Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  2. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  3. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  4. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  5. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  6. «Любое прекращение огня пойдет на пользу России». Главное из сводок
  7. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  8. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  9. Литва закрыла два пункта пропуска на границе с Беларусью. Что с очередями?
  10. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  11. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  12. MAYDAY: В Бресте в 44 года умер начальник милицейского управления по борьбе с киберпреступностью
Чытаць па-беларуску


Эта 25-летняя канадская футболистка, у которой больше миллиона подписчиков в Instagram, перешла в «Минск» в середине марта 2023 года. В восьми матчах чемпионата Беларуси нападающая Патриция Ламанна забила девять голов. Однако пробыла в одной из ведущих команд страны (многократный чемпион Беларуси, в сентябре выступит в Лиге чемпионов) лишь три с половиной месяца. Сигналы о том, что в столичном клубе задерживают зарплату, поступали и раньше. Но история Ламанны потрясает воображение. Ей пришлось столкнуться с целым букетом непонятных для профессионала проблем, о которых она рассказала «Зеркалу».

Патриция Ламанна в матче чемпионата Беларуси. Фото: пресс-служба ФК "Минск"
Патриция Ламанна в матче чемпионата Беларуси. Фото: пресс-служба ФК «Минск»

Об общежитии: «Двери в мою комнату не запирались»

— 28 июня «Минск» объявил, что вы прекратили сотрудничество с клубом по соглашению сторон. Все верно?

— Нет. Если бы ко мне лучше относились, то осталась бы. А так меня вынудили покинуть команду (Ламанна будет выступать в чемпионате Польши. — Прим. ред.).

— Почему?

— Давайте я перечислю, а потом вы сможете уточнить какие-то моменты, если захотите.

  1. Я жила на клубной базе, что само по себе можно принять. Но проблема в том, что это было общежитие для мужской команды. Двери в мою комнату не запирались. Просила ключ много раз, но охрана отказывала. Замок в душевой тоже был сломан. И надо добавить, что у меня было несколько неприятных встреч с игроками мужской команды в 4−5 часов утра.
  2. Меня кормили раз в день, причем только с понедельника по четверг. С пятницы по воскресенье питание не предоставлялось. Завтрака и обеда не было. Только ужин в 17:30. Питание было просто ужасным, иногда приходилось есть то, что лежало в холодильнике 3−4 дня. Мясо было дешевым и ужасно приготовленным. В какой-то момент у меня началось пищевое отравление от такой еды. Обычно давали одно и то же: курицу и рис, курицу и суп, курицу и макароны. Может быть, пару огурцов и помидоров, если повезет. Кстати, если вы оставите посуду в раковине даже на две минуты, повар клуба сфотографирует это и отправит тренерам.
  3. Если у мужской команды была игра, то в день матча им накрывали шведский стол. Когда игроки уходили, то я обычно прокрадывалась в столовую, пока не убирали, и ковырялась в остатках хлеба, салата, печенья. Стыдно рассказывать такое, но я просто недоедала. Возле общежития в пешей доступности не было мест с полезной едой. Я профессиональная спортсменка и не могу питаться лапшой быстрого приготовления, чипсами и конфетами из магазина за углом. Доставка еды стоила дорого. К тому же у меня не было доступа к кухне, чтобы готовить себе.
  4. Wi-Fi в общежитии не работал. Отопления не было. Когда в Минске была холодная погода, то я спала в куртке и ботинках, чтобы не замерзнуть.
  5. Не могла покинуть общежитие после девяти вечера — комендантский час. Я учила детей английскому, чтобы немного заработать, и порой не успевала к девяти. В результате приходилось много раз перелезать через забор и забираться в свою комнату — к счастью, окно оставляла открытым. Даже когда стучала охране, они не просыпались, чтобы открыть дверь.
  6. Слышала, что многим в клубе не платили зарплату. Все игроки в женской команде страдали. Если мне везло, то давали очень маленькие деньги. Зато, как выяснилось, процент от «зарплаты» шел повару, который готовил для меня раз в день.
  7. В клубе не было серьезного физиотерапевта, чтобы должным образом восстанавливать игроков в случае травм. Заплатила за процедуры, когда получила повреждение, но в «Минске» не хотели компенсировать потраченные деньги.
  8. Мне много раз говорили в лицо, что не могу забивать, что я недостаточно быстра и недостаточна сильна, чтобы играть в Лиге чемпионов.
  9. Меня наказывали за то, чего я не делала.
  10. Была свидетелем расизма со стороны мужской команды этого клуба. Не было инклюзивности. Мне показалось, что в «Минске» не очень хорошо принимали иностранцев!
  11. Иногда не предоставлялся транспорт. В клубе объяснили, как добираться на тренировки, но я порой терялась в автобусе, а люди на улице не помогали сориентироваться. Приходилось тратить деньги на такси.

Об интервью: «Если стану молчать, то не смогу спать спокойно»

— Уточнения, конечно, потребуются, ведь ряд вещей не укладываются в голове. Что вы имеете в виду под «неприятными встречами» с игроками мужской команды?

