Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Крымский мост становится все более уязвимым для украинских ударов — эксперты рассказали, почему так происходит
  2. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  3. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  4. Пророссийские силы теперь помирят ЕС с Лукашенко и Путиным? Что итоги выборов в Европарламент означают для Беларуси
  5. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами
  6. Беларусам предрекают скачок цен и возможную девальвацию. Одно из «предсказаний», похоже, начинает сбываться — «проговорился» Нацбанк
  7. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  8. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  9. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  10. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  11. СМИ: Пограничникам в США приказали депортировать нелегалов из шести стран бывшего СССР


О белоруске Маше Забаре СМИ рассказывали как о молодой виолончелистке, поступившей в музыкальный университет в США. Спустя пять лет она просит больше не называть ее виолончелисткой — сейчас она активистка, участвующая в экопроектах и инициативах по защите уязвимых групп. А с прошлого года она рассказывает общественности в США о происходящем в Беларуси и лоббирует сокращение финансовой поддержки белорусского правительства. Узнали, зачем она это делает и какие у нее планы, связанные Беларусью.

Уезжала играть на виолончели, а стала активисткой

Прежде чем рассказать о нашей героине в контексте Беларуси, вернемся немного назад. В 15 лет Маша Забара заявила родителям, актеру Игорю Забаре и виолончелистке Юлии Глушицкой, что будет поступать в музыкальный колледж в США. Через год она уже обустраивалась в новой стране.

— Изначально я приехала сюда играть на виолончели, но моя главная цель была в том, чтобы заниматься актерским мастерством. Помню, начала две степени (параллельно училась на двух факультетах — Прим. ред.) — актерскую и музыкальную. Но потом переключилась на кинематографию. Консерватория же настаивала на том, чтобы я концентрировалась исключительно на виолончели, и я ушла из нее, потому что к тому моменту я уже занималась кино и видео, — рассказывает Маша.

Через два года после того, как оставила учебу в консерватории, она все же вернулась в университет, но в качестве лектора. Сейчас Забара руководит онлайн-курсом по развитию и продвижению инициатив, которые занимаются борьбой с глобальным потеплением. У нее занимается 400 студентов со всего мира.

Параллельно Маша основала свой экопроект Thrift 2 Fight, название которого означает «покупать не новые вещи, чтобы бороться». В ее случае, говорит она, это борьба за справедливость и равенство, против дискриминации, эксплуатации людей и окружающей среды.

— Изначально придумали инициативу продавать не новую одежду, чтобы собрать деньги на маски, воду и все необходимое для людей, которые участвовали в протестах движения Black Lives Matter («Жизни черных важны») и другие небольшие инициативы. Потом проект разросся. Сейчас мы понимаем, что из него может вырасти бизнес, охватывающий все штаты. Создав цепь таких магазинов, мы можем собрать много денег для важных инициатив, — рассуждает Маша.

В своих проектах она акцентирует внимание на расовой справедливости, реализации возможностей и равных правах людей с инвалидностью, а также правах ЛГБТ-сообщества. «Отстаиваем неоспоримые права человека. С этим больше всего проблем у маргинализированных групп», — подчеркивает Забара.

Учитывая ее активизм, не вызывает удивления, что после президентских выборов в Беларуси девушка не осталась в числе наблюдателей.

Маша Забара вторая слева
Маша Забара вторая слева

«Провела две недели с чувством вины за то, что не в Беларуси»

— Я росла в артистической тусовке в Беларуси, у нас всегда на кухне бывало много музыкантов, художников, многие из которых были в оппозиции к власти. Их творчество выражало стремление белорусов к свободе и демократии. Я все детство проводила с ними много времени. Когда была мелкая, помню, засыпала за кулисами под гром барабанов. Мой папа, сначала актер, а потом режиссер, тоже варился в оппозиционных кругах. С отцом я как раз ходила на некоторые безопасные митинги типа празднования даты основания БНР — Дня воли. А потом я сама уже бегала на акции, — вспоминает собеседница детство в Беларуси.

