Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Синоптики рассказали, какой будет наступающая рабочая неделя и чего ждать от февраля
  2. В Иране прогремели взрывы на стратегических объектах
  3. Экс-генерал НАТО победил на президентских выборах в Чехии
  4. Приближенный к Лукашенко бизнесмен давно под санкциями, но продолжает зарабатывать в Европе. Рассказываем подробности
  5. Девушка на два миллиона. Соболенко победила Рыбакину в финале Australian Open — рассказываем подробности матча
  6. Кто вернется в страну после заявления Лукашенко? Артем Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  7. Изучили бюджеты городов и областей Беларуси на 2023-й. Там резко выросли расходы на подготовку мобилизации — местами в 100−200 раз
  8. В боях под Угледаром погиб белорус Эдуард Лобов
  9. Откуда начнется новое наступление россиян и сколько российских военных погибли в Макеевке. Главное из сводок
  10. Украина ввела санкции против содействующих российской агрессии компаний. Среди них — несколько белорусских
  11. Правительство решило передавать под внешнее управление иностранные компании. Похоже, чиновники смогут «отжать» любой бизнес
  12. «Один в один». Техноблогер Wylsacom нашел китайский ноутбук, который подозрительно похож на белорусский H-book, а стоит дешевле
  13. «Мстят за безвиз и другие добрые начинания». Глава Госпогранкомитета обвинил Украину и других соседей в напряженной ситуации на границе
  14. Почти 2000 юрлиц. Правительство существенно расширило список компаний, иностранным владельцам которых запретили распоряжаться акциями


«Когда он получил фотографию дочери, расплакался. Сказал, ему очень обидно, что он не смог забрать нас из роддома», — рассказывает жена Евгения Хорошкевича, успокаивая плачущую дочь. На прошлой неделе над 27-летним жителем Новополоцка состоялся суд — ему назначили четыре года колонии. Мужчину обвиняли сразу по трем статьям Уголовного кодекса, в том числе в подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок. Евгений находился в СИЗО уже девять месяцев, и за это время на свободе у него родилась дочь Милана. На оглашение приговора его родители принесли фотографии трехмесячной девочки: распечатанные снимки стали единственной возможностью мужчины «познакомиться» с малышкой. Историю Евгения со слов его жены Нины записал блог «Отражение».

Евгений Хорошкевич с женой. Фото с сайта spring96.org

Судья Андрей Прейс постановил признать Евгения Хорошкевича виновным в умышленных действиях, направленных на разжигание социальной розни по признакам социальной принадлежности, в публичном оскорблении представителя власти в связи с исполнением им служебных обязанностей, а также в подготовке и организации групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок.

По совокупности наказаний Евгения Хорошкевича осудили на четыре года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Также он должен выплатить сотрудникам МВД, которые были признаны потерпевшими, компенсацию морального вреда: старшему оперуполномоченному группы по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий Новополоцкого ГОВД Денису Святскому — 1500 рублей и преподавательнице кафедры профессионально-прикладной физкультуры академии МВД Наталье Петуховой — 1000 рублей.

Последний раз Нина видела своего мужа четыре месяца назад. Тогда она была на восьмом месяце беременности, а Евгений ждал суда в СИЗО. Их встреча произошла в стенах тюрьмы.

— Я была уже на позднем сроке. Когда он увидел мой большой живот, его сразу понесло на эмоции, он заплакал. Я тоже человек сентиментальный — разревелась. Вот так мы оба сидели за столом и вытирали слезы. Нам дали пообщаться полтора часа, на этом разговор закончился. С тех пор я его больше не видела, — вспоминает девушка свое свидание с мужем.

Сейчас Нина в декретном отпуске. Говорит, что каждый день смотрит на маленькую Милану и не может понять, почему, в отличие от нее, папа девочки лишен такой возможности. Нина живет на пособие, которое она получает за рождение первого ребенка (оно составляет 495 рублей ежемесячно. — Прим. Zerkalo), часто помогают родители. Девушка признается: ей бывает очень нелегко. Но когда она рассказывает нам о Евгении, добавляет, что не хочет зацикливаться на плохом — «ведь у нас с ним было столько всего!»

Улыбается и говорит:

— Скоро все обязательно будет хорошо!

«Стремление к честности у него обострилось прошлым летом»

С Ниной мы разговариваем в несколько заходов: ей удается найти немного свободного времени, пока ее маленькая дочка спит. Девушка отвечает на звонок и тихо начинает рассказывать историю знакомства с Евгением. Говорит, они встретились, когда обоим не было еще и 20 лет. Нина признается: тогда ей было сложно представить, что этот решительный молодой человек станет ее супругом.

— Мне было 17, я только поступила в колледж, а он был на два года меня старше и работал пограничником. Мы случайно встретились в банке и вообще не обратили внимания друг на друга. Только когда я возвращалась в общежитие, услышала, как кто-то прокричал мне: «Привет!». Обернулась и увидела Женю. Мы так быстро познакомились, что я вообще ничего не соображала. Города я совершенно не знала, поэтому он решил мне его показать, — рассказывает Нина. — Женя оказался очень открытым и общительным человеком. Мы быстро начали встречаться, а в 2017 году Женя сделал мне предложение — и мы поженились.

Нина добавляет, что на протяжении семи лет она убедилась: ее муж — очень принципиальный человек с обостренным чувством справедливости. И если он считает что-то неправильным, то обязательно об этом скажет.

