоохранению существует три группы игроков — медработники, пациенты и чиновники, занимающиеся управлением сферы. У каждой разное видение и свои задачи:

  • пациент хочет внимания, решения проблемы со здоровьем, эффективной коммуникации с врачом и минимальных трат денег и времени;
  • врач хочет чувствовать себя нужным людям, заниматься интересной работой, развиваться профессионально и не думать о том, сколько стоит оборудование, на котором он работает;
  • организаторы здравоохранения вынуждены решать, как потратить всегда недостающий бюджет так, чтобы закрыть максимальное количество вопросов по профилактике, диагностике и лечению с точки зрения всего общества, сделать систему помощи устойчивой и предсказуемой.

Когда у групп разные задачи, то конфликты неизбежны и по логике люди должны искать совместные решения. Но в Беларуси все больше нарастает ненависть всех ко всем.

Министерство здравоохранения против здоровья

Давайте начнем с целей. Всемирная организация здравоохранения определяет три основных:

  • улучшение здоровья населения;
  • повышение восприимчивости системы здравоохранения к потребностям населения, которое она обслуживает;
  • справедливость в финансовом вкладе, то есть бремя оплаты системы здравоохранения справедливо распределено по домохозяйствам.
Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

Смотря на эти цели и наших чиновников, видно, что управленцы медицинской сферы формально за все хорошее, против всего плохого, но когда стоит выбор между здоровьем людей и интересами режима, то Министерство здравоохранения выбирает второе. Иначе как объяснить облавы в хосписе Гродно, существующем на деньги спонсоров? Зачем увольнять уникальных специалистов из Центра детской онкологии?

Это во многом риторические вопросы, и я не знаю, остались ли у кого-то иллюзии на счет здравоохранения Беларуси. На всякий случай приведу несколько простых примеров.

Нам говорят, что медицина у нас бесплатная.

Реальная налоговая нагрузка только на зарплату у нас в стране — около 48%, в расчетном мы видим 14%, а остальное выплачивает работодатель еще до начисления средств. В Европе больше отчислений в ФСЗН разве что у Франции. В то же время, по данным Всемирной организации здоровья, в 2019 году в Беларуси государственные расходы на здравоохранение на душу населения были ниже, чем в соседних странах Европейского союза.

Государственные расходы на здравоохранение на душу населения, $

Беларусь 844
Латвия 1271
Польша 1575
Литва 1820

Выходит, что у нас берут деньги, а взамен мы получаем «бесплатную» медицину. При этом в реальности люди все чаще вынуждены обращаться за платными консультациями и лечением.

Нам говорят, что государство дало врачам бесплатное образование, и теперь они должны отрабатывать.

Но в Германии, например, 43 медицинских университета, из которых почти все государственные. Обучение в них для граждан Германии, а также для большей части иностранных студентов, бесплатное. Ждет ли после этого немецкого врача обязательное распределение куда-нибудь подальше от дома? Нет, выпускников привлекают нормальными условиями работы и никто не говорит, что теперь они в неоплатном долгу.

Нам говорят, что образование у нас качественное.

Чтобы получить диплом врача в Беларуси, нужно 6 лет университета. Во всех странах Европейского союза — 10−14 лет в зависимости от специальности. Какие технологии используются у нас, чтобы сократить срок обучения в два раза? Никаких, просто недостаточно подготовленных специалистов бросают в больницу, где они выполняют функции сразу за троих. Отличная практика, есть только один нюанс — она осуществляется на людях. Ни один вменяемый человек не рад такому обучению.

Еще одна проблема — нехватка врачей.

Их и раньше не хватало, а сколько людей еще потеряла наша страна с 2020 года? Исходя из количества опубликованных вакансий, не хватает около 4 тысяч врачей — это примерно 10% от общего числа ставок, а еще далеко не все вакансии попадают в открытый доступ.

Дефицит работников скрывают: если врача принять на 1,5−2 ставки — это испортит показатели, а они у нас всегда на высоте. Чтобы не приносить ущерб статистике, Минздрав изобрел «умное» постановление. Там написано, что при необходимости работа сверх установленной продолжительности рабочего времени может увеличиваться до 1800 часов в год. Таким образом медработнику можно увеличить норму работы до двух ставок, а технически оформить это как переработку, не занимая дополнительное место.

