Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  2. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  3. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди
  4. 18 погибших и 78 пострадавших, в том числе и дети: в Чернигове завершились поисково-спасательные работы
  5. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  6. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом
  7. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  8. В литовском пункте пропуска «Медининкай» сгорело здание таможни. Движение было временно приостановлено
  9. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
  10. Окно возможностей для Кремля закрывается? Разбираемся, почему россияне так торопятся захватить Часов Яр и зачем разрушают Харьков
  11. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  12. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  13. В ВСУ взяли на себя ответственность за падение российского ракетоносца Ту-22М3: «Он наносил удары по Украине»
  14. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  15. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком


Белорусские айтишники, которые работают по 12 часов и больше, рассказали, что вынужает их тратить на это личное время. Выяснилось, что кого-то заставляет работодатель, у кого-то два проекта, и ни один не бросишь, кто-то 5 часов добирается в Шабаны и обратно, а кто-то просто любит работать. Несколько историй собрало издание devby.io.

Фотография используется в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com

«Кампанію за тое, што вымушае працаваць у такiм рэжыме, ненавіджу»

— Я з тых, хто працуе па 12-16 гадзін на дзень. 2D-артыст, працую ў геймдэве. Пасля таго, як на пачатку восені скарацілі каля траціны супрацоўнікаў, шмат хто з лінейных спецыялістаў перайшоў на падобны рэжым.

Афіцыйна кампанія нібыта не вымушае так працаваць, і публічна менеджары кажуць, што трэба працаваць 8 гадзін. Толькі вось скарацілі не толькі працаўнікоў, але і тэрміны выканання задач: на што раней закладаўся тыдзень — цяпер трэба рабіць за 3-4 дні. З тымі, хто не дае рады, размова кароткая — на выхад, «за плотам» стаіць чарга з тых, каго возьмуць на тваё месца.

Асабліва «радуе» тое, што менеджмент у такіх умовах працягвае працаваць над развіццём цябе як спецыяліста — трэба хадзіць на курсы, выконваць дадатковыя задачы, выглядаць заўсёды софтскіл-агурком з шырокай усмешкаю.

Такі рэжым працы — сапраўднае выпрабаванне для ўсяго арганізма і псіхікі. Найгоршае, што нават у тыя 5-6 гадзін сну і адпачынку не атрымліваецца пераключыцца: у сне працягваеш маляваць лакацыі і персанажаў. Нават не магу ўявіць, як даюць рады тыя, хто мае дзяцей.

Трымаешся на такой матывацыі, што, згубіўшы працу, апынешся пад мастом, без жытла, ежы і карпаратыўнай тэхнікі. Ратуюць ударныя дозы энергетыкаў і думка, што калісьці, няхай праз год ці два, крызіс усё ж мае скончыцца, яны не бываюць вечнымі. Ну і тое, што да ўсяго прызвычайваешся — усё роўна ад пачатку вайны не да разваг, хобі, планаў, спорту, здароўя. Тут бы выжыць — вось і робіш што можаш для свайго выжывання.

Тыповы мой дзень выглядае так:

  • пад’ём у 9.30, каб выпіць вады, прывесці сябе да ладу і падрыхтавацца да дэйліка, а дзясятай на паўгадзіны;
  • пасля яго працую да 13.00–14.00 і раблю перапынак на гадзіну — паесці-паглядзець ютуб;
  • далей праца да 19.00–20.00 і яшчэ адзін перапынак на 1-2 гадзіны на вячэру і адпачынак;
  • недзе ад 22.00 стартуе шчыльная праца да 3.00–4.00 ночы, калі ніхто ўжо не тузае і не адрывае;
  • перад сном паўгадзіны-гадзіна — пачытаць або паслухаць кнігу, залезці ў душ.

У пятніцу звычайна дазваляю сабе скончыць каля 19.00–20.00, бо заўтра зранку ніхто не будзе пытаць за зробленае. Там можна адпачыць да 2.00 ночы, паглядзець кіно, пагуляць, пачытаць і потым салодка паспаць гадзін 10.

