Поддержать команду Zerkalo.io
  1. В ООН зафиксировали восемь смертей среди мигрантов на границе Беларуси со странами ЕС
  2. Боровляны хотят сделать городом. Как это повлияет на жителей, в чем они могут выиграть, а в чем — потерять
  3. В Беларуси зарегистрирован новый штамм коронавируса — «дельта лайт»
  4. Силовики задержали топов успешного частного завода. Теперь чиновники будут «спасать» предприятие
  5. Главный санврач прокомментировал недостаток китайской вакцины и рассказал про новшество в тестировании на COVID-19
  6. В Минобразования спросили, будут ли отправлять школьников на досрочные каникулы
  7. Компания, которую связывают с семьей попавшего под санкции бизнесмена Олексина, сменила название
  8. История скульптора из Бреста, создавшего модный советский универсал, о котором мечтали ваши дедушки и бабушки
  9. Реальные пенсии из-за высокой инфляции продолжают падать. В каком регионе они больше всего снизились
  10. И ты, Бобруйск! После Минздрава и Мингорисполкома от «антиковидных» мер отказались и в этом городе
  11. «На завтрак у меня хлеб». Узнали, как живут пожилые люди на одну лишь пенсию
  12. Новый архиепископ Минско-Могилевский официально заступил на свой пост
  13. «Если умереть от ковида, то онкология не страшна». Медик прокомментировала заявление Лукашенко о пользе COVID-19 против рака
  14. В Минздраве рассказали, какой регион лидирует по вакцинации от COVID-19, а какой — аутсайдер
  15. В Минздраве сообщили, что онкосмертность в прошлом году упала. Но в статистике летальность резко выросла
  16. В «Минск-Арене» прошел концерт Полины Гагариной. Как это выглядело
  17. В Витебске за наклейку на автомобиле судили сотрудника транспортной инспекции. Суд не нашел его вины
  18. МВД России объявило в розыск белорусского программиста, который передал видео пыток в российских колониях
  19. Пиневич о вакцинации: «Спорить с патологоанатомами бесполезно»
  20. Резня коров в Гомельской области, фейки про коронавирус, обида на скептиков. О чем Лукашенко говорил с правительством
  21. Все началось с температуры, а закончилось смертью. История беременной женщины с COVID-19, потерявшей ребенка во время болезни
  22. «Ответят перед законом и белорусским народом». Врач-инфекционист прокомментировал отмену масочного режима


Во вторник стало известно, что «Комсомольская правда» закрывает свое белорусское представительство. Многие бывшие и действующие сотрудники издания высказались по этому поводу в своих соцсетях. Zerkalo.io собрало их мысли и трогательные воспоминания в один материал.

Фото: marketing.by
Фото: marketing.by

Ольга Антипенко пришла в «Комсомолку» в 2006 году. Ее первый текст, рассказала она в Facebook, был про «Беларуськалий», а с первой зарплаты журналистка купила в редакцию много арбузов и шампанского.

— Помню, как из-за какой-то моей дурацкой опечатки нам «вкатили» предупреждение. Помню, как все «старшие» уехали в Москву на какой-то семинар, а меня оставили выпускать мой первый самостоятельный номер «ежедневки», и я плакала в туалете, потому что не хватало заметок на вторую полосу, — вспоминает Ольга свою работу в издании. — Помню, как делали с Нацбанком книжку для детей по финграмотности. Помню, как ругались и мирились из-за статей с министрами и «губернаторами».

«Комсомолка», уверена журналистка, это не только крутейший опыт в профессии. Это люди и друзья.

—  Это семья, как бы пафосно это не звучало. Я ушла [из издания] в 2014 году, но семья от этого быть семьей не перестала. Не перестанет и сейчас. Но дышать сейчас трудно и снова болит, очень болит.

О редакции «Комсомольской правды», как о семье, говорит и Ольга Шестакова.

— […] Я пришла в «КП», когда мне было 16 лет! Поступала с ее публикациями, работала во время универа, распределилась и дальше росла в редакции, — пишет у себя в Facebook Ольга. — […] Росла [здесь] как профессионал, взрослела как человек. Люблю каждый год там […]. Слезы на глазах, и это еще, мне кажется, до меня не совсем дошло…

Журналистка Дарья Ломоновская пришла в «КП» в 18 лет и, пишет, выросла в издании.

