Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. МЧС: Из-за непогоды в Беларуси 13−14 июля погибли шесть человек
  2. В лагере под Речицей семь детей пострадали из-за упавших деревьев. Один ребенок погиб
  3. Такого дешевого доллара не было уже давно: какого курса ждать в ближайшие дни? Прогноз по валютам
  4. ISW: Российское военное командование вынуждено бросать в бой не до конца укомплектованные и недостаточно вооруженные подразделения
  5. Могут ли Польша и Литва запретить въезд машин с беларусскими номерами, как это сделала Латвия? Посмотрели закон ЕС
  6. В Гомеле ураган помог сделать историческое открытие
  7. Ураган в детском лагере под Речицей попал на видео. Там из-за упавшего дерева погиб ребенок
  8. Чиновники подготовили новшества по рынку недвижимости. Некоторые из них должны понравиться населению
  9. Что делать, чтобы не придавило деревом и не ударило летящей веткой или куском крыши? Рассказываем, как себя вести при ураганах и грозах
  10. Под Могилевом дерево упало на пятилетнюю девочку, ее маму и тетю. Ребенка спасти не удалось
  11. Экс-главу республиканского туристического союза осудили за госизмену. Его якобы шантажом завербовали в Литве


Международный день защиты детей встречают за решеткой девять политзаключенных-подростков. Это Никита Золотарев, Сергей Гацкевич, Эдуард Кудынюк, Максим Имхавик, Иван Потейчук, Денис Хазей, Александр Винярский, Павел Пискун и Артем Войтехович. То есть все они на момент ареста и вынесения приговора были несовершеннолетними. Такие данные приводит правозащитный центр «Весна».

Фото: t.me/viasna96
Фото: t.me/viasna96

Правозащитники отмечают, что в 2023-м задержание несовершеннолетних по политическим причинам в Беларуси продолжилось.

Так, апреле в Гомеле был задержан несовершеннолетний Глеб Шамреев за сожжение красно-зеленого флага. Парня заставили сниматься в «покаянном» видео и также обвинили в подписке на телеграм-канал «Настоящая Беларусь».

В мае 2023 года на два года домашней химии был осужден 17-летний пинчанин Кирилл Грановский по статье об оскорблении Лукашенко. 31 марта в Сенненском районном суде за «проведение пикета в интернете» был оштрафован ученик 11-го класса Степан Подрез. Судебное постановление было принято с грубым нарушением действующего законодательства и отменено председателем Витебского областного суда. Административное дело Подреза должно было быть рассмотрено районной комиссией по делам несовершеннолетних, как того требует процессуальное законодательство.

В феврале суд Жлобинского района вынес приговор несовершеннолетнему Леониду Солдатенко, обвиняемому в организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активном участии в них (ч. 1 ст. 342 УК). Согласно обвинительному заключению, парень «стоял на проезжей части улицы Первомайской и препятствовал движению общественного и другого транспорта», «выкрикивал разные лозунги, громко хлопал в ладоши и насвистывал». Суд приговорил подростка к 1 году и 6 месяцам «домашней химии».

Несовершеннолетние осужденные отбывают наказание в Бобруйской воспитательной колонии № 2. Как говорят правозащитники, по строгости содержания она ничем не отличается от взрослых. Так, в мае 2021 года стало известно, что в колонии также используются желтые бирки.

Что говорят международные стандарты?

Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, (Пекинские правила) гласят:

«Решения об ограничении личной свободы несовершеннолетнего должны приниматься только после тщательного обдумывания, и ограничение должно быть по возможности сведено к минимуму; несовершеннолетний правонарушитель не должен быть лишен личной свободы, если только он не будет признан виновным в совершении тяжкого деяния с насилием в отношении другого лица или при неоднократном совершении иного тяжкого проступка, а также при отсутствии иной надлежащей меры воздействия.

Ни один несовершеннолетний не может быть забран из-под надзора родителей полностью или частично, если это не оправдано обстоятельствами его дела (разлучение детей и родителей является крайней мерой; к ней можно прибегать только в случаях, когда факты дела оправдывают этот серьезный шаг (например, жестокое обращение с детьми)».