— Иногда в комнату заходили пьяные футболисты. С их стороны было нежелательное внимание после ночных вечеринок. У меня спрашивали, например: «Что я могу сделать, чтобы мы занялись сексом?» Хотя была почти уверена, что ничего не случится из-за моего сильного характера и что эти мальчики достаточно умны и не захотят разрушить свою карьеру, сделав какую-нибудь глупость. Но помните, что я спала с соседкой по комнате, и у нас были рано утром тренировки.

— Заходили белорусы?

— Да. О ребятах из Африки, которые были в «Минске», остались только хорошие впечатления. Они невероятно тепло относились ко мне. Как и уже бывшая одноклубница и соседка по комнате Джоан Набирье из Уганды. Мы хорошо проводили время вместе, учились друг у друга, смеялись, молились или говорили о наших страданиях. С африканцами я дружила, мы заботились друг о друге. Это помогало справляться с проблемами.

— Вы не жили одна в комнате?

— Жила одна только первые две недели. Потом подселили игрока. Я не соглашалась — мне обещали иное. Мною манипулировали, заставляя чувствовать себя плохо из-за того, что новому игроку нашей команды негде остановиться, хотя на самом деле это не моя ответственность. Мы спали на расстоянии меньше двух метров друг от друга в не самой просторной комнате. Вне зависимости от ситуации мы стали лучшими друзьями.

— Правда ли, что в один момент в клубе вам сказали искать себе жилье?

— Да. Но мне было некуда идти, помощи не было, я не понимала и не говорила по-русски. Зарплату не платили. Поэтому осталась в общежитии.

— Ваш агент поднимал проблемы?

— Очень много раз. Отмечу следующее: после любых опасений, которые высказывала, мне давали понять, что дело якобы не в клубе, а в том, что я поднимала проблемы.

— Собираетесь подавать на «Минск» в суд?

— Ищем оптимальное решение. Надеюсь, что публикация этой истории повысит осведомленность людей. Если стану молчать, мое сердце будет болеть за других и я не смогу спать спокойно. Последнее, что хотела сделать, — выносить какие-либо проблемы на публику. Мне нравилось проводить время в Беларуси несмотря на то, через что пришлось пройти. Минск прекрасен, я люблю футбол. Но этот клуб воспользовался моей репутацией и моей большой аудиторией в социальных сетях. Я думаю, они считали, что наличие знаменитого канадца сделает клуб намного лучше!

О расизме в клубе: «Некоторые считали, что африканцы не моются»

— За все время пребывания в «Минске» вам что-то заплатили?

— 1000 рублей. Причем значительно позже обещанной даты. Потратила их на еду, транспорт, и деньги закончились очень быстро. Также мне платили 15 рублей после матча, если «Минск» выигрывал. Этого хватало только на бутылку воды и легкий перекус. К слову, часто не могла использовать какие-либо канадские банковские карты для оплаты. Это тоже было проблемой. Лишь после того, как агент поднял шум, мне, к счастью, отдали зарплату, потому что я потребовала расторгнуть контракт.

— Что за расизм был в «Минске»?

— Некоторые игроки мужской команды не хотели прикасаться или сидеть рядом с африканцами. Им не пожимали руки в отличие от «своих». Называли «грязными». Всерьез считали, что они не моются. Один футболист даже отругал меня за то, что я поделилась наушниками с африканцем, ведь он может «украсть их или после этого они будут пахнуть собакой». Была в шоке и дистанцировалась от этих белорусов.

Я подарила другу наушники, потому что чувствовала, что они нужны ему больше, чем мне. Сказала африканцу использовать их, чтобы блокировать окружающий шум и просто попытаться сосредоточиться на игре. Никогда не забуду его, потому что он поддерживал меня, когда я все время плакала. Позже игроки-белорусы из мужской команды стали относиться ко мне по-другому, потому что я не объединилась с «белыми».

У африканцев были такие же проблемы с зарплатой и едой, как у меня. Их редко можно было видеть на командных фото, в клубных соцсетях, рекламе. И это еще одна причина, почему решила покинуть «Минск». Не хотела быть частью организации, которая относится к игрокам как к рабам производительности, а расизм считается шуткой.

— Когда решили покинуть команду?

— Думала это сделать уже через две недели после приезда. Но хотела посмотреть, смогу ли быть ярким светом в темной комнате. Помочь вдохновить других и постараться сохранить позитив. Однако обнаружила, что слишком много жертвую собой ради клуба, который не заботился обо мне. Доедала за другими, жила в общежитии, а не квартире, как обещали. Это вызывало тревогу и раздражение. Мышечная масса резко уменьшилась! Я потеряла 12 кг, так мало питаясь и работая на интенсивном уровне. Кроме того, в меня очень немногие верили. Не уважали и не воспринимали всерьез. В «Минске» не были удовлетворены моим выступлением. Если вы не Килиан Мбаппе в сочетании с Усэйном Болтом, то не подходите им.

— За что вас наказывали?