Это банальная массовая махинация со статистикой и желание скрыть проблему, не занимаясь ее решением. И как вы понимаете, управление сложной организацией медицинской помощи в ситуации, когда даже условный министр не знает точных данных, быть эффективным не может.

Что же делать?

Проблемы здравоохранения не заканчиваются описанными выше, их можно обсуждать бесконечно. Важнее говорить о том, что нам с этим делать.

В долгосрочной перспективе, чтобы улучшить систему здравоохранения, необходимы политические реформы, которые позволят исправлять структурные проблемы. Чтобы врачи перестали ненавидеть управленцев, должна появиться возможность диалога на равных. Чтобы пациенты лучше относились к врачам, они должны чувствовать, что у медика есть время для человеческого общения. Люди не должны бояться смотреть друг другу в глаза.

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

В краткосрочной перспективе нужно вкладывать силы и ресурсы в себя. У Беларуси больше шансов стать нормальным государством, если все, кто считает себя белорусом, будут развиваться. К примеру, пытаться удержать людей внутри страны в ожидании перемен или надеяться на то, что врачи приедут обратно, кажется менее реалистичным сценарием, чем работа по переформатированию общества, создания его таким, где физические границы имеют все меньшее значение.

Решение большого количества проблем в медицине часто происходит за счет технологий. Например, резкое снижение заболеваемости раком желудка случилось после изобретения холодильника, который позволил более качественно сберегать продукты.

Сегодня мы говорим о технологиях совершенно другого уровня.

Создаются сервисы онлайн-консультаций, гаджеты, которые регистрируют показатели жизнедеятельности и могут отправить информацию для анализа профессору в Австралию. Согласно опросу STADA group, 64% европейцев в случае несерьезного заболевания могут выбирать для себя диагностику и лечение у врача онлайн. Кстати, okdoc.me — разработанная белорусами платформа для удаленных консультаций — пока одно из самых удачных решений в мире.

Что у нас там было нужно для здравоохранения? Три группы игроков — чиновники, медики и пациенты.

Чиновники

Люди, занимающие сегодня управленческие посты в Беларуси, профнепригодны. Но где найти других? Для управления нужно не так много людей и правильные инструменты в их руках — по сбору достоверной статистики, системы поддержки принятия решений. Сроки между изобретением технологий и их практическим внедрением сжались, мировой опыт доступен в любой точке планеты. Сегодня нужно просто знать, где искать такие инструменты.

То есть пока власть удерживается режимом, улучшений не произойдет, но когда появится окно возможностей, как мы им воспользуемся?

Медработники

С устранением физических барьеров для практических врачей все сложнее — нельзя, находясь в Ганцевичах, оперировать пациента в Костюковичах. Или можно?

Относительно давно существует роботизированная хирургия, когда операцию выполняет машина, но ее движения управляются хирургом. Первая настоящая дистанционная операция была проведена в 2001 году врачом из Нью-Йорка 68-летней пациентке в Страсбурге (на расстоянии 6230 км!). Ладно, это слишком даже для разгулявшейся фантазии, вряд ли в ближайшем будущем это можно поставить на поток хотя бы по финансовым соображениям.

Но диагностика любого рода, от анализа крови на глюкозу до определения опухолевых заболеваний на ранних стадиях, уже придвинулась вплотную к человеку, существует целый парк девайсов и приложений для контроля за здоровьем. Такие инструменты переходят из разрядов игрушек в настоящее медицинское оборудование. За менее чем две тысячи долларов можно купить аппарат УЗИ, размером с пауэрбанк, который подсоединяется к планшету, и дает картинку как аппарат среднего класса.

Пациенты

Это все мы, и именно нашими налогами покрываются расходы на здравоохранение: от зарплаты специалистов до разработки новых лекарственных средств. Более прозрачная система налогообложения на основе блокчейна позволит сделать каждую транзакцию прозрачной и самому выбирать — берцы ОМОНу или потратить на лечение редкого заболевания, на которое сейчас собираем всем миром через смс.

Пока в обществе на всех уровнях организации, от семьи до государственного аппарата, доминирует культура насилия, все эти идеи будут звучать слишком хорошо, чтобы быть похожими на правду. Но как только достаточно большое количество людей поймет, что единственный путь развития — через объединение и преодоление страха с ненавистью, тогда изменится все, включая систему здравоохранения.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.