Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они проводят ночь во время иранской атаки
  2. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  3. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  4. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  5. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  6. Иран начал атаку на Израиль: ожидаются сотни беспилотников и десятки баллистических ракет
  7. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  8. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  9. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  10. Лукашенко отреагировал на заявление о том, что Украина имеет право атаковать НПЗ в Беларуси
  11. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  12. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  13. В Минске закрылись магазины известной мировой сети, на которую были большие планы
  14. Украине нужны системы ПВО, чтобы защитить свою оборонную промышленность — эксперты ISW
  15. Беларусские лесхозы ищут работников. Какие зарплаты предлагают
  16. «Били всем кабинетом». Политзаключенная передала письмо с Володарки на обрывке туалетной бумаги


Из-за весеннего паводка в Беларуси местами затапливает мосты, дороги и деревни, плавают дома, МЧС приходится эвакуировать людей из их затопленных дворов. В деревне под Гомелем местные жители пытаются избежать таких последствий и сбрасываются на покупку песка и работу строительной техники, чтобы соорудить дамбу у реки и остановить воду. Один из сельчан рассказал «Зеркалу», сколько денег в это вкладывают люди. А мы попытались узнать у чиновников, почему расходы на спасение от стихии власти не взяли на себя целиком.

«Мы все периодически вносим деньги, за них заказывается песок, покупаются мешки, приезжает техника»

Плёсы — небольшая деревня в трех километрах от Гомеля и садовое товарищество примерно на 300 подворий. По словам Тимура (имя собеседника изменено), который там живет, многие дома там до начала дачного сезона пустуют, но на некоторых улицах около трети заселены круглогодично:

— Прямо у реки проходит улица в деревне. И к выходным туда стала прибывать вода. Там дома подтопило, их уже никак не спасти, и люди стали хотя бы подсыпать песок вдоль них, чтобы не пошла вода дальше. Десять лет назад здесь уже был сильный паводок, угроза затопления. Сначала воду сдерживала дамба, которую насыпали местные жители, но она тогда не выдержала. Некоторые дома плавали по крышу, дом моих знакомых был затоплен на два метра

Сейчас в Плёсах опасаются повторения такого же сценария. Некоторые семьи, что живут там постоянно, на всякий случай вывезли детей, домашних животных, свои авто. Но мужчины в деревне остаются — с прошлой недели снова строят дамбу, чтобы спасти участки от затопления.

— Мы организовали ночные дежурства и контролируем, чтобы вода не просачивалась. Иначе, если пойдет большим потоком, ее будет не сдержать, — говорит наш собеседник. — Если появляются пробоины, люди все время мешками с песком их закрывают, чтобы ее полностью не разорвало. Мы все сбрасываемся через ЕРИП и периодически вносим деньги, за них заказывается и доставляется песок, покупаются мешки, приезжает техника. Кто-то приносит свои мешки, старый спанбонд — все делается руками местных жителей. Все, у кого есть свободное время, идут туда — и мужчины, и женщины, и родственники у кого-то приезжают.

Фиксированной обязательной суммы для взноса у сельчан нет. Каждый сбрасывает столько, сколько может. Кто-то 50 рублей, кто-то 100, а некоторые и по 500−1000 рублей, объясняет Тимур. Он добавляет, что ситуация с водой сильно сплотила жителей:

— Никто никого не заставляет — все добровольно. Люди понимают, что те же пенсионеры не смогут сброситься. Так же и с помощью — пишут в чате, когда есть какая-то угроза, и все, кто дома, едет с работы, быстренько туда бегут помогать. Люди переживают, потому что вложили средства в свои дома, подворья. Если будет вода, надо будет все как-то поднять на чердаки, вторые этажи — те же газовые котлы, технику, придется вывозить животных, ценные вещи. Но я знаю, что у нас люди очень хорошие, кто-то предлагает пожить в городе временно, поддерживают — знаю, что не останемся в беде. Это так воодушевляет, настроение очень сплоченное.

