Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. По пять лет колонии и долг в 9 млн. Суд вынес приговор по делу крупнейшего нелегального криптообменника Bitok.by
  2. «Безопасность — единственное, что может остановить от выборов». Новый Координационный совет смогут избрать все белорусы
  3. Аншлаги на «Минск-Арене» собирает украинская певица, не заметившая российскую агрессию. Вот кто еще из уроженцев Украины поступил так же
  4. Население бросилось скупать валюту в обменниках
  5. Из-за больших потерь армия РФ не успевает укомплектовывать воюющие в Украине подразделения и формировать резервы. Главное из сводок
  6. Силовики задержали организаторов сервиса для отправки писем политзаключенным «Письмо.бел»
  7. Силовики пришли к директору автоцентра Mercedes-Benz
  8. Без гимна, флага и никаких чиновников. МОК допустил белорусов к Олимпийским играм в Париже в нейтральном статусе
  9. Депутаты в первом чтении приняли поправки в закон о президенте
  10. Белорусов задерживают после возвращения в страну, но это не останавливает желающих попасть домой. Мнение о том, почему так происходит
  11. «Лолиты больше нет в моем круге общения». Большое интервью с экс-ведущим «Орла и решки» Колей Сергой
  12. Если родители не работают больше трех месяцев. В Беларуси изменились правила постановки детей в СОП
  13. Восьмиклассница устроила стрельбу из ружья в гимназии в российском Брянске. Есть погибшие и раненые
  14. Помощь Запада помогла Украине освободить 50% оккупированных территорий, россиян интересует, когда закончится война. Главное из сводок
  15. Готовимся к войне? Эксперты поставили Беларусь на четвертое место в Европе по уровню милитаризации (и это, похоже, только начало)
  16. В Беларуси появится еще одна сеть магазинов низких цен. Вот кому она принадлежит


Родная сестра политзаключенного адвоката Максима Знака Ирина Козикова вместе с мужем и пятилетним сыном выехала из Беларуси. Семье пришлось это сделать из-за угрозы безопасности после мартовской облавы на адвокатов, рассказала Ирина в Instagram 8 апреля.

Ирина и Юрий Козиковы с сыном после отъезда из Беларуси. Фото: Ирина Козикова
Ирина и Юрий Козиковы с сыном после отъезда из Беларуси. Фото: Ирина Козикова

Ирина и ее муж Юрий Козиков — оба юристы и работали адвокатами в одном бюро с Максимом Знаком. Юрий Козиков защищал Максима в суде, также был адвокатом политзаключенного экс-следователя Евгения Юшкевича. 20 марта, когда силовики устроили облаву на адвокатов, Юрий был задержан, дома у него прошел обыск. Мужчине дали 15 суток административного ареста.

После его освобождения семья покинула страну.

— Я магу дыхаць. Толькі зараз магу, — написала Ирина Козикова на своей странице после выезда. — Бачыць сусвет, мы ніколі не хацелі з’язджаць. Я заўсёды казала, што адзіная рэч, якая можа прымусіць нас з’ехаць, — гэта пагроза бяспецы маёй сям'і. На жаль, гэта адбылося, і пасля вобшука і 15 содняў майго мужа мы прынялі такое рашэнне. Мы пакінулі вялікую частку звыклага жыцця — кватэру, лецішча, мае заняткі керамікай, любых сяброў і радных. Але галоўнае, што наша сям’я разам.

Сейчас семья Козиковых находится в Вильнюсе и пробудет там какое-то время, а затем переедет в Польшу. Там супруги будут искать жилье и работу.

— Зараз ёсць нейкая разгубленасць, куды пакрочыць, бо няма разумення нават, які абраць горад. Калі знойдзецца праца ў адным з гарадоў, то будзем абіраць яго. Таму, сябры, калі вы можаце нам чымсці дапамагчы — мы будзем вельмі удзячныя, — говорит Ирина.

Напомним, Максим Знак — адвокат и юрист предвыборного штаба Виктора Бабарико. Его задержали в сентябре 2020 года вместе с главой штаба Марией Колесниковой. Оба проходили по одним и тем же уголовным статьям: их обвинили в заговоре, совершенном в целях захвата государственной власти неконституционным путем (ч. 1 ст. 357), создании экстремистского формирования и руководстве им (ч. 1 ст. 361−1), публичных призывах к захвату госвласти (ч. 3 ст. 361 УК).

Судили юриста вместе с Марией Колесниковой 9 сентября 2021 года. Им дали 10 и 11 лет колонии соответственно. С конца 2021 года Максим Знак содержится в ИК-3 «Витьба». В мае 2022-го КГБ внес его и Колесникову в список лиц, «причастных к террористической деятельности».

В 2022 году ООН признала заключение Максима Знака неправомерным.