Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «Перекличка» тунеядцев, пересмотр пенсий и пособий, рост тарифов, дедлайн по налогам. Изменения ноября
  2. Беларусь переходит на антиген-тестирование — это плохо? Подробно объясняем разницу между тестами на коронавирус
  3. О муже, детях, санкциях и переговорах. Тихановская дала часовое интервью главреду радиостанции «Эхо Москвы»
  4. «Мы не хотим быть подопытными кроликами». Читатели рассказали, как организации стимулируют их прививаться (и как это не всегда работает)
  5. СК: Причина крушения самолета в Барановичах — отказ системы управления
  6. Минздрав озвучил последние данные по коронавирусу в Беларуси
  7. Начальник ГАИ Беларуси Дмитрий Корзюк назначен заместителем министра внутренних дел
  8. Мошенники запустили от имени «Белпочты» рассылку: проводят по телефону «розыгрыши» и «акции»
  9. Лукашенко: соблюдение масочного режима полезно, но культура использования защитных средств есть только у врачей
  10. С 1 ноября повысят цены на сигареты, некоторые подорожают на 95 копеек
  11. Елена Богдан возглавила систему здравоохранения Минска. До этого она была замминистра
  12. В Беларуси второй месяц подряд падает средняя зарплата
  13. Дети ГУЛАГа подали в Верховный суд России на Госдуму. Они 70 лет не могут вернуться домой
  14. Для некоторых грибников, огородников и пчеловодов могут ввести налог
  15. «Силовики боятся: вдруг все отмотается назад и люди снова начнут выходить». Психолог о страхах белорусов
  16. В Беларуси зафиксировали новый штамм коронавируса. Рассказываем, что о нем известно
  17. Покушение на Лукашенко и первые президентские выборы: каким был 1994 год в истории Беларуси
  18. «Симптомы появлялись волнами». Истории людей, которых после COVID-19 не отпускают новые болезни
  19. Поручение исполнено. В общественном транспорте Минска сняли объявления о необходимости носить маски
  20. Немецкие правоохранители рассказали о схеме «белорусского транзита» мигрантов


Семен Букин — мастер спорта по спортивной гимнастике и экс-артист Цирка дю Солей. В начале 2020-го, когда мир накрыл коронавирус и гастроли оказались на паузе, он вернулся в Минск. Тренировал детей и взрослых в частном центре. После выборов, не скрывает, выходил на марши и высказывался о политической ситуации в СМИ и соцсетях. Из-за чего в декабре ему опять пришлось собирать чемодан. Последние восемь месяцев он продолжает занимается с детьми и взрослыми, но теперь уже в Швеции. Его историю рассказывает блог «Отражение».

Фото: соцсети
Семен Букин, 33 года — мастер спорта по спортивной гимнастике и экс-артист Цирка дю Солей. Фото: соцсети

Семен живет в Стокгольме и работает в спортивном центре Brommagymnasterna. Обычно занятия у него начинаются после обеда. А до этого он сам на снарядах. В планах — вернуться в цирк. Но это позже, а пока он арендует «двушку» недалеко от спорткомплекса, где шесть дней в неделю тренирует детей и взрослых.

— В Минске у меня была ставка, тут — 0,75. Выходит 25−30 часов в неделю, — вводит в курс дела собеседник и говорит, что в Швеции оказался случайно. О вакансии ему рассказал гродненец, с которым они познакомились в комментариях под постом Виталия Гуркова. — В спортивном центре Олег уже десять лет, он главный тренер. Когда я уехал из Беларуси и был во Львове, он написал, что они ищут специалиста, и предложил отправить резюме. Я попробовал, в итоге из трех кандидатов выбрали меня.

Тренеры, продолжает спортсмен, в Швеции нужны. Во-первых, гимнастикой здесь занимается много детей. А во-вторых, тут, как и практически во всем мире, эта профессия не особо оплачивается, в итоге желающих работать в этой сфере немного. В месяц, для примера, у Семена выходит примерно 1850 евро. Сорок процентов от суммы уходит на налоги (но в конце года 10% от этой суммы мне вернут), еще 700 евро — на квартиру. На руках, по местным меркам, остается негусто. «Но я хотя бы не ухожу в минус, — отмечает белорус. — В Минске в частном центре я зарабатывал примерно 900 рублей, а квартиру снимал за 350 долларов».

