Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Украинские коллаборанты. Рассказываем об известных украинцах, которые во время войны поддержали Россию
  2. Банки вводят очередные изменения. Среди них есть и валютные новшества
  3. Год назад в Минске посадили самолет Ryanair с Протасевичем. Рассказываем, что сейчас с главными действующими лицами той истории
  4. ООН: число беженцев из Украины после начала войны приближается к 6,5 млн человек
  5. Подорожание ЖКУ, новшество по налогам, обновленная база тунеядцев. Изменения июня
  6. «Лукашенко продал за 5 млрд долларов свободу Беларуси». Бывший вице-президент «Газпромбанка» — о переезде в Украину и желании воевать
  7. Чертова дюжина: «Белнефтехим» объявил об очередном увеличении цен на бензин
  8. «Ни один завод не стоит». Минпром — про ситуацию на предприятиях и то, как их загружают
  9. В Беларуси появится единая программа для регистрации домашних животных. В чем ее смысл
  10. «Медуза»: вместе с референдумами в самопровозглашенных ЛДНР может пройти плебисцит о «слиянии» с Россией в Беларуси
  11. Заочно могут приговорить и к расстрелу. Кого и за что в Беларуси будут судить «по удаленке»
  12. Россия увеличила интенсивность наступления на Донбассе. Девяностый день войны в Украине
  13. Непривычно холодный май, дожди и грозы. Рассказываем о погоде на следующую неделю
  14. Восемьдесят девятый день войны в Украине
  15. До 1 июня надо заплатить подоходный налог за 2021 год. Как это сделать и какой штраф грозит тем, кто просрочит
  16. Оптимизм чиновников не оправдался. Все больше отраслей уходят в минус
  17. «За время войны в Украине Россия потеряла больше, чем СССР в Афганистане». Главное из сводок штабов на 89-й день войны
  18. Противник переместил дивизион «Искандер-М» в Брестскую область. Главное из сводок штабов на 90-й день войны
  19. В «террористическом» списке КГБ — вновь пополнение
  20. В Минском районе семья попала под электропоезд. Погибли беременная мать, отец и годовалый малыш


Артему 23 года. Третью неделю он лежит в минской больнице с COVID-19. Сейчас он под кислородом. На наши вопросы парень отвечает письменно: говорить ему сложно, без маски он задыхается. Врачи постоянно предупреждают: четвертая волна тяжелее всех предыдущих. В зоне риска теперь не только люди в возрасте, но и те, кто значительно моложе. Пообщались с молодыми людьми, которые тяжело перенесли (или до сих пор болеют) коронавирус.

Снимок используется в качестве иллюстрации

С Артемом мы общались в понедельник. Во вторник он написал, что его перевели в реанимацию и подключили к ИВЛ.

— Пока что сатурация в норме. Решили давать кислород под давлением, — коротко ответил он на вопрос, как дела.

У Артема рассеянный склероз. Молодой человек участвует в клинических исследованиях, в ходе которых раз в полгода ему вводят экспериментальный препарат. В декабре 2020-го он уже болел COVID-19 и даже две недели провел в больнице. Болезнь, вспоминает, тогда переносил также, лежал под кислородом, но восстановился быстрее.

— В июне я вакцинировался «Спутник V», — пишет Артем, который обеими руками за прививки. — В первых числах сентября мне ввели лекарство для лечения рассеянного склероза. Оно, насколько я потом понял, убило антитела, которые у меня сформировались — и я сразу же заболел.

Все началось с того, что появился насморк, невысокая температура, пропал запах. Мыслей, что это может быть коронавирус, признается Артем, не возникло. Подумал: «Я же привит», но для подстраховки сдал тест на антитела. Оказалось, их почти нет. Тогда молодой человек отправился в поликлинику на ПЦР. Тест был положительным.

— Пару дней я пробыл дома. Следил за болезнью. Температура начала подниматься выше 38, появился кашель с кровью, — описывает свое тогдашнее состояние собеседник и вспоминает, что поехал в больницу, его госпитализировали. — КТ показало: 35 процентов легких поражены, плюс у меня выявили бактериальную инфекцию.

