Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС
  2. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  3. Стали известны секретные планы военного командования РФ по наступлению на Харьковщине — своего не добились, но выгоду получили
  4. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  5. 28 лет назад Владимир Карват спас жителей двух деревень — и посмертно стал первым Героем Беларуси. Вспоминаем его трагическую судьбу
  6. Путин сегодня неожиданно приедет в Минск на переговоры с Лукашенко
  7. «Однозначно — нет». Минобразования окончательно определилось с выпускными в кафе и ресторанах
  8. Новый скандал вокруг Фонда спортивной солидарности. Левченко, Герасименя и другие известные атлеты выразили вотум недоверия Опейкину
  9. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  10. Налоговики предупредили предпринимателей о важных изменениях. Некоторым грозят штрафами и конфискацией дохода
  11. Учился в РФ, грозился прорубить «коридор силой оружия» через Литву. Лукашенко назначил нового начальника Генштаба
  12. Силовики могут быстро получить доступ к вашему аккаунту в Telegram. Рассказываем о еще одной уязвимости
  13. Банки будут сливать налоговикам новые данные о доходах населения. Стали известны подробности
  14. Минск снова огрызнулся «недружественным» странам. Крайним, похоже, снова будет население нашей страны
  15. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  16. Эксперты рассказали, зачем Путин убирает сторонников Шойгу из Министерства обороны, а Медведев завел тему о нелегитимности Зеленского
  17. Пропагандисты взялись объяснять причины отъема жилья у уехавших — и, кажется, совершенно запутались. Вот что они говорят
Чытаць па-беларуску


Вот уже четвертый день мы пытаемся выяснить информацию о том, где будут размещаться наемники ЧВК Вагнера, которые могут оказаться в Беларуси. Все это время в редакцию «Зеркала» присылают множество сообщений по этой теме, зачастую — лживых. Во время проверки одной из зацепок наша журналистка под видом обычной гражданки позвонила в отдел архитектуры и строительства Осиповичского райисполкома. Трубку подняла чиновница, с которой вышел неожиданный диалог. Вам стоит его прочесть.

Боец частной военной компании "Вагнер" показывает победный знак на улице возле штаба Южного военного округа в городе Ростов-на-Дону, Россия, 24 июня 2023 года. Фото: Reuters
Боец ЧВК Вагнера возле штаба Южного военного округа Ростове-на-Дону, 24 июня 2023 года. Фото: Reuters

— Хотела бы вот что уточнить. Мама моя на даче в деревне Цель. Позвонила взволнованная. Говорит, ремонт идет в части старой. Ходят слухи, что там какая-то часть с российскими военными будет.

— Будет часть в Цели.

— Какая часть? Ее же еще в 2018-м году убрали оттуда? Что, опять назад вернут?

— ЧВК Вагнера.

— Вы думаете, что она там будет?

— Что значит «думаете»? В интернете написано. Я говорю то, что я читала в интернете. Я предполагаю, что да.

— Слухи такие ходят, но может, вы что-то более официальное скажете?

— Понимаете, вы у меня спрашиваете такую официальную информацию, которую я, например, не знаю. Я вам говорю то, что я читал в интернете.

— А у кого узнать? Просто все начинают волноваться, потому что там [в Цели] не так много людей. И еще ЧВК Вагнера…

— И что? И что, выгоним ЧВК Вагнера? (смеется).

— Слушайте, это люди, которые сидели за убийство, за тяжкие преступления. Не очень-то хотелось таких соседей, я вам честно скажу. Поэтому мама разволновалась и звонит. Вот видела, что там красят, плитку укладывают. Вот она и волнуется. Я ее понимаю. Мне бы тоже волнительно было и страшно. Так у кого узнать по поводу, кто там будет?

— Председателю райисполкома попробуйте в приемную позвонить. Знаете, я просто не могу понять. Вот вы волнуетесь. И что? И дальше что? Если там делается, вы же понимаете, что это все делается в соответствии с поручениями, указаниями и всем остальным. Так? Решениями какими-то, правильно? Что вы волнуетесь? Что ваше волнение решит?

— Мне интересно, почему нам не сообщают, мы все-таки жители.

— Почему не сообщают? В интернете информация, я ж вам говорю, размещена. Каким образом вам должны это сообщать? Расскажите. Вот как вы считаете?

— По телевизору почему об этом не говорят?

— Это вопрос к СМИ. В интернете такая информация есть.

— Что будет ЧВК Вагнера в Осиповичах? Дело в том, что я доверяю официальным СМИ, а там такого не было. И вот я удивлена.

— Я могу вам сказать только, что я в интернете это читала, что да, будет размещаться ЧВК Вагнера. Да, даже сегодня наш президент рассказывал, что ЧВК Вагнера будет в Беларуси, что мы должны брать от них опыт и все остальное (это было вчера, 27 июня. — Прим. ред.).

— Он и про часть сказал, что какую-то там предоставит, но точно же не говорил где [ее разместят].

— Попробуйте позвонить в приемную [председателя райисполкома]. Я просто точно так же, как и вы, слышала. Более подробно вам не могу сказать. А в сельский совет вы не хотите позвонить?

— Они ничего не знают. Говорят, что не в курсе.

— Ну хорошо, все замечательно, Господи. Значит, не знают и не надо (смеется). А вы не волнуйтесь. Вот что от вашего волнения поменяется, расскажите?

— Слушайте, может, дачу уже надо продавать?

— Чего дачу продавать?

— Потому что туда приедут эти ребята-уголовники.

— Так знаете, сколько женихов приедет! (смеется).

— Спасибо, не надо. Пожалуйста, без таких женихов.

— Наоборот, вы будете под охраной такой. Ничего не страшно.

— То, что я слышала о ЧВК Вагнера — такой охраны нужно бояться. Я вам серьезно говорю.

— Ну, не знаю. Говорят, много чего, говорят, и кур доят. Тем не менее это же военизированная часть. Даже если это и ЧВК Вагнера. Это же не просто так, как говорится. Все серьезно подчиняются приказам и всему остальному. Поэтому мне кажется, у страха глаза велики.

— Я читала, как некоторые возвращались из Украины и убивали людей.

— Я думаю, не может такого быть. Я точно так же смотрела, что [во время мятежа] все было чинно, благородно: и транспорт ходил исправно, и все муниципальные службы работали в России. И не думаю, что если бы был такой разбой, то их бы спокойно взяли бы на нашу территорию. Вот это я уверена. Это называется нагнетать обстановку.

— Но если бы у нас [так как в России] выпустили заключенных из Глубокской колонии, которые сейчас сидят по 20−25 лет за расчленение, вот как бы вы заговорили? Я бы лично очень волновалась.

— Но скажите мне, пожалуйста, а вот у вас информация, что там такие служат? Достоверная?

— Из того, что Пригожин набирал их в колониях, и об этом говорили даже центральные российские каналы, я делаю вывод, что да.

— В общем, ладно. Не будем с вами вступать в полемику. Понимаете, это называется «вы казалі, я казала». Я вам рассказала, что слышала я, вы мне рассказали, что слышали вы. Все остались при своем.

— То есть мы пока не знаем, будут они у нас или нет?

— Нет, пока нет. Подготовка тем не менее, я так понимаю, идет.