Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. МИД Германии подтвердил информацию о смертном приговоре гражданину ФРГ в Беларуси
  2. В правительстве пожаловались, что санкции ЕС затронули чувствительный для Минска товар. Что именно попало под запрет
  3. Милиционер проверил телефон и что-то вводил в Telegram. «Киберпартизаны» рассказали, что делать
  4. На рынке труда — «пожар»: число вакансий растет буквально на глазах
  5. В Минске сторонники Лукашенко празднуют его 30-летие у власти. Политику предложили дать звание Героя Беларуси — вот что еще там говорили
  6. Попытки прорвать оборону, продвижение российской армии и 1100 погибших. Что сейчас происходит на фронте в Украине?
  7. Похоже, власти закрыли лазейку, с помощью которой беларусы могли быстрее проходить границу. Вот что узнало «Зеркало»
  8. С чем связаны природные аномалии, которые одна за другой обрушиваются на Беларусь? Ученый объяснил и рассказал, чего ждать дальше
  9. Медик, механик и охранник. Рассказываем, что удалось выяснить о гражданине Германии, которого в Беларуси приговорили к расстрелу
  10. Экс-премьер Великобритании рассказал, каким может быть мирный план Трампа для Украины


На этой неделе белорусские власти вновь заговорили о возвращении «беглых» и о специальной комиссии, которая будет решать, можно ли человеку приехать домой. Не уверены, что такая идея будет пользоваться спросом у белорусов, которые уехали из-за репрессий, но не можем отрицать, что все они что-то оставили в родной стране. И почти наверняка это «что-то» болит и зовет домой. Спросили уехавших читателей, по чему в Беларуси они скучают больше всего.

Фото: TUT.BY
Минск, 2019 год. Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

Вера, 40 лет, Польша

По Беларуси очень скучаю, очень! Место, где прожила почти 40 лет, не вытравишь из сердца. До 24 февраля всерьез не думали о переезде. Несмотря на все репрессии в стране. И принятое с началом войны решение стало самым трудным в жизни нашей семьи, оно стоило мне океаны слез. Но будущее детей, их спокойная жизнь с мамой и папой стоит того.

Больше всего скучаю по оставшимся в Беларуси родным и близким друзьям. Уехав, поняла, как глубоко люблю родной город Витебск. Если вижу сейчас фото или видео знакомых улочек, становится физически больно. Пока очень сильная тоска. Если бы не дети, которые тут даже за это малое время успели пустить корни, а спустя пару лет тем более будут своими, после изменения ситуации в Беларуси я бы вернулась с огромным желанием! Несмотря на то, что в Польше мне нравится, и я этой стране благодарна за гостеприимство.

Роман, 32 года, Вильнюс

Вернуться домой хочется, потому что Беларусь — это мое все. Это моя Родина, мое детство, моя первая любовь, там меня любят и ждут. По ту сторону реки остались мои родители, любимые друзья, мое арестованное имущество.

Получил в Литве документы, но душой я остался в Беларуси. Уверен, что момент возвращения домой скоро настанет. Вижу, как обнимаю своих родных, как видел это, будучи в тюрьме. Вижу, что Беларусь будет свободной и демократической. Зло будет уничтожено. Жыве Беларусь! Слава Украине!

Виктория, 20 лет, Краков

В первую очередь хочу вернуться из-за семьи, съездить к бабуле с дедулей на дачу. А еще покушать вкусных сырков и обязательно попутешествовать по Беларуси.

Александра, 35 лет, Польша

Конечно, на родину тянут близкие: там остались родители, друзья, лучшие соседи! Любимая работа. Квартиру только построили, она большая и уютная (спойлер — в Польше с размерами все скромнее). Но сейчас прошел год, уже немного отлегло.

Скучаю по местам силы. Есть такие в Минске, где возьмешь кружку кофе и просто чилишь в тишине. Скучаю по клюкве в сахаре — наверное, это та вещь из еды, которая периодически вспоминается. Скучаю по временам, когда мы были невероятными.

Готовы ли мы вернуться при текущей власти? Ответ — точно нет. Она хоть и подняла нас, но и все испортила, она злая и токсичная. И к ней нет доверия и никогда не будет. Но когда-нибудь мы точно вернемся!

Сергей, 32 года, Грузия

По поводу желания возвращения домой, основные причины — это друзья, родственники и квартира в кредит. Но важнее всего ощущение несправедливости: нарушали закон они, а уезжать вынуждены мы. Я хочу, чтобы это было исключительно мое решение: ехать куда-то или нет. А если захватившие власть думают, что к ним приползут на поклон, то пусть «наш» самый известный картограф покажет им все четыре стороны, на которые они могут пройти.

Фото: TUT.BY
Минск, март 2021 года. Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

Михаил, 63 года, Варшава

Я уехал в декабре 2020, и очень хочу домой. В моем, уже пенсионном возрасте, жить в съемном жилье и трудиться на полную тяжело — здоровье не то. Особенно, когда у тебя осталась без присмотра отличная квартира в Беларуси и пенсия.