Первую неделю, продолжает Артем, ему сбивали температуру, лечили от инфекции и мокроты.

— Давали антибиотики и кроверазжижающие препараты. Стало легче, — коротко пишет он о своем лечении и объясняет: кровь в мокроте — один из симптомов пневмонии. — По словам врачей, легкие во время COVID-19 поражены, с ними нужно быть аккуратным. Сильно кашлять опасно. Из-за этого у меня, например, могло случится кровотечение.

На второй неделе, продолжает Артем, у него начались проблемы с дыханием. Молодого человека подключили к кислороду. При этом уровень подачи врачи каждый день увеличивали. Положительной динамики не наблюдалось. Плюс снова вернулась бактериальная пневмония. Правда, температура выше 37,3 больше не поднималась.

— Началась четвертая неделя, как я болею. Все время я подключен к кислороду. Вставать нельзя, сейчас, даже если я резко повернусь, начинаю задыхаться, — описывал в понедельник свое состояние Артем и перечислил, что ему дают антибиотики, гормоны, препарат для лечения закупорки легочной артерии. — Радует, что последние результаты моих анализов лучше предыдущих.

Три недели Артем лежал в двухместной палате. За это время его соседями устели побывать мужчины от 17 до 45. Из всех, пишет, он второй, кто попал в реанимацию.

— Болезнь дала осложнение на сердце: появилась легкая тахикардия. Возможно, это на фоне лекарств, поэтому не страшно, — отмечает Артем и признается: пугает его другое. А именно — антипрививочники. — Возможно кто-то скажет, вот ты привился «Спутником V» и все равно заболел. Это не правильно: из-за рассеянного склероза мой случай особый, — поясняет ситуацию собеседник. — А так вся моя семья привилась, и каждый перенес вакцинацию отлично. Мы даже антитела проверяли: их много. Считаю, вакцинация — единственный шанс всем выжить.

«Получалось так, что руки, ноги, уши, нос, лоб у него холодные, а остальное тело горело»

Александру (имена героев изменены) 36 лет. Он донор и морж. Раньше, рассказывает его супруга Наталья, муж если и болел, то максимум насморком. Сейчас пошла уже пятая неделя после того, как он не может восстановить здоровье после COVID-19.

Фото: Reuters
Снимок используется в качестве иллюстрации

— Больничный у него до 15 октября. Пытаюсь пробить ему направление в какой-нибудь реабилитационный центр. А сама я неплохо, только кашляю до сих пор, — говорит Наталья.

Она тоже болела коронавирусом. Только болезнь перенесла легче.

Во вторник, 12 октября, второй раз, когда мы общаемся с семьей. Впервые мы созвонились 4 октября, когда Александра только выписали из больницы. Говорить ему тогда было еще сложно, поэтому большую часть истории его болезни рассказывает жена, а он «находится рядом и, если что, уточняет».

По предположению пары заболели они на выходных 11−12 сентября.

— В первую волну мы были очень осторожны. Старались по минимуму куда-то выходить, все продукты, которые покупали, перед тем, как положить в холодильник, мыли. А теперь на все это махнули рукой. Ходили в кафе, маски не носили — и вот результат, — не скрывает эмоций Наталья и уточняет, что скорее всего заболели они из-за своей беспечности. — 11−12 сентября на улице было тепло. Мы много гуляли, ходили на День рождения, а в понедельник у Саши случилось расстройство желудка и поднялась температура — до 37,5. Два дня он пытался попасть на прием к врачу, но после трех часов сидения в очереди, уходил.

В середине недели слабость почувствовала и Наталья, плюс у женщины стали сильно болеть глаза. В четверг в они с мужем вдвоем пошли в поликлинику. На смену, говорит собеседница, дали дополнительного врача, поэтому пара быстро попала на прием.