Фото: соцсети
В свободное время, рассказывает Семен, он изучает программирование и слушает курсы по менеджменту и маркетингу, которые проводит Фонд спортивной солидарности, а также встречается с белорусами в Швеции. Фото: соцсети

Швеция, по мнению собеседника, идеальная для жизни страна, но жить он здесь не хочет. А хочет в Минск и навестить маму с папой. Родители молодого человека живут в Барановичах. Тут в четыре года он и стал ходить в гимнастический зал. В 13 лет попал в национальную команду, а в 15 из-за травмы ушел из большого спорта.

— Я не рассчитал свои силы, и, когда делал сложный элемент, неудачно приземлился. После этого стал чувствовать боль в спине. МРТ показало множественные грыжи, — описывает переломный момент своей жизни собеседник. — В то время я готовился к чемпионату Европы среди юниоров. Помню, захожу в зал, а там тренер с моей справкой. А в справке написано: «занятия гимнастикой противопоказаны». Он мне сказал: «Отдыхай». Ни реабилитации, ни тренировок. Я интерпретировал это так: теперь ты никому не нужен, психанул и ушел из зала. В 11 классе, когда решил поступать на спортфак, десять раз еле подтягивался, но в вуз на бюджет прошел.

Ситуация со спиной с большего наладилась. Семен вернулся к соревнованиям, а когда был на последнем курсе, его пригласили в Белгосцирк. Оттуда — в цирк в Швейцарии, а потом Мексике.

— Я хорошо зарабатывал, но решил: нужно все-таки закончить вуз. Мой папа из-за того, что ему нужно было содержать семью, в свое время не смог этого сделать, и он очень хотел, чтобы у нас с сестрой было высшее образование, — рассказывает Семен, почему спустя три года все-таки вернулся в Минск. — Да я и сам понимал: в нашей стране без «бумажки» ты букашка, хотя и с бумажкой, как оказалось, тоже.

Распределение Семен отрабатывал помощником детского тренера в госучреждении. Затем стал старшим тренером — начальником мужской национальной команды по спортивной гимнастике. Здесь, не скрывает, он не сошелся с руководством и, когда ему предложили поработать в Цирке дю Солей, уехал в Канаду.

«Денег у меня хватало, поэтому поездку расценивал как отпуск»

В шоу Цирка дю Солей Семен участвовал три года. Раз в три месяца, когда у артистов был двухнедельных отпуск, он приезжал в Беларусь повидать родных. Весной 2020-го, в связи с пандемией, выступления поставили на паузу, и отпуск затянулся на неопределенный срок.

Фото: соцсети
Летом тренеры в Швеции уходят в отпуск. Семен к тому моменту еще не устал, плюс собралось восемь детей, которые хотели продолжать занятия, и белорус остался с ними работать. В неделю это занимало девять часов. А зарплату ему начислили такую же, как за 0,75 ставки. Фото: соцсети

— В цирке я нормально себя обеспечил, поэтому собирался купить в Минске квартиру, — озвучивает давние планы собеседник. — В сентябре, чтобы не сидеть без дела, устроился в частный спортивный центр. Помещение у них свое. Маленькое, но хорошо оборудовано, с вентиляцией и кондиционером. В госзалах, где я тренировался и тренировал, вытяжек и вентиляций не было. Окна не стеклопакеты, поэтому зимой в здании было холодно, осенью — сыро, летом — жарко. Некоторые снаряды стояли еще с советских времен. Вообще, по правилам у каждого из них свой срок эксплуатации, но у нас он, кажется, бесконечен.

О проблемах, с которыми сталкивался в спорте, Семен говорит отрыто. Он, кажется, вообще не из тех, кто обходит острые углы, поэтому в августе стал высказываться против насилия в СМИ и соцсетях и выходить на марши. В ноябре после одной из акций его задержали.

— Меня с другими мужчинами отвели в ближайший сквер, положили лицом в землю и били дубинками. Затем в лицо распылили какую-то красную субстанцию. От этого у меня болели глаза, а силовики смеялись, — возвращается к происходящему собеседник и говорит, что следующие 15 суток провел в изоляторах в Жодино и Могилеве. — Когда я вышел, два несвязанных между собой человека предупредили, что на меня собирают папочку, и посоветовали жить тихо, а лучше — свалить из страны. Я понимал, когда вокруг несправедливость, молчать я не смогу, поэтому стал паковать чемодан.

