Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В ВСУ сообщили о гибели бойцов морского центра спецопераций. Z-каналы пишут о 20 убитых и одном взятом в плен при попытке высадить десант
  2. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку
  3. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  4. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью
  5. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  6. Владельцы Xiaomi жалуются, что их смартфоны обновились до «кирпича». Что произошло и как это «вылечить»
  7. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  8. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  9. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  10. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  11. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте
  12. Введение комиссии за хранение валюты на счетах и повышение сбора по наличным. Многие банки анонсировали изменения в марте
  13. «Приехал и один развернул толпу в свою сторону». Чиновники и пропаганда возвеличивают Лукашенко — вот кто старается больше всех
  14. Уходя с поста, министр хочет громко хлопнуть дверью — ввести ужесточения по рынку труда (ранее приложила руку к урезанию соцпакета)
  15. Как Кремль может воспользоваться призывом Приднестровья «защитить» их от Молдовы, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  16. «КГБ заставлял выплатить повторные компенсации наличными». Поговорили с основателем By_Help о новых тенденциях в делах по донатам
  17. «Отменен навсегда». Литва 1 марта нанесет удар по транспортному сообщению с Беларусью: как это уже отразилось на пассажирских перевозках
  18. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры


Onliner.by,

«Кто мог знать, что на старости лет мы будем нянчиться с детьми?» — не перестают удивляться своей судьбе пенсионеры из Сморгони. Регине Казимировне — 65 лет, Генриху Иосифовичу — 68, они могли бы в тишине достраивать дом, делать закатки и смотреть сериалы, но жизнь сложилась иначе. Три года назад от рака груди умерла их младшая дочка. Меньше чем через полгода неожиданно ушел из жизни ее муж. Без родителей остались пятеро детей — четыре девочки и один мальчик. Заботы по их воспитанию полностью взяли на себя бабушка с дедушкой. Историю семьи рассказал Onliner.

Пенсионеры из Сморгонь воспитывают детей умершей дочери. Март 2023 года. Фото: Onliner.by
Пенсионеры из Сморгони воспитывают детей умершей дочери. Март 2023 года. Фото: Onliner.by

Большая семья живет в частном доме на окраине Сморгони. В молодости белорусы построили его своими руками — только для работ по крыше приглашали людей со стороны.

— Я сама каменщик-строитель, а дед в «горгазе» трассы делал, два года назад только на пенсию пошел. Мы эту хату своими руками построили, по выходным и после работы делали. Сейчас тут много чего можно поремонтировать, но нам не до этого. Внуками занимаемся, забот хапае, — улыбается хозяйка и провожает журналистов Onliner в просторную гостиную.

Здесь нас ждут дети — сели аккуратно в ряд, заметно, что стесняются. Спрашиваем, кто из присутствующих самый старший? Отзывается Настя — она учится в девятом классе и летом собирается поступать в колледж, хочет стать учителем младших классов. Рядом с ней сидит Катя — она ходит в восьмой класс, тоже уже взрослая девочка.

Две младшие сестры пока еще учатся в начальной школе: Вика — в третьем классе, Наташа — в четвертом. Обе дополнительно ходят в школу искусств и плотно занимаются музыкой — неслучайно в комнате на самом видном месте стоит пианино. А Наташа еще и на домре играет, занимает в конкурсах призовые места.

Самый младший в этом доме — Саша, учится в первом классе. Когда он потерял маму и папу, ему было всего четыре года, многое не понимал. Будем честны: такое стечение обстоятельств тяжело принять даже взрослому, не то что ребенку.

«Алеся умерла в 35 лет, наша младшенькая»

Мы не осмелились задавать вопросы о смерти родителей в присутствии детей. Идем специально на кухню, где Регина Казимировна и Генрих Иосифович рассказывают свою непростую историю.

Бок о бок они прожили 45 лет, родили и поставили на ноги троих детей. Были уверены, что теперь будут баловать вниманием внуков и правнуков — как любящие бабушка и дедушка.

— В феврале три года исполнилось, как наша Алеся ушла. Ей 35 лет было — она у нас самая младшенькая. Есть еще старшая дочка — она живет под Сморгонью, часто в гости приезжает. И сын у нас в Гродно. Не так давно у нас, кстати, правнучка родилась, пятый месяц девочке, — делится пенсионерка.