Власти каждый день выкладывают отчеты по уровню воды. Вроде бы рост уже замедляется. Но еще есть риск, что поднимутся грунтовые воды, тогда, местные говорят, уже ничего нельзя будет сделать. Я не знаю, сколько денег всего пошло на работы. Тут, понимаете, как: нужны мешки — кто-то их привозит, другой несет бутерброды, третий — кофе. Даже не посчитаешь сумму. Власти тоже какую-то помощь оказывали песком, но я не знаю, какой процент, поэтому не могу на них ничего говорить. Председатель нашего садового товарищества заказывал технику (может, и город ее выделяет, этого я тоже не знаю). Но если бы была большая помощь от властей, думаю, все-таки это было бы быстрее и эффективнее.

От соседей Тимур узнал, что в понедельник, 10 апреля, утром в деревню на помощь местным прислали более 90 курсантов МЧС. Они будут вместе со всеми разгружать и укладывать песок — это самая изнуряющая часть работы, говорит мужчина, поэтому такой подмоге сельчане очень рады.

— Грузовики привозят и выгружают песок, его лопатами нужно нагружать в мешки, и эти мешки вручную кладут к более уязвимым точкам на дамбе. Какая-то техника помогает их утрамбовывать, скажем, но постоянно наполнять мешки песком и носить — очень тяжело. При этом дамба — около 800 метров, во всей протяженности все время нужно проверять течи, обстановку, ходить туда-сюда. Одному человеку не справиться. Не знаю, как дальше будет с курсантами, но сейчас это существенная помощь. И это было так неожиданно — люди очень воспряли! Шансы у нас увеличились. Даже люди из Гомеля многим пишут, спрашивают, чем помочь. Это что-то невероятное! — говорит мужчина.

Местные также обратились за помощью к жителям региона: как пишет портал Vgomele, они попросили подвозить в район Плёс мешки, чай, кофе или воду, еду, которая подойдет для перекуса, а также помогать физически.

«Они самостоятельно не разбираются с водой, чтобы вы знали». Что говорят местные власти?

Журналистка «Зеркала» позвонила в Поколюбичский сельский совет. Там рассказали, что к сельсовету относится только деревня, садовое товарищество — к городу.

— Кто там сколько собирался, мы не знаем. Это территория города. Где наша деревня — там зарегистрировано 40 человек, а проживает где-то 20. Там никто не сбрасывался, их не затапливает. Это коренные жители. Есть [подтопленные участки], но там жители смотрят сами за водой, это уже не первый год. Ту дамбу делает город и дачники — там все городские дачники.

— Сельский совет какую-то помощь выделяет?

— Мы бюджетная организация, у нас нет средств никаких. У нас в сельсовете работает три человека, ни техники, ничего нет, и бюджет нам для этого не дается.

Мы также позвонили в администрацию Центрального района Гомеля. В приемной сотрудница сначала посоветовала обратиться в МЧС, а потом на просьбу связать с кем-то из руководителей ответила, что «такие вопросы нужно согласовывать по предварительной договоренности». Услышав, что редакция находится за границей, отказалась связывать журналиста с чиновниками.

— Комментарий вам могут дать только по официальному запросу. Пишите на наш адрес, согласовывайте время.

— А все это время, пока мы будем ждать ответ, люди будут сами разбираться с водой?

— Они самостоятельно не разбираются с водой, чтобы вы знали. Если вы читаете наши официальные новости, должны быть в курсе, что происходит в городе Гомеле.

Получить комментарий отдела ЖКХ на момент публикации «Зеркалу» не удалось. Как только (и если) мы его получим, сразу же опубликуем. 

По информации, размещенной в телеграм-канале райадминистрации, по состоянию на 10 апреля уровень воды в Соже по Гомелю поднялся на пять сантиметров за сутки, сейчас она на отметке 635 см при критическом уровне в 500 см. Конкретных данных о ситуации в Плёсах, помощи местным жителям там нет, как и на сайте администрации.