Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь
  2. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  3. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  4. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  5. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  6. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  7. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  8. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  9. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  10. Местами дождь и мокрый снег. Какой будет погода на следующей неделе
  11. В разных городах Беларуси заметили северное сияние


Пятая часть IT-­компаний, попавших в первый набор резидентов модернизированного в 2017 году Парка высоких технологий, к настоящему времени прекратила существование или находится в процессе банкротства или ликвидации. Большинство — с прошлого года. И абсолютно все — с участием иностранного капитала, пишет издание «Белорусы и рынок».

Фото: TUT.BY

Трехлетний IT-­бум

Напомним, декрет Лукашенко о ПВТ 2.0 увидел свет в декабре 2017 года. Белорусское IT-сообщество, заинтересованное в повышении конкурентоспособности отрасли на международном рынке, потратило почти 9 месяцев, чтобы убедить власти изменить условия хозяйствования в рамках существующего с 2006 года Парка высоких технологий.

Новый режим, предоставляемый по декрету инвесторам в эту сферу, произвел фурор в мире. Ключевыми дополнениями и изменениями стали легализация криптовалют, упрощение документооборота и послабление валютного контроля.

Резиденты получили больше льгот и на более значительные сроки — до 2049 года. Продуктовые компании, на которые в первую очередь была нацелена законодательная инициатива (был существенно расширен перечень видов деятельности, которые давали право на статус резидента), благодаря налоговым льготам получили возможность напрямую закупать рекламу у Facebook, Google и других провайдеров рекламных услуг.

После 2017 года в ПВТ стартовал правовой эксперимент с введением институтов английского права. Для резидентов была отменена субсидиарная ответственность, что стимулировало стартаперские инициативы. Важными для работодателей стали отмена разрешений на приглашение иностранных специалистов, возможность получения ими вида на жительство в упрощенном порядке и безвизовый въезд до 180 дней.

Революционные изменения законодательной базы не замедлили отразиться на числе желающих стать резидентами реформированного ПВТ. Первый набор в ПВТ 2.0 прошел в марте 2018 года — его участниками стали 46 компаний, в основном учрежденных в ожидании появления декрета. Всего за 2018 год ПВТ привлек 267 новых резидентов — это больше, чем вступило в него компаний за все 12 лет его существования.

В 2019 году льготный режим привлек 319 новых имен, в 2020-м — 230. Но на фоне изменившейся политической ситуации произошли и первые уходы. В прошлом году парк полнился всего 179 компаниями, а сворачивание бизнеса начало нарастать. В этом году закрытие офисов и ликвидация резидентов получили новый отрицательный импульс в связи с военным конфликтом в Украине. Он затронул в том числе и пионеров ПВТ 2.0, в начале 2018 года поверивших в новые возможности специального белорусского режима для IT-бизнеса.

Без пятой части пионеров

Как подсчитал «Белорусы и рынок», из 46 компаний, вступивших в ПВТ в первом, мартовском наборе 2018 года, пятая часть либо уже ликвидировалась, либо пребывает в процессе банкротства и закрытия.

Четверо из девяти бывших резидентов прекратили свою деятельность в 2020—2021 годах.

Так, в середине 2020 года перестала существовать геймдевстудия «Анстопобл», представлявшая в Беларуси интересы крупного британского разработчика Glu Mobile. Решение принял учредитель «Анстопобл».

Примерно тогда же в результате реорганизации исчезла Facemetrics (ранее она называлась Camera First) — портфельная компания инвестфонда одного из инициаторов реформирования ПВТ Виктора Прокопени. Facemetrics была присоединена к другой его компании — Banuba Development.

Не справились с внутренними вызовами еще два резидента, которые сегодня находятся в стадии банкротства. Один из них, «Философия программ» (бывшая литовская «БЕСК Комплекс Солюшенс»), пребывает в нем с осени 2020-го, второй, «Хейворкс» — с декабря 2021 года.

За неполный текущий год статус «в процессе ликвидации» присвоен еще пяти резидентам из первого набора в ПВТ 2.0. Всех их объединяет наличие иностранцев в числе учредителей или инвесторов.

Один из ликвидируемых в настоящее время бизнесов, «Клауд Колл Би Уай», открывала как свой центр разработки британская компания Cloud Call Group. Базирующийся в Лестере разработчик специализируется на облачных программных продуктах и услугах и после почти шестилетнего присутствия в Беларуси принял решение покинуть этот рынок.

One Soil — известный белорусский стартап в области точного земледелия. В него вложили деньги известные отечественные (Юрий Мельничек, Леонид Лознер) и иностранные (Almaz Capital) инвесторы. Компания, долгое время создававшая продукты в Минске, в течение 2021 года перенесла свои офисы и релоцировала сотрудников в Швейцарию и Польшу, а в начале этого года покинула ПВТ. Ее бывшая головная компания «Уан Соил» с марта прошлого года находится в стадии ликвидации.

«Виртуальная примерка» (ранее — «Вонабай») — бывшая портфельная компания инвестфонда Palta Юрия Гурского (вместе с ним на ранних этапах в нее инвестировала и компания Bulba Ventures Юрия Мельничека и Андрея Авсиевича). В мае прошлого года разработчика приложений для виртуальной примерки косметики и кроссовок приобрел почти за 30 млн долларов британский маркетплейс Farfetch. Менеджеры и инвесторы «Виртуальной примерки» еще до сделки релоцировали большинство сотрудников в Литву и Польшу, и британцам, которые по известным причинам отказались от присутствия на рынках России и Беларуси, осталось только поставить точку в деятельности компании-прародительницы — начать в прошлом июне ее ликвидацию.

С августа прошлого года через аналогичную процедуру проходят единственный резидент ПВТ с казахстанским капиталом и дочка одного из крупнейших поставщиков решений для IT-инфраструктуры в Скандинавии и Балтии.

В первом случае речь идет о компании «Смарт Сату Лаб», которую здесь открывал казахстанский бизнесмен, владелец платформы Smart Satu Болатбек Оспанов. Во втором — о дочке разработчика App Xite (Литва), который, в свою очередь, входит в структуру норвежского IT-концерна Atea Group. Об уровне этого бизнеса говорит тот факт, что вторым по пакету (после основателей) акционером Atea Group является Folketrygdfondet — норвежская государственная компания, управляющая Государственным пенсионным фондом Норвегии.