Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. В литовском пункте пропуска «Медининкай» сгорело здание таможни. Движение было временно приостановлено
  2. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  3. 18 погибших и 78 пострадавших, в том числе и дети: в Чернигове завершились поисково-спасательные работы
  4. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди
  5. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  6. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  7. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом
  8. Окно возможностей для Кремля закрывается? Разбираемся, почему россияне так торопятся захватить Часов Яр и зачем разрушают Харьков
  9. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  10. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком
  11. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  12. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  13. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  14. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
  15. В ВСУ взяли на себя ответственность за падение российского ракетоносца Ту-22М3: «Он наносил удары по Украине»


Белоруска Анна Голёта в начале января открыла в Варшаве небольшой цветочный магазин. Он находится на автовокзале «Варшава-Заходня», куда как раз прибывают рейсы из Беларуси. Но когда Анна решила разместить наружную рекламу, чтобы привлечь покупателей, столкнулась с проблемой, которой не ожидала в Польше: ей не позволили использовать в баннерах белорусский язык.

Цветочный магазин "Кветкі", открытый белоруской Анной Голётой на вокзале "Варшава-Заходня". Фото предоставлено Анной Голётой
Цветочный магазин «Кветкі», открытый белоруской Анной Голётой на вокзале «Варшава-Заходня». Фото предоставлено Анной Голётой

— Для мяне гэта вельмі крыўдна, бо зрабіць рэкламу па-беларуску было для мяне прынцыповай справай, — сказала Анна в комментарии «Зеркалу». В Польшу ей пришлось уехать из-за преследования силовиков, так как девушка работает на «Белсате». — Калі мы адкрывалі краму, то разлічвалі на беларусаў. Мы і выбралі вакзал «Варшава-Заходняя», бо туды прыязджаюць беларусы.

В цветочный магазин она и ее молодой человек вложили все свои средства.

— Мой малады чалавек — грузін, ён збіраўся пераехаць у ЗША і для гэтага ўзяў крэдыт на 10 тысяч долараў. Але потым пазнаёміўся са мной і ў выніку вырашыў, што нікуды не паедзе, — смеется девушка. — Усе грошы мы ўклалі ў краму, гэта быў такі падарунак мне на дзень народзінаў.

Пара нашла помещение на вокзале, выиграла тендер на аренду.

— Адкрыліся ў пачатку студзеня — і атрымалася так, што па продажах у нас нуль, бо месца на вакзале размешчана не вельмі зручна. За першы месяц мы не адбілі нават закупку кветак. Бо мы іх прывозім некалькі разоў на тыдзень, а калі нешта не прадалося, я не дазваляю выкарыстоўваць гэтыя кветкі для букетаў, як бывае ў іншых. Арэнда, заробкі — у выніку за месяц сышлі ў вялікі мінус, — признается Анна.

Чтобы привлечь внимание покупателей, решили разместить рекламу. Администрация вокзала предложила сделать баннеры на стенах со стороны улицы. Основной — как раз в проходном месте, по дороге к платформам. За аренду двух площадок для баннеров Анна заплатила немногим меньше 1500 злотых — это почти половина стоимости аренды самого магазина. Место для размещения основного баннера было из трех сегментов — и девушка сразу решила делать его на трех языках: польском, белорусском и украинском.

Первоначальный макет баннера с белорусским языком. Изображение предоставлено Анной Голётой
Первоначальный макет баннера с белорусским языком. Изображение предоставлено Анной Голётой

— Калі мы дамаўляліся з адміністрацыяй вакзала пра рэкламу, не было патрабавання, што мы мусім з імі ўзгадняць выгляд, нам толькі сказалі, что абавязкова павінна прысутнічаць польская мова. Дызайнер зрабіў макет. Але калі мы прыйшлі і падпісалі дамову на гэтую рэкламу, прадстаўніца адміністрацыі запатрабавала даслаць ёй банэр на ўзгадненне.

Анна отправила макет. У нее уточнили, что это за третий язык на баннере, кроме польского и украинского. Узнав, что белорусский, спустя пару часов прислали короткий ответ: «Не даем согласия на размещение рекламы на белорусском языке».

Скриншот переписки с администрацией вокзала
Скриншот переписки с администрацией вокзала

— Я ім званіла, размаўляла, у выніку змаглі дамовіцца толькі на англійскую. Давялося зрабіць так, бо дамова на арэнду месцаў ужо была падпісаная. Я вырашыла там, дзе мусіў быць надпіс па-беларуску, пакінуць хаця б колеры бел-чырвона-белага сцяга, каб засталося хоць нешта беларускае. Было вельмі крыўдна і балюча.

Баннер цветочного магазина на вокзале "Варшава-Заходня". Фото: twitter.com/srzkptrsk
Итоговый баннер цветочного магазина на вокзале «Варшава-Заходня». Фото: twitter.com/srzkptrsk

Почему администрация вокзала не разрешила белорусский язык, Анна не понимает.

— На мае шматлiкiя пытаннi я атрымлівала адзін адказ: не дае згоды кіраўніцтва. Па якой прычыне — яны не кажуць. А да самога кіраўніцтва ў мяне доступу няма. Чаму беларускую мову не дазволілі — для мяне пытанне адкрытае, тым больш што ўкраінскай мовы на гэтым вакзале вельмі шмат. Я не хачу абвінавачваць нікога ў дыскрымінацыі, бо я не ведаю іх падстаў, мне не тлумачаць.

Тем не менее владелица магазина намерена в ближайшее время добиться встречи с руководством вокзала и разобраться с проблемой.

— Вядома, я буду дабівацца, каб мне дазволілі вярнуць беларускую мову замест англійскай. Спадзяюся, цяпер атрымаецца дагрукацца, — говорит Анна.