— Женя работал водителем на Полоцком молочном комбинате. Это давалось ему непросто: иерархия на госпредприятии очень жесткая, там редко встречаются люди, которые готовы прямо говорить о проблемах. А он это делал. При этом мой муж был очень хорошим специалистом: он любит машины, всегда понимает, где поломка, и легко ее устраняет. Думаю, поэтому начальство мирилось, когда он начинал говорить о рабочих проблемах. Такое стремление к честности проявлялось у него задолго до выборов 2020 года. Но, наверное, сильно обострилось оно именно прошлым летом, — говорит девушка.

Евгений Хорошкевич. Фото из соцсетей

По словам Нины, Евгений понял, что президентские выборы 2020 года будут отличаться от всех предыдущих кампаний, когда Сергею Тихановскому и Виктору Бабарико отказали в регистрации в качестве кандидатов. Тогда в семье Хорошкевичей начали обсуждать, что в этот раз в стране могут действительно произойти перемены.

— И Женя хотел на них повлиять. Узнал, что можно выдвинуться независимым наблюдателем на участок для голосования, решил себя попробовать, и у него получилось. Я знаю, что там возникла какая-то проблема с опечатанными урнами. Однажды Женя их сфотографировал, но затем пришел на участок и заметил, что печати были смещены. Муж начал высказывать претензии комиссии, в итоге его удалили с участка. Видимо, эти разборки ему и «аукнулись», — размышляет Нина. — 12 августа Женя сильно задержался на работе, ближе к вечеру я начала ему звонить. Его телефон был недоступен. А вскоре он сам набрал мне и сообщил, что находится в РОВД. Оказалось, его задержали по административной статье 23.34 (Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий в предыдущей редакции КоАП. — Прим. Zerkalo). Обвинили в том, что он на работе призывал людей ехать в Минск на протесты. Но 14 августа Женю, как и многих, кто был задержан по этой же статье, отпустили. Мы всей семьей поехали его забирать и были счастливы, что все закончилось. Но как оказалось после, грустная история нашей семьи только начиналась.

«Женя расплакался, потому что не смог забрать нас с Миланой из роддома»

До зимы 2021 года в семье Хорошкевичей все было относительно спокойно. Евгения лишь однажды вызвали на опрос в милицию — тогда речь шла о какой-то поствыборной августовской драке в Новополоцке. Показали видео, задали вопросы — и отпустили.
А затем случилось 18 января. Нина рассказывает, что тот день она помнит слишком хорошо. Девушка проснулась и стала собираться в поликлинику. На улице был мороз, и Евгений хотел отвезти жену на прием к врачу.

— Он вышел из квартиры примерно в 8 утра, чтобы прогреть машину. Мне оставалось только надеть верхнюю одежду, я немного задержалась. Когда я спустилась во двор, увидела, что Женя выходит из арки, а за ним идут три человека. Муж подошел ко мне, но я даже не успела ничего спросить. Один из мужчин сказал, что Женя задержан по уголовному делу. У нас было пять минут, чтобы обняться и попрощаться. У меня началась какая-то истерика… Кажется, я успела сделать только пару звонков родственникам, а в дверях квартиры уже появились силовики. Тогда у нас случился один из трех обысков, — сбивчиво вспоминает Нина. — Когда я увидела, что Женю обвиняют по трем статьям, у меня все перестало укладываться в голове. Я знаю его не один год. И мне сложно представить, что он представляет такую большую опасность для общества, чтобы держать его в заключении.

Когда Евгения заключили под стражу, Нина была на четвертом месяце беременности. Говорит, все это время старалась успокоиться и ждала свидания с мужем. Девушке разрешили увидеть его лишь однажды. Это произошло спустя четыре месяца после того, как мужчина оказался в стенах СИЗО.

— Женя у меня всегда был немножко пухленьким мальчиком, а в процессе совместной жизни поднабрал еще чуть-чуть. В письмах он писал, что скинул 20 кг. И в этом я убедилась на свидании. Увидела перед собой очень уставшего похудевшего человека. Несколько раз я просила его выпрямить спину и сесть прямо — но ему было тяжело сделать даже это, — добавляет Нина. — Ну и конечно, увидев меня беременной, он сильно расстроился, что не может быть рядом.

Евгений Хорошкевич и его жена Нина. Фото из соцсетей

В июне Нина родила маленькую Милану и спешила поделиться новостью с мужем. Родители Евгения распечатали ему фотографию девочки и положили в передачу. А вскоре Нина получила от супруга письмо, оно пришло спустя неделю после ее выписки из роддома.

— Оказалось, что эту новость он застал в карцере. Женя написал мне, что когда он увидел дочку, расплакался. Муж был очень счастлив, но сильно расстроился, что не смог сам приехать и забрать нас с Миланой домой, — грустно улыбается Нина. — Сейчас это единственная фотография дочери, которая у него есть: почему-то остальные снимки в СИЗО принимать отказались. Именно поэтому родители решили принести их на оглашение приговора. Когда судья зачитывал мужу, что ему «светят» четыре года колонии, он держал в руках фотографии дочери. И мне очень хочется верить, что скоро они смогут встретиться по-настоящему…

Нина просит, чтобы Евгению писали письма — несколько месяцев он еще будет находиться в стенах СИЗО. Девушка говорит, что сейчас это единственная возможность поддержать ее мужа. Адрес: СИЗО-2, г. Витебск, ул. Гагарина, 2, Хорошкевич Евгений Александрович.