Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «Это как пытаться посадить в самолет 5000 человек вместо 100». Медики рассказали о проблемах с подачей кислорода в 6-й больнице Минска
  2. Евро и доллар продолжают падать. Что происходит на валютном рынке и что будет с рублем в ближайшее время
  3. Виктория Азаренко вышла в финал турнира в Индиан-Уэллсе
  4. Правозащитники показали белоруса, который передал видео пыток в российских колониях. Он во Франции
  5. «Мы не приемлем версию государственных СМИ». В ООН не согласились с оценками событий вокруг минского офиса
  6. Силовики месяц назад пришли к главному конкуренту госкомпании по таможне и логистике. Что известно об этом
  7. Заметный недобор зерна и проблемы с картошкой. В сельском хозяйстве еще больше упало производство
  8. «Неофициально мы знаем следующее». Главред «Комсомолки» рассказал подробности о задержании Геннадия Можейко
  9. Минздрав рассказал, сколько зарегистрировали новых пациентов с коронавирусом и сколько человек умерло
  10. «Это трагедия». Читатели рассказали, как COVID-19 отразился на работе предприятий и учреждений образования
  11. Глава предприятия по производству медкислорода рассказал о 100%-ной загрузке
  12. История мальчика из Пинска, который пережил 27 революций, 12 вооруженных конфликтов и одну «футбольную войну»
  13. Министр здравоохранения: Для коронавирусных больных отдали треть больничных коек в Беларуси


Друзья Андрея Зельцера, который выстрелил в сотрудника КГБ, говорят, что это был открытый, общительный человек. Растил сына, работал в престижной IT-компании, занимался фехтованием. О том, почему такой человек мог взяться за ружье, Zerkalo.io поговорило с известным белорусским психологом.

Скриншот из оперативной съемки КГБ

Наш собеседник — известный в стране психолог. По его просьбе мы не называем его имя. Специалист также попросил отметить: с Андреем Зельцером он не знаком, подробности его истории ему неизвестны, поэтому все выводы основаны только на анализе видео, которое попало в Сеть.

— По видео мы можем сказать: мужчина был готов к ситуации (к тому, что к нему придут. — Прим. Zerkalo.io.) и не боялся, — делится наблюдениями специалист. — Обычно человек, который находится в состоянии неожиданности, эмоционально возбужден, прячется, опускает руки. А тут сознательная, контролируемая реакция на происходящее. Страха у мужчины не видно, в его лице, реакциях прослеживается спокойствие.

Среди возможных причин данной ситуации эксперт называет конфронтацию в обществе, которая появилась в Беларуси после августа-2020. В итоге, делится предположениями психолог, свой поступок минчанин мог воспринимать как защиту. Специалист также обращает внимание на сдержанное поведение супруги Андрея, которая снимала происходящее на видео.

— Это позволяет предположить, что они оба были готовы к тому, что к ним придут.

— Как думаете, почему они могли снимать происходящее?

— Мы не знаем, что составляло психологические основания для подобного действия. Это может быть экстрим, — рассуждает психолог.

— Как полагаете, мужчина понимал, что, если он возьмет ружье, эта ситуация для него может закончиться трагически?

— Вне всякого сомнения. Слишком спокойно, осознанно и контролируемо он себя вел.

— Но ведь у него семья, ребенок, хорошая работа…

— Это состоявшийся человек и он живет в своей системе ценностей. Чтобы понимать, что такое для него ценность жизни, нужно знать его историю. В его жизни могли быть эпизоды, когда страх смерти становится вторичным, — говорит специалист.

— Эту ситуацию можно считать показателем того, что белорусы так устали от обысков и репрессий, и что нервы уже на пределе?

— Нет, эта ситуация говорит про то, что чаша терпения могла переполниться у данного конкретного человека. Люди — существа, которые быстро ко всему адаптируются, поэтому большинство [продолжает жить обычной жизнью] и, если к ним придут, будут скорее испытывать страх, например, потерять свободу, работу.

Напомним, 28 сентября в Минске во время перестрелки в квартире по улице Якубовского погибли два человека — сотрудник КГБ и проживавший в квартире мужчина.

В Генпрокуратуре заявили, что открывшие огонь сотрудники КГБ действовали по закону, а погибший «гражданин обоснованно подозревался в совершении особо опасных преступлений, связанных с терроризмом».

Следственный комитет возбудил уголовное дело по ч.2 ст. 139 (убийство лица в связи с осуществлением им служебной деятельности).