На выходных прачынаешся недзе па абедзе. У першую палову дня прыбіраеш хатку, ідзеш па прадукты на наступны тыдзень, у горад, адпачываеш. У другой палове дня гадзін 6-8 дарабляеш што не паспелася за тыдзень і робіш задачы з курсаў. У суботу звычайна дарабляеш, у нядзелю вучышся.

У прынцыпе хапае часу на тое, каб закрыць базавыя патрэбы. З цікавага — калі робіш штосьці не звязанае з працай, заўсёды ў галаве цікае таймер, колькі на гэта ідзе часу. Мару, што калісьці сітуацыя стане лепшай ды, прабачце, змагу хадзіць у туалет і не глядзець пры гэтым на гадзіннік.

Я не ўспрымаю таго, што адбываецца, як норму, не пакутую на працагалізм, мне ўсё гэта край не падабаецца. Кампанію за тое, што яна вымушае працаваць у такiм рэжыме, карыстаецца сітуацыяй і выціскае ўсе сокі, — ненавіджу, скрыгочуць зубы, калі менеджары расказваюць пра каштоўнасці. Але цяпер вельмі складана знайсці новую працу і трэба на штосьці жыць.

«И белорусский распред идет, и польское ВНЖ имеется»

— Уехал из Беларуси в Польшу после вуза. Работаю на двух работах. Первая  — та, где у меня распределение после универа, вторая — та, с которой подаюсь на ВНЖ. И обе на удаленке. 

Обычно я просыпаюсь в 9.00 утра — сначала в одной команде митинг, потом в другой. В работе довольно много коммуникаций с коллегами, так как я Data Scientist, а при двух работах митинги умножаются на 2. Поэтому время на «сосредоточенно поработать» остается на вечер. Обычно мой «рабочий день» заканчивается в 21.00–22.00, но есть исключения, когда приходится засижваться аж до 01.00–02.00 ночи. 

Минусы такой жизни: 

  • личного времени (чтобы сходить в спортзал, съездить в торговый центр и так далее) с понедельника по пятницу просто не существует. В течение дня я выхожу три раза по 15 минут на прогулку с собакой, делаю несколько перерывов, чтобы поесть, раз в пару дней могу выйти вечером. Если выделить время на что-то еще, это будет стоить мне сна, ведь задачи никуда не денутся.
  • есть проблемы со сном — с перенапряженной головой тяжело засыпать и тяжело просыпаться. Спустя полгода такого режима здоровье тоже начинает подводить.

Плюсы: «два зайца» — и белорусский распред идет, и польское ВНЖ имеется. Ну и айтишная зарплата, умноженная на два. 

«В левом ухе — наушник от одной команды, в правом — от второй»

— Работаю по 14-16 часов в сутки. Как так вышло: я работал на заказчика из Америки напрямую. Хорошая команда, работа на удаленке, отличная зарплата — все устраивало. 

Но спустя какое-то время мне предложили еще один интересный проект на отличных условиях — уже в другой компании. Старую работу бросать было жалко, а новое предложение — такое классное. А я как раз на недвижимость коплю. Решил рискнуть — и стал работать на две компании одновременно. 

Мои работодатели ничего не знают друг о друге. Приходится изощряться, особенно когда обе команды от тебя одновременно чего-то хотят.

Бывали случаи, когда я сидел на  двух митингах одновременно: в левом ухе — наушник от одной команды, в правом — от второй. Хотя, конечно, это крайние случаи — я стараюсь такого избегать. Я пытаюсь отдавать себя обеим командам поровну.

Мой рабочий день начинается в 9.00–11.00 утра и заканчивается в 1.00–3.00 ночи в зависимости от нагрузки. В среднем выходит 14-16 рабочих часов в день. Если совсем не успеваю, переношу часть работы на выходные. Но я уже понял для себя, что это плохой план: и работа идет медленно, и ты не успеваешь отдохнуть к следующей тяжелой неделе. Поэтому я берусь что-то делать в выходные только в критических ситуациях. 

Чтобы дать мозгу отдохнуь, исключаю из своей жизни информационные технологии на все выходные — только поездки-походы, вылазки на природу, физическая работа, работа с деревом, а также встречи с друзьями. 

