Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Город, которого нет. Смотрите, как пропаганда КНДР показывает на фото Пхеньян — и как люди живут в Северной Корее на самом деле
  2. Чиновники вводят очередные изменения по лечению зубов. Предыдущие «кардинальные» решения не помогли сбить цены
  3. Власть изымает недвижимость беларусов, но те, кто поучаствует в процессе, сами могут остаться без жилья. Вспоминаем опыт соседних стран
  4. ПМЖ за 3 года, а не за 5, усиление санкций и очереди на границе. Интервью «Зеркала» с главой Европарламента Робертой Метсолой
  5. СК добавил 104 фамилии в список подозреваемых по делу «Беларусов зарубежья» за празднование Дня Воли и угрожает арестом имущества
  6. У Лукашенко новый слоган, который он постоянно повторяет. Вот как пропаганда раскручивает его слова и что было раньше в репертуаре
  7. Эксперты рассказали, как армия РФ пользуется тем, что Запад запретил Украине наносить удары своим оружием по территории России
  8. «Опечатано. КГБ». В Витебске сотрудники КГБ со спасателями пришли в квартиру журналиста-фрилансера, который уехал из страны
  9. На самом деле страной руководят «маленькие Лукашенко». Изучили биографии всех районных начальников Беларуси — и вот что выяснили
  10. «Они отказались вернуться в Беларусь». Узнали, что случилось в пункте пропуска «Мядининкай» на беларусско-литовской границе


Максим Зуев — один из четырех белорусов, в отношении которых 14 апреля Следственный комитет возбудил специальное производство. Мужчину и трех его знакомых обвиняют в «нападении на сотрудников дипмиссии» возле здания посольства Беларуси в Лондоне в декабре 2021 года. Максим сам связался с редакцией «Зеркала», чтобы поделиться мнением по поводу этой ситуации. Говорит, высказаться решил, чтобы «такие люди, как Азаренок, потом не сказали, что он испугался». «Никто не испугался», — отмечает мужчина.

Посольство Беларуси в Лондоне. Фото из Google maps
Посольство Беларуси в Лондоне. Фото из Google maps

В декабре 2021 года пресс-служба белорусского МИДа заявляла, что группа лиц атаковала фасад здания, а позже один из мужчин нанес «серьезные телесные повреждения» консулу, после чего в учреждении здравоохранения у дипломата были диагностированы перелом носа, сотрясение мозга легкой степени и травматический перелом зуба.

Один из мужчин — это Максим, и у него была другая версия произошедшего. Он не скрывал, что бросал яйца в здание посольства, но утверждал, что дал дипломату лишь пощечину. Причем это был не тот человек, у которого сломан нос, зуб и сотрясение мозга.

После инцидента Максима задержали. Через 21 час его отпустили из полицейского участка и с тех пор не вызывали.

— Срок на расследование по данной статье — шесть месяцев. По словам моего адвоката, если после истечения этого периода дело не передали в суд (а его не передали), значит, оно закрыто. Больше полиция ко мне не обращалась, — описывает ситуацию собеседник. — Единственное, знаю, спустя шесть месяцев после случившегося белорусские дипломаты пытались продавить через следствие, что якобы фасаду посольства нанесен ущерб в районе 40 тысяч фунтов (более 126 тысяч белорусских рублей. — Прим. ред.). Объясняли они это так: здание историческое, разбитые яйца засохли на стенах, в итоге пришлось вызывать специалиста по покраске. Стоимость краски плюс работа обошлись в 40 тысяч фунтов. Все это лишь со слов моего адвоката. Никакого документального подтверждения мне об этом не приходило.

Максим работает бухгалтером. В Англию он переехал в 1999-м, с тех пор бывал на родине лишь в гостях. В Беларуси он зарегистрирован в квартире у родителей.

— В феврале 2022-го там прошел обыск, маму увезли в СК, где показали видео с инцидентом у посольства. На это она спросила: «А что, в Великобритании нельзя по-русски ругаться матом?» И вернулась домой, — рассказывает собеседник. — Ей говорили, что в квартире могут поднять полы. Она ответила: «Нужно, поднимайте», но больше ее не трогали. Сейчас мама не живет по этому адресу, но почту там проверяют. Никаких бумаг для меня пока не приходило.

Максим Зуев. Фото предоставлено героем публикации
Максим Зуев. Фото предоставлено героем публикации

О том, что на него и трех знакомых завели спецпроизводство, мужчина узнал из новостей. Вспоминает, что первой реакцией на новость был смех, второй — сарказм.

— Ну, а как к этому можно относиться? Следственный комитет не имеет полномочий в Великобритании. А местная полиция провела расследование и никаких весомых доказательств, чтобы передать дело в суд, не нашла, — не скрывает эмоций собеседник. — Знакомые, фамилии которых тоже фигурируют в спецпроизводстве, реагируют на это так же, как и я. Когда после выборов белорусские власти заявили, что в стране не до законов, стало понятно: от них можно ожидать чего угодно, поэтому мы предполагали такой поворот в ситуации. Но самое интересное, что в Великобритании никто, кроме меня, по этому делу больше не проходил. Людей даже не арестовывали. Я так понимаю, их фамилии появились у СК, потому что в тот вечер они были рядом с посольством и следователи смогли их опознать. Сейчас Следственный комитет старается показать, что это было совершено группой лиц.

Со своим английским адвокатом новый виток в ситуации Максим не обсуждал. Говорит, не видит смысла: «Если кто-то в Беларуси пытается надувать щеки — это уже их дела».

— А что я могу сделать? Связываться с СК — это ничего не изменит, — отвечает Максим на вопрос, что будет делать дальше. — Приговор они выпишут тот, который захотят. Единственное, что в наших силах, — это продолжать борьбу, чтобы, как говорит Светлана Тихановская, в стране прошли нормальные демократические выборы. А потом подавать ходатайство, что дело в отношении нас незаконно. Другого выхода я не вижу.

Напомним, под специальное производство попали: Вадим Боговков, Максим Зуев, Александр Напреенко, Сергей Рябушко.

Обвинения им предъявлены по статьям:

  • ч. 3 ст. 130 УК (Умышленные действия, направленные на возбуждение иной социальной вражды и розни по признаку иной социальной принадлежности, соединенные с насилием, совершенные группой лиц, повлекшие иные тяжкие последствия);
  • ч. 3 ст. 218 УК (Умышленное повреждение чужого имущества, повлекшее причинение ущерба в особо крупном размере);
  • ч. 1 ст. 366 УК (Насилие либо угроза насилием, уничтожением или повреждением имущества в отношении должностного лица, выполняющего служебные обязанности, <…> в целях воспрепятствования законной деятельности или принуждения к изменению характера этой деятельности либо из мести за выполнение служебных обязанностей или общественного долга).

Боговкова и Зуева обвиняют по всем трем статьям, Напреенко и Рябушко — только по статьям 130 и 218.