Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  2. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  3. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  4. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  5. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  6. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  7. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью
  8. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  9. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  10. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  11. «Любое прекращение огня пойдет на пользу России». Главное из сводок
  12. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло


На днях стало известно, что Виктор Бабарико, который собирался баллотироваться в президенты в 2020 году, попал в больницу. В пятницу, 28 апреля, штаб политика забил тревогу о том, что его местонахождение неизвестно. Точная причина госпитализации тоже не ясна. В МВД, Минздраве и больнице молчат. Но говорить готовы сами белорусы. Мы попросили читателей написать Виктору Бабарико небольшие открытые письма. За несколько часов нашу «обратку» завалили посланиями. Изначально мы думали, что это будут строки, обращенные к политику, которые он когда-нибудь обязательно увидит. Но, прочитав их, мы поняли, что эти слова касаются не только Виктора Бабарико, но и миллионов белорусов, — и вам обязательно нужно их прочесть. 

Виктор Бабарико в день вынесения приговора, 6 июля 2021 года. Фото: Reuters
Виктор Бабарико в день вынесения приговора, 6 июля 2021 года. Фото: Reuters

Это небольшая часть сообщений, которые мы получили.

Вольга, 37 гадоў, Смалявічы:

Віктар Дзмітрыевіч!

Страх і бяссілле пануюць вакол вас, а вы несяце святло і моц, напаўняеце імі сваё жыццё і жыццё дзясяткаў тысяч людзей, якія падтрымлівалі вас тады і працягваюць падтрымліваць зараз. Нават з-за кратаў вы натхнялі і давалі надзею, што ўсё ў нас будзе добра, таму працягваем верыць і спадзявацца, што яшчэ не раз пабачым вашу ўсмешку, пачуем мудрыя словы і разам спяём «Тры чарапахі». Галоўнае — папраўляйцеся, заставайцеся такім жа непахісным і ўпэўненым.

Александр, 34 года, Лодзь:

Здравствуйте! Надеюсь, у вас не все так плохо со здоровьем, как пишут. В больнице хоть немного отдохните. Главное, наверное, что я хотел бы сказать, — это «простите». Простите за то, что вы находитесь там, а я на свободе и за границей. Мне искренне хочется верить, что после всех этих событий вы не потеряете веру в людей и будете так же самоотверженно помогать детям и культуре Беларуси, как и раньше. Надеюсь, это случится скоро, и я как-нибудь смогу увидеть вас лично в нашем общем доме.

Татьяна, 40 лет, Варшава:

Здравствуйте, Виктор Дмитриевич. Желаю скорейшего выздоровления. Молюсь за то, чтоб силы, моральные и физические, не покидали вас. Благодарю вас за то, что в 2020-м вы вернули мне веру в возможность перемен, в саму себя и свою принадлежность к белорусской нации. А еще показали, как много замечательных, добрых, отзывчивых и активных людей в Беларуси. Обнимаю вас крепко.

Артем, 48 лет, Минск:

Надо держаться! Миллионы ждут, когда смогут поставить отметку напротив вашей фамилии на выборах президента. Выздоравливайте! И спасибо вам!

Анна, 42 года, Вильнюс:

Дорогой Виктор Дмитриевич. Мы не знаем, что с вами. Кто-то говорит, что вас избили, кто-то — что вы заболели. Одно известно точно, что вы в больнице. Надеюсь, вы поправитесь.

В 2020 году я хотела отдать свой голос вам, но не сложилось, вас задержали и к выборам не допустили. Я иногда думаю, а что бы было, если бы Лукашенко позволил вам принять в них участие? Были бы массовые задержания 9−12 августа? Выходили бы мы после на улицы на мирные марши? Разогнался бы в Беларуси каток репрессий, который не останавливается и утюжит мою страну уже три года? Сидели ли бы мои друзья и близкие? Пришлось бы мне и моей семье уехать из страны? Или бы власть поняла, что проиграла, оценив количество людей, за вас проголосовавших?

К сожалению, история не терпит сослагательного наклонения.

Но в то же время история показывает нам, что есть люди, которые, отсидев за свои убеждения, все же смогли прийти к власти и изменить жизнь народа к лучшему. Не думаю, что вам сейчас будет легче от сравнения с Нельсоном Манделой. Но знаете, от этого сравнения легче нам. Тем, кто остался в стране или уехал, но мечтает вернуться.

Поправляйтесь, Виктор Дмитриевич.

Владимир, 50 лет, Гомельская область:

Желаю вам здоровья, удачи и скорейшей встречи с родными на свободе.

Дмитрий, 36 лет, Могилев:

Уважаемый Виктор Дмитриевич, держитесь!

Все заканчивается, и это темное время закончится. Вы стали тем человеком, из-за которого люди в Беларуси поверили в то, что будущее может быть светлым. Вы — один из символов новой Беларуси!