Маша признается, хоть и живет в США уже около восьми лет, на сто процентов чувствует себя белоруской. Всем новым знакомым рассказывала, откуда приехала и что это за неизвестное место — Беларусь. А потом стала учить местных друзей белорусским словам и фразам. Говорит, еще до событий 2020 года ее американские друзья не раз поднимали тост со словами «Жыве Беларусь» и «Жыве вечна».

— Когда уезжала из страны, я думала, что прошли времена протестов и попыток что-то изменить, мне казалось, что люди устали и смирились. А я смирилась с тем, что когда буду приезжать в Беларусь, мне нужно будет какое-то время жить в немного другом строе общества, и также, как всем остальным, принимать то, что происходит в стране. А в прошлом году еще за несколько месяцев до протестов, когда появилась платформа «Голос», когда люди начали организовываться на технически потрясающих уровнях, для меня это было шоком и большим вдохновением. Естественно, когда я увидела, как после того, как посадили Тихановского и Бабарико, появилась Светлана Тихановская и с каким достоинством она проходила свой путь, я не смогла оставаться в стороне.

Маша решила, что должна выполнить свой долг: пойти и проголосовать. Она поехала в Нью-Йорк и впервые ступила на избирательный участок, чтобы отдать голос за своего кандидата.

—  Потом были протесты, во время которых посадили и избили огромное количество моих друзей. Я провела две недели без сна, в постоянных слезах и с чувством вины за то, что меня там нет, с пониманием, что я не имею права высказываться о происходящем в Беларуси, потому что я далеко и в безопасности. А потом я поняла, что у меня есть определенные навыки, которые могут быть полезны белорусам. Как минимум я знаю английский и могу переводить информацию о происходящем там, делиться ей с людьми, которые понятия не имеют, что происходит в Беларуси.

Первое видео с объяснением происходящего в стране девушка сделала в августе прошлого года. Оно появилось в Инстаграме Саши Зверевой, девушки Эдуарда Бабарико, где его посмотрело более 200 тысяч раз. Его же, по словам Маши, показывали на одном из совещаний в ООН по ситуации в Беларуси.

«Хочу приехать домой и помочь в построении нового общества»

Когда же стало известно, что МВФ выдаст Беларуси наряду с другими странами средства помощи для восстановления после пандемии коронавируса, Маша поехала к офису фонда, где призывала не выделять белорусскому правительству эти средства. В том числе Забара пикетировала казначейство США:

— Это такая абсурдная ситуация, потому что и ЕС, и США сказали много раз, что считают Александра Лукашенко нелегитимным президентом, что хотят помочь белорусам бороться за демократию, и при этом выдают ему деньги, — объясняет она свой поступок.

В тот момент Забара надеялась, что чиновники из МВФ заморозят средства для Беларуси, как сделали это по отношению к Афганистану. Но, признается, веры в успех было немного. Но в итоге МВФ запустил «виртуальную миссию» для изучения экономической ситуации в Беларуси «на фоне обеспокоенности» из-за выделенной помощи. Это было важной победой, не скрывая радости, признается Маша.

— Эти деньги находятся в подвешенном состоянии, но сейчас у него (Александра Лукашенко — Прим. ред.) нет к ним доступа. Это важно, потому что доступ к деньгам стран, которые его не поддерживают, дают ему силу в переговорах с другими странами, у которых он может просить кредиты или финансирование, или с которыми он будет заключать какие-то сделки.

Последние события в Беларуси дали Маше надежду, что она сможет вернуться в страну. Так что ее планы теперь связаны с Родиной.

— Я хочу приехать домой, помочь в построении нового общества, внести тот вклад, который смогу. Я хочу предоставить свой мозг и свои руки для того, чтобы создавать ту Беларусь, в которой хотим жить все мы. Когда же все базовые шаги по построению правового государства будут сделаны, я хотела бы открыть центр для поддержки людей ЛГБТ-сообщества и других уязвимых групп, — заключает она.