Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «Кухарка или клоун не должны претендовать на высокий пост». Сергеенко озвучил «народные» предложения в Конституцию
  2. В МЧС рассказали о последствиях сильного ветра в понедельник
  3. В МАРТ рассказали, какие товары больше всего подорожали в 2021 году. Но про некоторые позиции «забыли» (например, стройматериалы)
  4. Реальные доходы белорусов заметно затормозили рост к концу 2021 года. Одна из причин — рванувшие цены на товары и услуги
  5. Александра Ивулина приговорили к двум годам колонии
  6. При поляках было плохо, при русских — хорошо, государственность — с СССР. Что не так с новой методичкой белорусских идеологов
  7. ЛЖД сообщила «Беларуськалию» о расторжении договора с 1 февраля. Но говорит, что транзит все равно возможен через Литву. Это как?
  8. «Отработают нейтрализацию угроз на границах». Когда пройдут российско-белорусские учения и какую технику привезут
  9. После вспышки COVID-19 в минской больнице минчанина выписали без самоизоляции. Спросили медика, может ли он заразить других
  10. Для учений в Беларусь прибывают вооруженные силы России. Спросили военного эксперта, чего следует ожидать
  11. Назарбаев все-таки остается у власти? Поговорили с казахстанским политологом о ситуации в стране
  12. Умер последний руководитель БССР Анатолий Малофеев
  13. В ICAO подтвердили, что борт Ryanair приземлился из-за ложных данных о минировании. Минск сделал из отчета свои выводы
  14. «В процессе разработки». В Белстате ответили на вопрос о данных по смертности в 2020 году
  15. Много вопросов к Беларуси. Мы получили тот самый доклад ICAO о посадке рейса Ryanair в Минске — вот его подробный разбор
  16. Александр Лукашенко намекнул на высокий патернализм у белорусов. Вот что об этом говорят социсследования
  17. Клиническая смерть, море алкоголя и два развода. 50 лет падений и восхождений Сергея Михалка
  18. «Будет виртуальным оператором». У Минсвязи спросили о планах «Белтелеком» заняться мобильной связью
  19. «Позиции Лукашенко ослабли, возможно, уже безвозвратно». Госдеп — о военных учениях и изменениях в Конституцию Беларуси
  20. Оранжевый уровень опасности объявили на 20 января из-за сильного ветра
  21. «Никакого конфликта в элите страны нет». Назарбаев впервые с начала протестов напрямую обратился к соотечественникам


28 сентября в Минске произошла смертельная перестрелка с участием айтишника и сотрудника КГБ, в результате погибли два человека. За прошедшие три дня эта ситуация стала главным поводом для обсуждения всех белорусских СМИ, в том числе и государственных. Однако риторика, с которой последние писали о трагедии, вызывает много вопросов. Zerkalo.io вместе с медиаэкспертом Павлюком Быковским решило проанализировать, насколько допустимо использование подобной риторики в журналистских материалах.

Григорий Азаренок. Фото: скриншот из видео

Коротко. О чем идет речь?

Уже в первый вечер в провластных телеграм-каналах появился ряд постов с оскорбительным содержанием в адрес оппозиции — речь шла об их якобы причастности к случившемуся. А через какое-то время сюжеты по этой теме сделали и государственные СМИ.

Мы придерживаемся журналистской этики, а потому не будем цитировать все сказанное на госканалах и в печати. Вот пара примеров:

  • Ведущий ОНТ Игорь Тур назвал Андрея Зельцера убийцей и террористом.
  • Ведущий СТВ Григорий Азаренок обвинил в случившимся оппозицию и произнес в эфире множество оскорблений: использовал бранное слово, связанное с сексуальной ориентацией и слово «мразь», а слова некоторых пользователей соцсетей обозначил как «комментарии бчб-свиней».
  • Не обошла конфликт и госпресса.

К этим видео и публикации есть вопросы. Мы задали их эксперту.

В госсми одной стороне конфликта (силовикам) сочувствуют, вторую (оппозицию) без суда называют преступниками. Выносить приговор с экранов телевидения — насколько это адекватно с точки зрения профэтики?

Фото из личного архива
Павлюк Быковский. Фото из личного архива

Медиаэксперт Павлюк Быковский считает, что в этой ситуации можно исходить из двух принципов.

— Первый принцип — что человек, который стрелял в сотрудника правоохранительных органов, по определению является преступником. Тогда мы якобы рассуждаем не о двух смертях, а об одной. Можно придерживаться и другого подхода — когда преступником не является тот, кто не осужден судом. В правовом государстве действует принцип презумпции невиновности. Без решения суда никого нельзя назвать преступником. К тому же в ситуации недоверия к белорусским судам значительной части общества даже их решение не всегда воспринимается как истина в последней инстанции, — объясняет эксперт.

По его словам, сейчас в белорусском обществе есть политический раскол. А потому закрыть глаза на то, что в зависимости от ситуации применяются два разных подхода, бывает сложно.

— Когда мы слышим подобного рода вещи на государственном телевидении, это означает отход от правового государства. Его осуществляют как чиновники и лидеры мнений, так и сами телеканалы. Они не дистанцируются от подобного рода высказываний. Здесь отсутствует даже минимальный плюрализм мнений, — добавляет Быковский.

Фото: Андрей Зельцер, снимок взят из его Instagram @andrewzeltser
Фото: Андрей Зельцер, снимок взят из его Instagram @andrewzeltser

На госканалах ведущие обращаются к условным «вы», подразумевая оппозицию, предупреждая ее об ответственности или оскорбляя. Это нормально?

По мнению Быковского, перекладывание вины за эскалацию конфликта на «противника» — это довольно распространенная практика.

— Так делали многие века, когда происходили войны. Именно поэтому в военной практике случалось переодевание в форму противника и совершение ряда преступлений от его имени. И это служило поводом для конфликта, — объясняет эксперт. — В пропаганде это довольно распространенный метод, когда в конфликте, у которого явно несколько сторон, вся вина перекладывается на кого-то одного. Нельзя сказать, что здесь нам открылось что-то новое. Другое дело, что интенсивность такого рода высказываний увеличилась.

Фото: скрин с видео
Погибший сотрудник КГБ. Фото: скрин с видео

А что насчет призывов «расправляться самым жестоким образом» с оппозицией, «находить в любой точке мира и публично судить»?

Павлюк Быковский останавливается и на таких моментах. Это не шутка — такие слова действительно звучали в эфире гостелеканала СТВ.

— То, что в эфире звучат не только угрозы уголовного наказания, но и расправы, это достаточно серьезные симптомы пропаганды. Когда политических оппонентов называют преступниками и призывают наказать, происходит нагнетание определенной атмосферы. В таких условиях можно спровоцировать даже преступление. Это недопустимо профессиональной этикой никакими СМИ — неважно, государственные они или нет, — добавляет Быковский. — Если же говорить о том, что на телеэкранах звучат призывы «разрешить конфликт в суде» и что «преступники от ответственности не уйдут», то такие вещи еще находятся в поле допустимого.

Однако, по мнению Павлюка Быковского, редакции в принципе не должны призывать к подобным действиям. Согласно профессиональной этике, журналистам следует дистанцироваться от подобных заявлений.

— Есть и другой вариант — делать редакционные статьи. Но случае белорусских госмедиа все оказывается перемешано. Мы видим и новостное, и пропагандистское вещание с претензией на аналитику, и даже авторскую журналистику. В этом винегрете аудитории приходится получать и новости, и комментарии на одном блюде, а это неправильно, — добавляет эксперт.