Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  2. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  3. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  4. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  5. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  6. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  7. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  8. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  9. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  10. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  11. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  12. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  13. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  14. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
Чытаць па-беларуску


Читатели «Зеркала» сообщают, что белорусов, которые переводили деньги в BYSOL, стали массово вызывать в Комитет госбезопасности. И если в начале января это были в основном сотрудники компаний — резидентов ПВТ, то сейчас вызывают вне зависимости от профессии. По словам наших читателей, схема такая же, как и в случае с айтишниками: людям предлагают «компенсировать» сумму доната в кратном размере. «Зеркало» попыталось узнать в самом КГБ, что происходит.

Здание КГБ Беларуси в Минске. Фото: TUT.BY
Здание КГБ Беларуси в Минске. Фото: TUT.BY

О подобных случаях нам также сообщили несколько читателей из Минска и районных центров. По их словам, в столице тоже вызывают переводивших деньги в BYSOL через фейсбук. Нам стало известно, что в КГБ вызвали врача и предпринимателя.

По словам наших читателей, схема такая же, как и в случае с айтишниками: людям предлагают «компенсировать» сумму доната в кратном размере.

Информацию о том, что в районные отделы КГБ Минска вызывают на беседы по поводу донатов, подтверждают и правозащитники «Вясны», сообщала об этом и «Наша Ніва».

— В районные отделы КГБ Минска белорусов вызывают на разговоры по поводу донатов в фейсбуке в 2020 году. Это люди разных профессий и занятий. Как рассказывают правозащитникам те, кто ходил на подобные разговоры, сотрудники КГБ показывают скриншоты якобы пересчета денег в фонды солидарности и ставят ультиматум: явка с повинной или тюрьма, — пишет «Вясна» в своем телеграм-канале. — Если человек пишет явку с повинной, где сам признается в том, что переводил деньги в фонд солидарности на поддержку политзаключенных, то его обязывают перечислить деньги (500 или 1000 долларов) на какой-то счет. Людей отпускают домой, но угрожают, что к ним еще придут с обыском.

Что говорят в КГБ?

Под видом донатившей белоруски журналистка «Зеркала» обзвонила областные управления КГБ, а также набрала на республиканскую горячую линию КГБ. Трубку подняли в только в двух управлениях — Могилевском и Брестском.

— Я за границей, донатила в фонды, мне сказали, что сейчас людей вызывают и предлагают заплатить в десятикратном размере и тогда не будет уголовной ответственности. Это правда?

— Вы знаете, у меня нет такой информации про донаты, о том, что вы говорите. Я не могу вам сказать, что вы там слышали или читали. Нет такой информации, — ответил дежурный в управлении КГБ по Могилевской области.

— У меня такой информации нет, поэтому я вам ничем помочь не могу, — вежливо уточнили в управлении по Брестской области.

— А не знаете, у кого узнать?

— Да нет, не знаю вообще ничего. Я в этой теме не ориентируюсь. <…> А вы где сейчас находитесь?

— В Польше.

— И хотите вернуться на родину?

— Да.

— А что за переводы денег?

— В BYSOL.

— Ну, я не знаю… Смотрите, если вы хотите возвращаться, возвращайтесь. Если что, с вами свяжутся.

Сколько людей может быть в списках силовиков?

— Точной цифры нет. 5000 — это то, что говорят силовики, но мы посчитали, что за это время нам задонатило более 100 тысяч человек, — рассказал «Зеркалу» сооснователь BYSOL Андрей Стрижак.

Он добавляет, что большинство активно донативших уехали за пределы страны.

Как силовики могли найти тех, кто донатил?

В основном в списки попали те, кто переводил деньги с белорусских карточек через фейсбук, который связан с системой PayPal.

— Каждая транзакция с белорусской карточки, проходящая через систему PayPal, не просто фиксируется в вашем банке, но и имеет в описании короткое обозначение, косвенно или напрямую указывающее, на что потрачены деньги, — на условиях анонимности рассказал «Зеркалу» экс-сотрудник белорусского банка. — Это может быть короткий фрагмент текста или некий объединяющий платежи одному получателю цифровой идентификатор. Например, все платежи в пользу BYSOL имели в описании одинаковый набор цифр (такой идентификатор был у PayPal и в 2020-м), кроме этого, слово BYSOL содержится в транзакциях PayPal. Соответственно, по этому набору цифр банк может найти всех плательщиков в условный BYSOL, BYPOL или сбор для ВСУ. Даже если почему-то идентификаторы менялись или не сохранялись банками (что крайне маловероятно), в дни массовых переводов вычленить всплеск платежей с использованием системы PayPal банку или КГБ не составит труда.

Здание КГБ в Минске. Фото: TUT.BY
Здание КГБ в Минске. Фото: TUT.BY

Сооснователь BYSOL Андрей Стрижак отмечает, что идентификатор появился у PayPal «не так давно».