— Как-то оказалась на скамейке запасных во время выездной игры, потому что была в автобусе в «гражданской одежде», а не в форме «Минска». Агент потом сообщил, что это наказание за несоблюдение правил. Но дело в том, что клубной куртки мне не дали. Хотя просила до этого несколько раз. На самом деле я была в форме «Минска», но пришлось еще надеть свою куртку — было холодно. В автобусе все были в одинаковой одежде, кроме меня. Конечно, чувствовала себя изгоем. Они создали проблему, но наказали за это меня. Как человек должен реагировать на подобную несправедливость?

Было и такое, что клубный «врач» говорил тренеру, что лгала о своих травмах, чтобы привлечь внимание и получить денежную компенсацию. Знаете, я очень серьезно отношусь к карьере. Ради футбола пожертвовала всем. Но у терпения есть пределы. Предоставленное лечение было ниже нормального уровня. Они заявили, что я в полном порядке, хотя знала, что это не так. В период травмы вновь сказали, что я недостаточно хороший игрок, хоть не выходила на поле в то время.

— Как вели себя одноклубницы-белоруски?

— Большинство были дружелюбны, а некоторые нет. Это нормально в любой среде. Уважала всех игроков, несмотря ни на что.

Патриция Ламанна в игре чемпионата Беларуси. Фото: пресс-служба ФК "Минск"
Патриция Ламанна в игре чемпионата Беларуси. Фото: пресс-служба ФК «Минск»

О выступлении за «Минск»: «Это был откровенно бесчеловечный опыт»

— Каковы были ваши цели, когда решили играть в Беларуси?

— Хотела получить новый опыт, привлечь внимание сборной Канады своим талантом, привести «Минск» к победе в чемпионате. Кроме этого, мечтала впервые в жизни сыграть в Лиге чемпионов.

— Знали что-нибудь о ситуации в стране перед приездом? Об уровне репрессий в Беларуси, соучастии в войне в Украине…

— Да, но везде есть проблемы. Это не то, что могу контролировать. Я просто пыталась сосредоточиться на спортивной стороне, не представляя, как политическая ситуация влияет и на спорт.

— Какие впечатления оставил женский футбол в Беларуси?

— Буду говорить о «Минске». Инфраструктура оставляла желать лучшего, но проблемы решаемы. Тренировки были недостаточно интенсивны, не позволяли прогрессировать. Очень базовый уровень. Мне, повторюсь, не доверяли, но продуктивность только выросла после матчей, когда не была в стартовом составе. Если игрок не попадает на скамейку запасных, то никогда не осознает, каков его истинный потенциал. Создала позитивный настрой, сказав себе, что являюсь секретным оружием для второй половины матчей. Хотя представьте, как я могла хорошо выступать, если мысли были сосредоточены на всем, кроме футбола? У меня не было сил играть, однако все же как-то это делала!

— Не думали, что огласка в СМИ помогла бы решить хотя бы некоторые ваши проблемы в «Минске»?

— Все может быть. В конце концов, даже если бы умерла, то они бы не могли позволить себе мои похороны. Похоже, в клубе больше заботятся о победах, чем об игроках. К сожалению, это был откровенно бесчеловечный опыт, но я многому научилась.

— И все же попробуем закончить на хорошей ноте.

— Кроме футболистов из Африки, которые заслуживают самых теплых слов как люди, я встретила в Минске белорусскую семью, которая знала о ситуации и проявляла удивительную заботу. Например, они готовили для меня, встречали в аэропорту, платили за такси или телефон. И, главное, поддерживали морально! Делала все, что могла, чтобы помочь им в любое время, когда они тоже в чем-то нуждались. Я бы тоже осыпала их детей подарками.

Время в Беларуси было очень познавательным. Испытала все виды эмоций. Благодарна за эти уроки, хорошие и плохие, уже бывшим одноклубникам. Но пришло время отправиться туда, где меня ценят за талант, самопожертвование и дисциплину.

Желаю своей команде победы в чемпионате. Они способны на это, со мной или без меня. Но я не могла пожертвовать всеми аспектами своего здоровья, чтобы поднять трофей. Любой на моем месте давно бы ушел, но я действительно хотела добиться успеха в Беларуси.

И вот еще один момент. Самое большое заблуждение — что я богатая девушка, которая ни о чем не заботится. Instagram не отражает, кто я на самом деле, потому что люди любят сказки, а не правду. То, что у вас миллион подписчиков и вы носите красивую одежду, не означает, что вы богаты. Если бы вы спросили, то я более богата сердцем, чем кто-либо другой. Помогаю многим вокруг, даже если они не любят меня. Я ничего ни от кого не жду и понимаю гораздо больше, чем думают люди.

По поводу задержки зарплаты и других проблем, поднятых Патрицией Ламанной, мы обратились за комментариями в футбольный клуб «Минск» и федерацию футбола. Отметим, что первый заместитель председателя федерации Андрей Василевич до недавних пор руководил ФК «Минск». Если мы получим ответы, то обязательно опубликуем их.