Фотография используется в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com

«Сначала помогали медитация, отдых за городом и секс, через полгода — уже ничего»

— Я так работал в саппорте — по 12 часов и в ночные смены тоже. Пока тебе 20+, это нормально, а потом переходы в ночь даются сложнее — уже не хватает здоровья, ты не восстанавливаешься, выгораешь каждые полгода (и лечишься только отпуском). 

В какой-то момент ко всему этому я добавил курсы английского, и вишенка на торте — пошел на курсы PM. 9 месяцев я спал по 4-6 часов и где-то раз или два в неделю позволял себе отсыпаться. Было очень тяжело. Сначала мне помогали медитация, активный отдых за городом (на тренажерку сил уже не было) и секс, но к концу шестого месяца уже ничего из этого не работало. 

Закончив курсы, я перестал работать в режиме многозадачности, стал делать работу последовательно — и появилась возможность ее менеджерить. 

«На ежедневные поездки в офис трачу по 5 часов в день»

— Работаю в среднем по 8,5 часов, но на ежедневные поездки в офис трачу по 5 часов в день. Из дома я выхожу в 5.50, а возвращаюсь в 18.50 — получается 13 часов.

Я работаю lead firmware developer в компании в Шабанах, а живу в пригороде Дзержинска. Чтобы добраться утром в офис, сначала иду пешком 20 минут до ближайшей автобусной остановки, потом автобусом из Дзержинска еду до электрички, далее час на электричке, а потом еще на метро и троллейбусе. На работу я приезжаю к 8.20. А вечером — тот же путь, только в обратном порядке.

В компании у нас нет удаленки и никогда не было — даже в пик пандемии. Да и сложно это: мы работаем с железом — микроконтроллерами, платами, большими приборами — домой их не возьмешь.

На этого работодателя я работаю 1,5 года, а вообще за свою карьеру отработал уже 17 лет в разных компаниях в Минске, и никогда не добирался до офиса быстрее, чем за 2,1 часа. Не было ли соблазна перебраться в Минск, снять квартиру — нет: у меня семья, дети. Жить отдельно от них или менять работу супруге, а детям школу и детский сад, перебираться из своего дома на съемную квартиру — ну такое себе…

«Интересное дело, которое мне приносит море удовольствия»

— Мне за 30, я давно не студент, но порой работа так захватывает, появляется энтузиазм — и я не могу заснуть. Тогда я готов работать над проектом по 12+ часов в рабочие дни, а иногда и по выходным.

Жена к этому относится с пониманием. Я же тоже не могу считать это сугубо рабочим моментом. Я не отношусь к работе как к чему-то, что я делаю, чтобы заработать даньги, это больше интересное дело, которое мне приносит море удовольствия, и мне за это ещё и отлично платят.

«Мой собственный выбор, потому что есть мотивация развиваться и расти»

Работаю по 12+ часов — это мой собственный выбор, потому что есть мотивация ежедневно развиваться и расти. Рабочий день я начинаю около 9.00 утра: примерно через 10 минут после того, как проснулся и умылся, — уже что-то делаю и фоном перекусываю. В районе 10.00 выезжаю в офис. По пути работаю, общаюсь в чатах. 

Дальше до 20.00–21.00 в офисе. Пока еду вечером домой, заказываю еду, буквально минут 30 смотрю какое-нибудь видео, чтобы расслабиться, ужинаю. А потом снова сажусь за работу — и работаю до 1.00–2.00 ночи. В выходные я обычно даю себе возможность отдохнуть.

В таком графике работаю уже 2,5 года (а всего в профессии почти 5 лет), но у меня был перерыв на полгода из-за выгорания: так вышло, что я сменил работодателя, но новая компания была маленькой, мне не хватало общения. Я понял, насколько это для меня важно, только в тот момент.

Я ушел из компании, полгода находился в поиске, отдыхал. Сейчас снова в строю. Нашел свой рецепт от выгорания: работать с определенным типом задач, коммуницировать с людьми, работать в офисе, ну и, конечно же, достигать целей, которые приносят результат. 

Читайте также на devby.io:

«Хорошо рисовать мало». Как художница и математик делает карьеру в ИT

10 историй, как «валят» айтишников на технических интервью

Meta, Google, Amazon: 40 ИТ-компаний и сервисов, которые могут больше всего пострадать от сокращения издержек и закрытия стартапов