— Мы уже применили базовые элементы безопасности в этом отношении, — отметил он. — Через PayPal у нас в основном проходят иностранные платежи, и они недоступны для идентификации белорусскими силовиками, так что эта тема не слишком актуальна для нас. Мы везде говорим, что при переводе через PayPal не нужно привязывать белорусские карточки. Ведь в таком случае он будет отображаться в белорусской банковской системе. То же самое и с донатами с белорусских карточек. Но они уже довольно давно у нас невозможны в связи с войной.

Если же вы донатили через Patreon и использовали белорусскую карточку, то силовики могут увидеть лишь сам факт отправки денег на платформу, но не их финального получателя (например, одну из демократических инициатив).

Законно ли вообще привлекать за пожертвования, когда организация не была экстремистской?

Сейчас многие получатели донатов белорусов признаны экстремистскими формированиями. Грозит ли по закону ответственность тем, кто отправлял им деньги до обретения нового статуса?

Рассмотрим ситуацию на примере фонда BYSOL. Его признали экстремистским формированием 3 декабря 2021 года. Между тем в Уголовном кодексе Беларуси есть статья 361−2 (Финансирование экстремистской деятельности). До 18 июня 2021 года эта статья звучала как «Финансирование деятельности экстремистского формирования».

— Соответственно, до 18 июня 2021 действовало такое правило: с момента признания МВД или КГБ группы граждан экстремистским формированием умышленное его финансирование является преступлением, — на условиях анонимности рассказал «Зеркалу» юрист. —  Умышленное в данном случае означает, что человек знал, что группа граждан признана экстремистским формированием. Предоставление финансовой помощи до соответствующей даты уголовным преступлением быть не может, так как закон обратной силы не имеет.

То есть все, кто донатил в ныне «экстремистское формирование» до 18 июня 2021 года, в принципе не могли нарушать закон. Однако есть юридическая ловушка.

— До 18 июня уголовно наказуемым являлось финансирование экстремистского формирования, а после — уже финансирование экстремистской деятельности, — продолжает юрист. — То есть пропала эта условная отсечка в виде решения МВД или КГБ. Учитывая, что закон «О противодействии экстремизму» определяет экстремистскую деятельность очень широко, на практике под это понятие подводится практически любое «неугодное» действие. Соответственно, с 18 июня 2021 года стало возможным привлекать граждан к уголовной ответственности за финансирование экстремистской деятельности без соответствующего решения МВД или КГБ.

Стоит отметить, что и после 18 июня сохранился обязательный элемент данного преступления — заведомость. Это предполагает, что человек еще до совершения финансирования должен знать, что его деньги будут потрачены на осуществление экстремистской деятельности. К сожалению, на практике бремя доказывания «заведомости» часто сводится к нулю.

Дает ли какие-то гарантии постановление о прекращении уголовного дела, которое выдают в КГБ?

Начнем с того, что в белорусском законодательстве нет понятия «беседа» или «разговор» в КГБ. Под эти термины подходит только понятие «оперативный опрос», однако он не может проводиться в рамках расследования уже возбужденного уголовного дела. Что же касается гарантий о прекращении уголовного дела, то наш эксперт в этом сомневается.

— Как они это делают юридически? Возбуждают уголовное дело (как я понял из той короткой информации, которая просочилась в СМИ), потом зовут тебя на разговор. Дальше ты соглашаешься заплатить в десятикратном размере доната. И они дают тебе постановление о прекращении уголовного дела. Но, во-первых, большой вопрос, есть ли в принципе какие-то легальные основания для возбуждения такого уголовного дела, если вы донатили в организации до 18 июня 2021 года. Во-вторых, важно знать одну важную вещь — постановление о прекращении уголовного дела юридически не значит ничего. Прокуратура может отменить его в любой момент на протяжении срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Он по делам о финансировании экстремистской деятельности составляет 5 лет, 10 — если, к примеру, преступление совершено группой лиц по предварительному сговору. То есть это значит, что на протяжении очень большого промежутка времени эти постановления можно множество раз выносить, а затем прокуратура будет их отменять. Ограничений по количеству постановлений и их отмен в этом случае нет — следовательно, и заставлять платить могут сколько угодно раз.

— Ну и КГБ — это не та организация, с которой можно договариваться, — считает юрист. — Ни разу такого не было, чтобы КГБ кому-то что-то пообещал и выполнил. По-любому на протяжении года мы какой-то подвох увидим.

Что нужно помнить, если человек решил идти на такую беседу?

— С чего бы я начал? Нужно вспомнить, когда ты делал эти донаты. Если до 18 июня 2021 года, то это в принципе не может быть никаким основанием для возбуждения уголовного дела. То есть можно пойти и прямо сказать: «Да, переводы делал, чтобы помочь людям», — объясняет юрист. — Второй момент. Если вы донатили после 18 июня, то здесь уголовная ответственность наступает за финансирование заведомо экстремистской деятельности. То есть человек должен знать, что эта группа людей — экстремисты. Но эта оговорка, заведомость, сейчас не работает. И тут уже сложно. С одной стороны, я бы посоветовал людям говорить прямо, что не знал, что это экстремистская деятельность. А с другой — гарантировать, что ничего не сделают — сложно. Я бы задумался над тем, чтобы хотя бы временно релоцироваться и посмотреть, как будет идти практика.