Фото: соцсети
Семен в шведском зале. Фото: соцсети

Страну для переезда не выбирал. Сестра с семьей как раз собирались в Украину, чтобы потом переехать в Европу, — и в конце декабря Семен отправился с ними. Внутри, вспоминает, в тот момент было ощущение обиды, «словно из-за какой-то ошибки уступил более слабому сопернику».

— Денег у меня хватало, поэтому поездку я расценивал как отпуск. Я не знал, что будет дальше, просто ехал в никуда, — описывает он свои тогдашние переживания и шутит, что работа в Швеции нашла его сама. — Я понимал: ситуация в Беларуси затянется, а без дела я не могу. Плюс в Швеции я никогда не был. Решил — почему бы не попробовать: поеду, потусуюсь, получу опыт.

Купил билет на паром и 3 февраля приплыл из Гданьска в Нюнесхамн, что где-то в часе езды от Стокгольма. А через три дня уже вышел в зал.

«Жилье предложили сразу семь человек»

Работает Семен в паре с Олегом, который и позвал его в Швецию. В их детских группах ребята от шести лет и старше. Главная особенность здешних тренировок, говорит белорус, «just for fun», то есть «только для удовольствия». У нас же, сравнивает, в основном трудились на результат.

Фото: соцсети
Фото: соцсети

— Когда я ехал в Стокгольм, знал: у детей тут много прав. Меня тренировали в системе насилия, а тут нельзя даже повысить голос на ребенка. Их запрещено оскорблять. Не дай бог хотя бы сказать, что кто-то из них толстый, — сразу останешься без работы, — озвучивает местные особенности Семен.

В случаях, когда юный спортсмен не слушается, его отправляют посидеть на скамейку, подумать. Если не срабатывает, вызывают родителей. При этом, отмечает Семен, тренер всегда может отказаться от вредного ребенка.

— Насколько я понял, вся гимнастика здесь частная. В наш центр детский абонемент на полгода на одно занятие в неделю стоит 300 евро, — переходит к цифрам белорус. — Все соревнования тоже за счет родителей. Еще из интересного: если мальчик или девочка хотят участвовать в турнире, к которому они пока не готовы, им без проблем разрешают.

В Швеции с родителями и с детьми, как и в минском частном центре, отношения у белоруса дружеские. Первое время, пока в Стокгольме он не нашел квартиру, одна из семей предоставила ему свой гостевой домик.

— Олег написал в Instagram, что новый тренер ищет жилье — и сразу появилось семь предложений, — рассказывает Семен и говорит, что все, с кем он работает в Стокгольме, хорошо знают английский, поэтому шведский учить ему не нужно. — Хотя основную терминологию я уже знаю — слушаю, как говорит Олег, и запоминаю.

Фото: соцсети
Фото: соцсети

Жизнь Семена в Швеции, как и принцип работы на местных тренировках, выглядит как «just for fun». На самом деле, признает белорус, депрессии его периодически нарывают. Когда ты один в другой стране, это сложно.

— Сестра с семьей сейчас живет в Польше. Я уже взял билет, чтобы 21 декабря поехать к ним. Хочу обняться, побыть с племянницами. После этого в Швецию я уже скорее всего не вернусь, — неожиданно меняет тему собеседник. — Когда я заключал контракт на год, попросил оформить меня на 0,75 ставки и оставить мне возможность уволиться в любой момент, точнее, предупредив за месяц. Надеялся, в Беларуси все успокоится, и я вернусь.

Но ситуация в стране, говорит, пока не та.

— Я придумал номер, собрал команду, которая его подготовила, и, когда пандемия успокоится, хочу, чтобы они с ним выступали. Моя задача — найти им контракт. Есть два предложения: одно из Китая, второе — из Бразилии, — делится планами на будущее собеседник и говорит, что, возможно, поедет с ребятами. Ну, а в мечтах вернуться в Беларусь. —  Я хочу жить в своей стране и в чем могу приносить пользу, ведь у нас такие крутые люди. А еще я люблю Минск. Люблю встречаться здесь с друзьями, и, хотя многие из них уже разъехались, меня все равно тянет домой.