Рядом на кухне суетится ее супруг — нарезает хлеб, а к нему вкуснейшую полендвицу, которую пенсионеры засолили сами. Раньше и свиней «гадавали» в деревне, но тогда Алеся была за рулем и в любой момент могла подвезти родителей. Сейчас водителя нет — приходится все покупать.

Пенсионеры из Сморгонь воспитывают детей умершей дочери. Март 2023 года. Фото: Onliner.by

Когда Алеся вышла замуж, первое время жила с семьей здесь, в родительском доме. «Дед этих детей на руках относил», — вспоминает Регина Казимировна. А потом многодетной семье дали две квартиры в центре Сморгони, и дочка с зятем перебрались туда.

— Мы редко там бывали, не знаем, как они жили. Она в свое время училась на кондитера, чипсы делала, а потом уже не работала — декретный за декретным. А он на заводе работал литейном.

Почему в семье решили завести столько детей, непонятно. Пенсионеры говорят, что в такие дела не вмешивались. Знают, что муж Алеси не очень хотел, чтобы она работала, возможно, отсюда и затяжной декрет.

— А потом приехали они как-то раз сюда в баню, но Алеся с нами не пошла. Я смотрю: у нее что-то под кофтой. Думала, полотенце она туда подложила. Назавтра гляжу — то же самое. Я ее тут же хватаю — и в комнату! Говорю: показывай, что у тебя такое. Она — в слезы. У нее уже грудь с литровую банку! И не рассказывала никому!

Три года лечения, итог плачевный

Родители тут же засуетились и отправили дочку на обследование в Гродно. Диагноз был неутешительным — рак молочной железы 4-й стадии. Младшему Саше на тот момент не было и годика, старшей Насте исполнилось девять лет.

— С той поры началась у нас «веселая жизнь». Она постоянно ездила по врачам — то на Гродно поедет, то на Минск. И лучами лечилась, и химией, но там уже метастазы пошли в голову… Один день смотрю: дети ведут ее под руки, потому что она потеряла зрение. Ехала и чуть аварию не устроила. С той поры она уже у нас тут осталась. Куда ей было за детьми глядеть… После химии приедет: дня три никакая, рвота бесконечная. Потом отойдет — и снова надо ехать. Но до последнего наша Алеська сражалась, не хотела сдаваться, — со слезами на глазах вспоминает пенсионерка.

Сложно представить, каково это — когда твой ребенок угасает на глазах. От откровений Регины Казимировны в горле застывает ком.

— Я Алесю от детей отделила, мы с ней вместе тут в комнате жили, — продолжает белоруска. — В последние дни у нее отказали ноги, мы сделали ей сидушечку такую на кровати. Поглядели кино (ну как поглядели, она уже не видела, только слушала), а потом ее начало трясти. Я ее накрыла, вызвала скорую, сделали укол. Потом повернула я ее и сказала: «Дед, она уходит от нас». Это было очень тяжело…

Пенсионеры из Сморгонь воспитывают детей умершей дочери. Март 2023 года. Фото: Onliner.by

После похорон еще какое-то время дети жили у бабушки с дедушкой дома, а потом отец забрал их к себе в квартиру. Рана все еще была свежа, как спустя пять месяцев ночью раздался тревожный звонок. Пенсионерам позвонили родители Сергея и сообщили: отца пятерых детей не стало. Он скоропостижно умер в больнице.

На вопрос «что случилось?» Регина Казимировна пожимает плечами. Она с мужем точно не знает, но, скорее всего, у мужчины были проблемы с поджелудочной железой. Диагноз озвучили такой: острый панкреатит.

— Когда хоронили дочку, Сергей нам говорил: заказывайте себе места рядом с ней на кладбище. Мы их и выкупили. А как дела коснулось, он там лег рядом с ней, а нам двоим места уже нету, — недоумевает Генрих Иосифович.