Фото: соцсети
«На этом фото мне лет 19, я на одном из первых корпоративов», — написала Дарья. Фото: Facebook Дарьи

— [Здесь я] встретила своих учителей и друзей. Это бесценное время. Да что говорить, годы в «КП» — это целая жизнь длиной в 14 лет, — рассказала Дарья в Facebook. — Помню, как за год до прихода в газету, я гуляла по Минску и думала: «Вот бы мне поработать в большой редакции газеты, ездить на репортажи, делать интервью». И все сбылось! Благодаря дорогой «КП». На этом фото мне лет 19, я на одном из первых корпоративов. Учусь на заочке журфака, много работаю и очень счастлива.

«Они меня научили „копать“ тему, добиваться комментариев у неразговорчивых чиновников»

«Комсомолка» — это лучшая редакция, уверена журналистка Ольга Ерохина. Это школа, пишет она, в которую не брали плохих учеников.

— Брали способных и уже готовых журналистов, подтягивая их. 70 процентов того, что я умею как журналист и редактор, это заслуга моих коллег из «КП». Это они меня научили «копать» тему, добиваться комментариев у неразговорчивых чиновников, рассказывать сложные вещи понятным для читателя языком, — вспомнила Ольга у себя в Facebook. — Я пришла туда писать на темы здоровья, потом «социалка» и городские репортажи, потом товарищества собственников, дольщики, квадратные метры. Потом был совершенно потрясающий отдел экономики. Незабываемые 7,5 года. Бесценный опыт. Там не было средненьких, там всегда была дискуссия на планерках, было желание бежать на работу, потому что там же столько всего интересного!

Журналиста из «КП», рассказывает Ольга, брали в другие издания без собеседований. Потому что если ты из «КП», ты уже профессионал […].

— Эти фото уже среди папок «в истории», но сегодня — пусть будет. Закрывают «КП» в Беларуси — ну вот просто закрывают, — написала на своей странице Facebook журналистка Катерина Романова.

Она работала в «Комсомольской правде» семь лет. Год, рассказывает, она была лицом издания. Благодаря этому, шутит, получала много писем из исправительных учреждений.

— [В «КП"] я нашла своих людей, с которыми теперь по жизни, и свое слово, которое теперь мой хлеб, — продолжает она. — Я прожила большую маленькую жизнь, в конце которой меня провожала добрая сотня людей с букетами. Да, и букетов на всех не хватило — я же не знала, как много там было у меня друзей. Любая новая правда не стоит той истории, которая у нас уже есть. Я буду скучать.

Журналист Ирина Козлик пишет, что работа в «Комсомолке» — единственная строчка в ее «трудовой».

Фото: соцсети
Ирина Козлик. Фото: соцсети

— Отработала в штате белорусской «КП» 14 лет, но вообще 16. И это единственная строчка в моем резюме, — рассказала она в Faccebook. — Лучшее время, прекрасные люди, чистое счастье. Горжусь коллегами, люблю и очень уважаю. «КП» — это дом, семья и друзья. И этого они у нас не отнимут.

Что произошло с «Комсомолкой» и Геннадием Можейко

Журналист «Комсомольской правды в Беларуси» Геннадий Можейко попал в центр внимания после дела Андрея Зельцера. Его фамилия была указана под статьей, в которой знакомая погибшего отозвалась о нем положительно.

По одной версии, Можейко задержали в Москве. По версии белорусских властей, его задержали в Беларуси. В Минске в его квартире прошел обыск, который проводили сотрудники КГБ. Он длился около двух с половиной часов. По словам Ирины, матери Геннадия, в постановлении на обыск были указаны две статьи уголовного кодекса — ст. 130 ч. 3 (Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни) и ст. 369 (Оскорбление представителя власти). По первой статье максимальный срок наказания составляет до 12 лет лишения свободы, по второй — до трех лет.

Сайт издания «Комсомольская правда в Белоруссии» заблокировали 29 сентября. Как заявили в Мининформе, это было сделано на основании решения Межведомственной комиссии по безопасности в информационной сфере при правительстве в связи с размещением на сайте «информации, способной причинить вред национальным интересам».

5 октября было принято решение закрыть представительство «Комсомольской правды» в Беларуси.