Я надеюсь, что, находясь в больнице, вы хоть немного отдохнете от тюремного быта. Уверен, вас не сломали и не сломают, как бы ни пытались. Я — атеист, иначе молился бы за вас, поэтому шлю вам лучи позитива, держу за вас кулаки и желаю добра.
Скорейшего вам выздоровления! И вообще, крепкого здоровья, бодрости духа и хоть толику хорошего настроения! Верю, что мы обязательно встретимся с вами в новой Беларуси.

Алексей, Минск:

Здравствуйте, Виктор Дмитриевич!

Я пишу это маленькое письмо, чтобы передать вам свои слова поддержки. Очень надеюсь, что скоро весь ужас, через который вам и вашей семье приходится проходить, закончится. Могу только представить, как тяжело не потерять выдержку, надежду и веру в свои ценности в таких условиях. Пожалуйста, поскорее поправляйтесь и берегите себя.

Тем, кто допустил эту ситуацию с Виктором Дмитриевичем и по стечению обстоятельств читает это сообщение, я хотел бы напомнить, что никакая разница в политических взглядах не может менять принципы человечности, уважения к другому и законности. Это наивное, но важное утверждение, и каждое напоминание о нем ценно.

Крепкого вам здоровья, Виктор Дмитриевич. Сил, терпения и как можно скорее встретиться с родными дома!

Мы вместе с вами.

Спасибо вам большое за то, что вы делаете! ❤️

Виктор Бабарико

Светлана, 40 лет, Тбилиси:

Спасибо за человечность! Вы наш маяк! Мой путь к Беларуси начался именно с вас, с ваших слов, с ваших рассуждений. Простите нас, пожалуйста, если можете, за то, что вы сейчас в плену. Шлях да вызвалення троху зацягнуўся. Але ўсё будзе добра! Працягваем змагацца за Беларусь, за беларусаў, за вас! Вы ў нас паверылі. Мы не можам адступіць.

Аліна (імя зменена), 53 гады, Варшава:

Паважаны Віктар Дмітравіч!

Больш за ўсё на свеце мне баліць за тое, што нічога з таго, што я раблю пачынаючы з 2020-га і дагэтуль, не дапамагло вызваліць ні аднаго палітвязня. Таму зараз мне застаецца толькі маліцца за вас і ўсіх астатніх палітвязняў. Усім сэрцам і думкамі быць побач і заўсёды помніць пра тое, які мужны ўчынак здзейснілі вы, уся ваша Каманда і кожны чалавек, які не пабаяўся зрабіць хоць што-небудзь <…>.

Дай бог вам моцы!

Татьяна, 53 года, Минск:

Виктор Дмитриевич! Дорогой, бесконечно уважаемый, сильный, смелый, мужественный, умный, несдающийся, мой кандидат и надежда! Сердце разрывается от боли и отчаяния, от несправедливости и бессилия, невозможности что-либо сделать, чтобы изменить ситуацию. Вы держитесь! И знайте, что мы — есть.

Екатерина, 32 года, физически в Белостоке, но душой в Минске:

Помню день в 2020 году, когда только стали известны имена будущих кандидатов в президенты и я «загуглила» ваше имя и наткнулась на интервью с вами. С первых слов слушала его, затаив дыхание, и в голове были мысли: «Да! Согласна! Неужели я это слышу! Чувствую, что человек хороший! Что нужно делать? Что подписать?» Еще тогда удивительное чувство надежды и веры в светлое будущее нашей страны [вы] поселили в моем сердце… Спасибо!

Разрывается сердце при мысли о том, через что вам, Марии [Колесниковой] и всем политзаключенным приходится проходить. Но через километры, толстые стены тюрем, злость и невежество ответственных за весь этот ужас я чувствую вашу силу, ваш дух, добро, которое от вас исходит, и не перестаю верить в светлое.

Молюсь за ваше здоровье и скорейшее освобождение. Крепко обнимаю

Татьяна, 41 год, Кельце (была у Виктора Дмитриевича на судах):

Дорогой Виктор Дмитриевич. Я теперь далеко, и мои письма до вас не доходят. Я прошу вас не падать духом, это зло не может быть вечным. Жду, люблю, горжусь.

Аляксандар, 45 гадоў, Мінск:

Дарагі Віктар Дзмітрыевіч! Ваша палітычная кар’ера ў публічным полі працягнулася зусім нядоўга — пару месяцаў, але тое, што вам удалося зрабіць у такіх экстрэмальных умовах і за такі кароткі час, сапраўды годна ўсякага захаплення. Сваёй рашучасцю, воляй да перамогі, чалавекалюбствам, выключнымі талентамі арганізатара, а таксама прыроджаным лідарствам, якія вы яскрава дэманстравалі, знаходзячыся як на волі, так і ў месцах зняволення, вы паказалі многім беларусам, якім можа і павінен быць наступны прэзідэнт Беларусі.