Так случилось, что в те годы семья переживала одни похороны за другими — казалось, что черная полоса никогда не закончится. Сначала умерла мать Регины Казимировны, которая жила здесь, в этом доме, потом брат (он 10 лет был лежачим и тоже требовал ухода), следом ушла Алеся и ее муж. На тот момент задача была одна — выстоять и не сломаться.

«Первое время младший внук называл нас мамой и папой»

По детям вариантов было немного: или отправить в детдом, или оставить жить с бабушкой с дедушкой. Первый сценарий никто даже не рассматривал. Так в пожилом возрасте белорусы стали фактически родителями пятерых (!) детей.

— Как дети все это пережили?   спрашиваем.

— Они малые еще были… Это теперь уже Сашка на кладбище хорошо знает дорожку к маме и папе, а первое время спрашивал: «Кто там лежит?» Ну что ты сделаешь, четыре года дитяти. Сначала на деда говорил: «Мой папочка и мой дедушка», а на меня — «Мама и бабушка». Теперь уже называет дедом с бабой — подрастают дети, все понимают. Когда начинаем вспоминать что-то, они просят: «Молчите, не надо».

Чтобы решить вопрос с опекунством, пришлось собрать большую папку документов и пройти полную медкомиссию, в том числе пообщаться с психологами.

— Они проверяли, сможем ли мы ухаживать за детьми. Но по итогу вопросов к нам никаких от опеки не было, нас же прекрасно тут все знают, город небольшой… Я вступила в наследство, чтобы сохранить детям эти две квартиры. Как только 18 лет старшей исполнится, сразу передам.

Пенсионеры из Сморгонь воспитывают детей умершей дочери. Март 2023 года. Фото: Onliner.by

«Денег на все хватает, крупные вещи берем в рассрочку»

В плане денег у пенсионеров позиция твердая: им на все хватает. На каждого ребенка государство платит пенсию по потере кормильца от матери — это около 400 рублей в месяц. Они идут на текущие расходы (правда, по ним от опекунов требуют ежегодного отчета). Вторую пенсию — по потере отца — детям перечисляют на счета в банке. Эти деньги тоже можно снять и потратить, например, на лечение, но для этого нужно писать заявление в райисполком, объясняет Регина Казимировна.

— Я их не трогаю. У нас же еще дедова пенсия, моя пенсия, мы нормально справляемся. А гэныя деньги — пускай деткам будут, когда они в свет пойдут. Боюсь только, что когда старшая поступит учиться, ноутбук ей понадобится. Но думаю, возьму в рассрочку ей на день рождения. Я же им так всем телефоны купила. Понемногу платишь каждый месяц — и нормально.

С телефонами в семье банальная история. Во время разговора то и дело бабушка просит девчонок «положить мобильник» — они вроде слушаются, а потом снова смартфоны достают. Обычная родительская боль.

— Но как без мобильников сейчас? Малым надо в школу идти или на музыку, их же одних пока нельзя отпускать. Вот закончились занятия, тут же набрали нас, и мы тогда подскакиваем — я или дед. А вообще от нас автобус ходит в центр — девчонки часто вчетвером садятся и едут. А Сашку или дед отводит/забирает, или старшая Настя иногда.

«Мы уже втянулись» — как пенсионеры обустроили быт с детьми

Про то, чтобы переехать в квартиру в центре, рядом со школой, пенсионеры даже не думали. Там нужно на пятый этаж подниматься, а они уже «не маладзенкі». Решили остаться в своем родном доме.

— Вот тут я с девчатами сплю малыми. Они еще боятся одни укладываться, — проводит мини-экскурсию бабушка. — Встаем мы в 6 утра обычно, а в 9 у младшей отбой. Если есть работа, я поднимаюсь, когда она засыпает, и доделываю. А иногда и с ней ложусь, потому что сил нету.

В другой спальне спят старшие девочки. И отдельно от всех укладываются дедушка с Сашей. Они, кстати, вообще не разлучаются — мальчишка постоянно крутится в ногах у Генриха Иосифовича. Где он, там и Саша.

— Они по утрам отжимаются, зарядкой занимаются, то так, то сяк, — живо показывает на себе бабушка. Все смеются. Следом и мальчишка демонстрирует, чему научился от деда.

