Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  2. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  3. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  4. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  5. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  6. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  7. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  8. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  9. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  10. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  11. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  12. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  13. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  14. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  15. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  16. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  17. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  18. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ


Программный директор «Маланка-медиа» Екатерина Пытлева сообщила в своем Instagram, что у нее дома прошел второй обыск. По словам девушки, его проводили сотрудники КГБ по cтатье 361−1 УК РБ — «Создание экстремистского формирования либо участие в нем».

О произошедшем Пытлева рассказала в соцсетях.

— Вчера у нас был второй обыск. На этот раз пришли вроде как из КГБ, дверь, к счастью, не ломали. Судя по их реакции, увидеть последствия предыдущего обыска они не ожидали, даже удивленно спрашивали, мол: «И гитару тоже они сломали и рюкзаки порезали?!». В общем, не ожидали они, что кто-то их опередил. Зато на этот раз появилась ясность, какие статьи мне приписывают.

Скриншот сторис Пытлевой в Instagram

Сначала Пытлева указала, что обыск проходил по 361 статье Уголовного кодекса. Напомним, по этой же статье обвинили Марию Колесникову и Максима Знака. Речь в ней идет о призывах к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь. Санкции — до 7 лет лишения свободы.

Спустя время Пытлева уточнила, что обыск у нее проходил по другой статье — 361−1, «Создание экстремистского формирования». Эту же информацию Пытлева подтвердила и Zerkalo.io.

По словам журналистки, в постановлении на обыск упоминались первая и третья части этой статьи. Часть первая — создание экстремистского формирования, которое направлено на реабилитацию нацизма. В части третьей говорится о вхождении в состав экстремистского формирования в целях совершения преступления такой направленности.

Санкции по этой статье также составляют до семи лет лишения свободы.

Напомним, первый обыск у Пытлевой дома прошел 7 сентября. Тогда девушка написала в Facebook, что в ее квартире взломали двери.

«Итого, дверь сломали не только входную, но и зачем-то в спальню, хотя замков внутри не было, порезали колонки, молотком разбили фигурки ёжиков, порезали свадебные фотографии, распотрошили виниловую коллекцию и порассыпали крупы и муку по всей квартире. Я уже не говорю про коробки, в которые мы сложили все вещи, когда уезжали. Такая вот она, месть режима. No comments», — рассказала она.

Сама журналистка вместе с семьей еще в конце прошлого года уехала из Беларуси.