Нягледзячы на ўсе цяжкасці і нягоды, якія вы перанеслі ў апошнія два гады, я веру ў тое, што вы пройдзеце свой жыццёвы шлях з высока паднятай галавой, душой і сэрцам застаючыся патрыётам сваёй радзімы, сапраўдным беларусам не толькі па пашпарце. Мне заўсёды было брыдка слухаць канспіралагічныя тэорыі аб тым, што вы прарасейская марыянетка, за якой стаіць «Газпром», Крэмль ці зялёныя чалавечкі з Альфа-Цэнтаўры. Не думаю, што чалавек, які ўвязваецца ў палітыку з чыёйсьці падачы або пераследуючы імгненныя інтарэсы, будзе стаяць на сваім да канца, асабліва знаходзячыся ў тых нечалавечых умовах, у якіх даводзіцца знаходзіцца вам і іншым палітвязням.

Прыклад Васкрасенскага паказвае, як свае перакананні можна лёгка памяняць на адну толькі магчымасць смачна паесці і салодка паспаць. Калі вы да гэтага часу гэтага не зрабілі, значыць, вамі сапраўды рухае толькі бескарыслівасць і жаданне змяніць нашу краіну да лепшага. Жадаю і надалей вам не траціць веры ў свае ўласныя сілы, а таксама поспехаў у вывучэнні беларускай мовы.

Татьяна, 38 лет, Минск:

Уважаемый Виктор Дмитриевич!

Вы когда-то сказали, что белорусы достойны любви, что мы светлый народ, у которого должно быть самое лучшее настоящее и будущее. И мы поверили в это, поверили в себя и начали прилагать усилия, чтобы это светлое завтра наступило. Стали думать о том, как жить, а не выживать. Беларусь проснулась. Путь, на который мы стали тогда, оказался тернист. Глядя на то, каким он выпал вам и самым лучшим из нас, иногда хочется плакать от бессилия. Хочется свернуть горы, изменить мир и эту реальность, поменять многое, но где-то потерялся тот рычаг, который все перевернет.

И пока мы в его поисках, пока все еще бродим в темноте, хочется вам сказать одно — держитесь. Всем назло, и даже самой реальности. Мы все должны выбраться из этого болота. Держитесь ради себя, своих близких, и да, ради Беларуси тоже — такие люди очень ей нужны. Здоровья вам! И хоть это так мало, хоть это просто слова, но спасибо вам за все, и простите белорусов за то, что все пока так.

Павел, 58 лет, Новополоцк:

Здоровья вам и сил пережить эту беду, которая напала на нашу страну.

Алексей, 31 год, Минск:

Спасибо, Виктор Дмитриевич, что поверили в белорусов и дали возможность нам самим поверить в себя! Благодаря этому лично я обрел Радзiму, сувязь з якой не адчуваў да 2020 года, хоць i жыву тут. Прабачце, што за гэта вы i iншыя палiтвязнi вымушаны кожны дзень ахвяраваць сабой. Веру, што ў хуткiм часе змагу сустрэць вас у добрым стане на волi i падзякаваць асабiста!

Алексей, 40 лет, Волковыск:

Уважаемый Виктор Дмитриевич!

Шлем вам лучи поддержки из города Волковыска. Никто вас и других ребят, которые находятся в заложниках режима, не забыл и помнит. Ничего не кончилось, и мы продолжим бороться до нашей общей победы. Благодаря вам все белорусы поняли, что они хотят «людзьмі звацца», а не быть молчаливым и покорным стадом. Желаем вам здоровья, быстрее идти на поправку и огромного терпения. Сохраните себя для будущей свободной Беларуси.

Павел, 36 лет, Минск:

Виктор, добрый день. Я участвовал с вами в одном проекте. Мы видели друг друга буквально 5−10 минут. Вы задали мне пару вопросов, и на этом наше общение закончилось. Через полтора года я был в холле «Белгазпромбанка» по своим вопросам. Вы проходили рядом и узнали меня. Пожали мою руку и пошли дальше. Меня это очень впечатлило, так как вы не обязаны были меня помнить, да и в принципе здороваться со мной. Теперь я рассказываю всем, что лично знаком с вами, и на этом случае показываю людям вашу открытость и доброжелательность. Я очень надеюсь, что вы поправитесь и мужественно выдержите испытания, которые выпали вам и вашей семье. Держитесь.

Анастасия, 30 лет, Брест:

Виктор Дмитриевич, мне хочется вам сказать: «Держитесь», но я понимаю, что вы и так это делаете! Находясь в нечеловеческих условиях, делаете все, что велит вам ваше сердце! Я уверена, что миллионы человек сопереживают и хотят свободы вам и всем политзаключенным!

Виктор Дмитриевич! У вас имя победителя! Вы обязательно победите в этой схватке со злом, которое взяло в заложники нас всех! Я верю! И вы верьте! Будьте сильны и всегда улыбайтесь! Даже если вам говорят, что все про вас забыли, не верьте! Мы все помним! И не простим!

Держитесь, дорогой Виктор Дмитриевич!