Саше физкультурой нужно заниматься осторожно, потому что у него бронхиальная астма. Врачи поставили такой диагноз в центре «Мать и дитя» в Минске.

 — Мы его обследуем регулярно, на лекарствах он у нас. Но говорят, что, может, и перерастет. Летом по совету врачей попробуем обойтись без ингалятора, — делятся переживаниями пенсионеры.

У остальных детей со здоровьем, к счастью, все хорошо. Что касается учебы, то не сказать чтобы все получалось на отлично, но дети стараются, говорит бабушка. Особенно если «чуть-чуть поднажать».

— Уроки иногда делаю с ними, старшие уже больше сами, а с Наташей надо сидеть. Вот она решает математику, а я списывать не даю, хочу, чтобы своей головой думала! — в этом вопросе бабушка строгая.

— Конечно, если бы родители у них были, это другое дело, — подключается дедушка. — А так мы старые уже, давно школу закончили. Сейчас же в первом классе учат то, что у нас было в четвертом…

Спрашиваем у пенсионеров, как они делят между собой родительские обязанности.

— Как получается! Другой раз у меня дед стоит на кухне, а я то в райисполком, то в банк, то на собрание опекунское! Придешь домой — и уже ног не чувствуешь. Но ничего, даст бог нам сил и здоровья, выстоим. Стареть нельзя! Хотя, вы знаете, иногда так хочется уже тишины, — признается Регина Казимировна. — Когда все расходятся утром в школу, мы с дедом часок можем отдохнуть. Это хорошее время.

— Но там уже и обед надо готовить! Не надоело?

— Ой да, а потом ужин… И если бы они еще ели все! Одному надо одно, второму — другое. Только картофельные блины с фаршем любят все, а еще борщ и пельмени почему-то именно покупные. Когда спать ложатся, тогда уже деду голову дурят: «Дай чаю, дай бутерброд, дай молока». Три литра молока за день уходит и по два батона!

«Пускай побудет у них детство. И так горя хлебнули»

Помимо готовки и уборки, у пенсионеров есть хлопоты по огороду, а еще они держат кур и перепелок. Чтобы вы понимали: нас отправили в Минск с солеными огурчиками и перепелиными яйцами — никак от гостинцев нельзя было отказаться. Заметно, что хозяйство для Регины Казимировны — это своего рода отдушина. Она с удовольствием показывает нам свои закатки и запас семян, которые подготовила на весну.

Дети к домашним делам подключаются, но только по желанию. Заставлять внуков что-то делать пенсионеры не хотят.

— В огороде они помогают, деду — с инструментами, но чтобы чересчур нагружать — у нас такого нет. Пускай побудет у них детство. И так горя хлебнули.

Чтобы ребятам было веселее, бабушка с дедушкой охотно оплачивают любые развлечения от школы. Дети уже ездили в Минск в дельфинарий, в цирк, театр. Раз в год все вместе выбираются в столицу на аттракционы. Хотелось бы чаще показывать внукам мир, но тут возможности у бабушки с дедушкой ограничены.

— На выходные приезжает дочка старшая наша — и тогда дети уже ей не дают покоя. По магазинам с ней шастают — ну знаете, молодое есть молодое! Им надо общение.

Старшие девочки, как вы понимаете, уже вступили в подростковый возраст — у них свои проблемы, которые не всегда могут быть понятны пенсионерам. И тут ничего не сделаешь: полностью заменить им родителей в таком возрасте сложно, говорит Регина Казимировна. Тут главное, чтобы дети научились поддерживать друг друга, это ее мечта.

— Другой раз как ежики они, колются! Сколько им говорю: вы должны быть вместе, один за одного горой стоять, по одному вас быстро переломают. Надеюсь, поймут со временем.

— А вы с дедушкой дружно живете?

— Мы редко ругаемся. Бывает, конечно, когда дед не в настрое, когда я, но мы друг другу стараемся уступать. Дай боженька дожить и до золотой свадьбы! И успеть младшего Сашку на ноги поставить, это самое главное.

Если вы хотите морально поддержать семью, возможно, подарить детям новые впечатления, пишите автору материала на почту [email protected] или в Telegram. Они передадут контакты героев статьи.