— Нам с Сашей выписали больничный. Правда, если у меня ситуация была более-менее нормальной, то дыхание мужа доктору не понравилось. Позже КТ показало, что 15 процентов легких у него поражены, — возвращается к тем событиям собеседница. — Нам сделали ПЦР-тест. У Саши — положительный, у меня отрицательный.

В следующие три дня состояние Александра стало ухудшаться. Температура поднималась до 40. Семья обратилась к медикам. Мужчине прописали жаропонижающие, препарат для разжижения крови, обильное питье и витамины C и D. Ложится в больницу он отказался.

— Врачи сказали, до 38,5 температуру сбивать не нужно: организм борется сам. Когда она повышалась, муж пил лекарства, но только через два часа становилось легче, — рассказывает Наталья. — Периодически его начинало колотить. Я его обтирала, он ходил в душ охлаждаться, но это не помогало. Получалось так, что руки, ноги, уши, нос, лоб у него холодные, а остальное тело горело. В понедельник, 20 сентября, я отвезла его в пятерку (Больница № 5 Минска. — Прим. Ред.), и его госпитализировали.

В больнице Александру нужно было лежать на животе. Врачи ставили ему капельницы, кололи в живот препарат, который разжижает кровь, давали витамины, жаропонижающее и противовоспалительное. Температуру получалось сбивать интервалами: примерно через десять часов после лекарства она снова поднималась. Мучила слабость. Мужчину опять отправили на КТ. Результат — 45−50 процентов поражения. Дышать становилось сложнее. Даже, когда переворачивался для капельницы, начинал задыхаться. Пациента подключили к кислороду.

— В среду, так как мое состояние ухудшалось, врачи предложили ввести мне сильный российский препарат. До этого, возможно из-за побочных эффектов, попросили написать расписку, что даю согласие на его применение, — это уже Александр говорит. — На завтра мне полегчало. Температура стала 36,2 и больше не поднималась. Следующие пять дней врач сказала не вставать. Все это время я лежал на животе, даже ел на локтях.

Кислородную маску Александр снимал только во время еды. С каждым днем, чувствовал, что дышать все легче. Через неделю, 1 октября, маску ему разрешили снять. Можно было немного вставать.

— В дни до укола и сразу после него мы не созванивались. Саше сложно было говорить. Единственное, я просила у него написать мне хотя бы два слова, но даже это ему было непросто, — вспоминает Наталья непростой период в их жизни. — А потом он уже стал надо мной шутить, и я поняла: все будет хорошо.

Снимок используется в качестве иллюстрации

4 октября Александра выписали. За время болезни он похудел на десять килограммов. В семье шутят, что Саша хотел сбросить вес, но, конечно, не таким образом.

— Мы очень благодарны врачам. Уверена — это они его вытянули. Когда у него было тяжелое состояние, доктор приходила к нему, чтобы просто подержать за руку, — говорит Наталья. — Не представляю, как медики сейчас справляются. Саша лежал в пульмонологии. Насколько мы знаем, тогда там два этажа занимали больные с COVID-19. У мужа на этаже было 60 человек. В палате — шесть: трое в возрасте, остальные плюс-минус, как он. Когда я его забирала домой, подъехало пять скорых с коронавирусными больными.

— А как вы сами болезнь перенесли?

— После отрицательного теста я сделала еще два. Второй оказался сомнительным, и только трений показал COVID-19, — отвечает Наталья. — Две недели у меня держалась небольшая температура, есть не хотелось, зато была сильная слабость. Когда я вставала, голова начинала кружиться. Врач рекомендовала побольше лежать, много пить, а также витамин C и D.

По словам Натальи, она отошла от болезни нормально. У мужа пошло осложнение на печень. Плюс легкие ему пока не проверяли.

— А вы были вакцинированы?

— Нет, мы ждем пока в Беларуси можно будет хотя бы платно привиться Pfizer или Johnson. Другим вакцинам мы не доверяем, — поясняет свою позицию собеседница и говорит, теперь они с мужем снова максимально ответственно относиться к вирусу. — Очень хочется, чтобы люди понимали: коронавирус — серьезная болезнь, и все-таки стали носить маски.