К сожалению, мои друзья и некоторые родственники тоже покинули родину, но многие и остались. Общаемся. Когда пытаюсь сказать, что хочу вернуться, они говорят, что чувствуют себя в Беларуси как в концлагере. И просят пока не возвращаться.

Инга, 30 лет, Вроцлав

Основная причина, по которой хочу вернуться, это моя семья. У меня она большая. А еще Беларусь — это мой дом, моя земля, мое место. Это все мое, а власти почему-то решили что это их. Я просто хочу вернуться домой.

Николай, 40 лет, Милан

Хочу вернуться из-за сложностей оформления всех документов, тем более сейчас, во время санкций. К примеру, я год жил без банковского счета и карточки.

К тому же, когда гражданин рождается в своей стране, он плавно получает все документы. А когда ты переезжаешь, приходится в короткий срок делать все документы, причем на новом месте, без полного понимания, как там работает административно-бюрократическая машина.

Ирина, 32 года, Турция

Мне хочацца вярнуцца з-за ўсяго. Ужо не ведаю, ці буду я вяртацца назаўсёды, бо калі пачынаеш будаваць жыццё за мяжой, прывязваешся да іншых мясцін. Але Мінск заўсёды будзе маім любым горадам. У ім было столькі добрых падзей, розныя месцы нагадваюць пра усё добрае, што адбывалася. Гэта немагчыма выкрэсліць.

Я сумую па кватэры, па сваім рэчах, па кнігах, што пакінула. Але гэта не галоўнае. Канешне, сумую па блізкіх людзях. Але з большасцю атрымліваецца бачыцца па-за межамі Беларусі. З тымі, з кім не атрымліваецца, можна стэлефанавацца. Сучасная эміграцыя не такая складаная, калі ёсць тэхналогія, плюс беларусаў паўсюль шмат і можна знайсці новых добрых знаёмых.

Акция протеста в Гродно, 16 августа 2020 года. Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

Катерина, 30 лет, Польша

Я уехала зимой 2021. Это было тяжелое время для меня и моей семьи, мы все сложно переживаем эту разлуку. Но дальше подвергать страху и опасности в собственном доме моего ребенка и себя я не могла.

Друзья теперь раскинуты по свету. Кто-то остался и дома. До сих пор самое тяжелое — звонки по видеосвязи с семьей. Кажется, в такие моменты сердце вот-вот разорвется.

Но я верю, что все будет иначе. Потому что оставить веру и просто жить дальше для меня равносильно предательству. Вера дает мне уверенность, что мой ребенок и я однажды приедем «домой». И мы вместе сделаем выбор своего будущего. Свободный, а не вынужденный. История учит, что тирания заканчивает плохо.

Анна, 33 года, Польша

О возвращении стараюсь не думать, так как неопределенность сроков напрягает еще больше. Но я точно знаю, что приеду! Какие бы руины меня не встречали.

Больше всего скучаю по людям: пара-тройка дорогих сердцу людей остались в Беларуси, но мы ежедневно на связи. Никогда бы не подумала, что буду скучать по улицам и проспектам. Проезжая в любой точке Минска последние два года смотрела не на прохожих, не на здания, а на дороги и тропы, на которых мозг легко представлял толпу — толпу незнакомых людей, но своих! Каждая улица пропитана этим чувством, даже дворы. Я скучаю по тем незнакомцам, которым можно просто так улыбаться и обниматься — словно мы итальянцы, любящие все и всех на свете.

На самом деле есть осознание, что в моей жизни еще будут присутствовать эти люди, что скоро мы повторим 15-километровые прогулки. И это чувство намного сильнее, чем скука, сожаление и уныние.

Екатерина, 27 лет, Польша

Больше всего хочется вернуться из-за родных. У меня дедушка и бабушка, очень хотела бы их увидеть. Они уже в возрасте и не могут сами приехать, а я скучаю. По родителям тоже скучаю, визу сделать очень непросто, так что я не видела маму вживую вот уже третий год. Правда, родители планируют приехать, и думаю, увидимся уже в этом году.

А если отвечать на вопрос, в какую страну я бы вернулась, то это была бы Беларусь, в которой нет политических заключенных. Вернулась бы в демократичную страну с честным правительством и свободой слова.

Майя, 24 года, Грузия

В Беларуси остался деревенский дом, в котором жили бабушка с дедушкой, а после их смерти дом стал своего рода дачей. Приезжали туда с мамой, с друзьями, с молодым человеком. Всегда держали на участке огород, ухаживали за садом, устраивали посиделки с шашлыками и пирогами.

Для меня этот дом кажется особенно родным местом, несмотря на то, что я родилась в столице. Именно в деревне чувствовала, что я нахожусь дома. Всегда восхищалась родными лесами, полями. Самые приятные воспоминания связаны с деревенским домом — засыпать под шум печки, слушать шелест деревьев, любоваться цветущим садом в мае.

Мы уехали из Беларуси в 2022 году, но там остается жить моя мама, она продолжает ухаживать за участком. И все же вдали от Беларуси очень тянет к родной земле. Дом часто снится, и, конечно же, теплится надежда, что мы сможем туда вернуться однажды, и снова собираться в беседке или любоваться родным цветущим садом.