Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  2. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  3. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  4. Россия заявила о захвате Ивано-Дарьевки в Донецкой области, эксперты говорят о значительных успехах армии РФ и в Нью-Йорке
  5. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину
  6. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия
  7. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  8. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  9. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  10. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  11. Экс-начальник Ленинского РУВД поставил вместо гудков фразу, что его слушают спецслужбы. Это оказалось правдой — вот что узнало «Зеркало»
  12. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина


Onliner.by,

Все началось с практически случайной поездки на маленький аэродром, когда Михаилу было 34 года. «Я всегда хотел прыгнуть с парашютом. Выбрал день, поехал на Боровую. Прошел подготовку, надел шлем, сел в самолет. В кабину зашли пилоты — и в этот момент я перестал думать о предстоящем прыжке. Я смотрел, как пилоты готовятся, как запускают двигатель. Мы взлетели, а у меня не получалось перестать смотреть в кабину. Сказать, что я был под впечатлением, — ничего не сказать. В тот же день, вернувшись домой, я стал гуглить, как выучиться на пилота». У этой истории насыщенный бэкграунд. Сейчас Михаилу чуть за 40, третий год он работает пилотом в «Белавиа». Мужчина рассказал Onliner про свой путь к мечте, отказ от нее и повторные попытки попасть в профессию, которая дарит крылья.

Пилот "Белавиа" Михаил. Фото: Onliner.by
Пилот «Белавиа» Михаил. Фото: Onliner.by

После школы никуда не поступил и пошел работать на стройку

— Я из тех мальчишек, которые в детстве мечтали стать сначала космонавтами, а потом пилотами. Поэтому после одиннадцатого класса в 1998 году я хотел поступать в летное училище. А моя мама, которая всю жизнь проработала педагогом, хотела для меня карьеру учителя. Плюс еще хватало советчиков, которые говорили, что пилоты никому не нужны, работу не найти. Поэтому мы с мамой пришли к компромиссу: поступаю не на пилота, не на учителя — еду в питерскую Академию гражданской авиации подавать документы на специальность, связанную с аэронавигационным обеспечением. Не поступил и вернулся домой, пошел работать на стройку.

Вернулся домой — это Михаил про деревню Бильдюги Шарковщинского района. Вообще, Михаил родился в Таллинне, хотя корни его в Беларуси.

— В советское время родители отца уехали в Эстонию — там я и родился. А после развала Союза, в 1992 году, уже вместе со мной и братом вернулись на историческую родину.

Я работал в деревне, нормально зарабатывал, развлекался как мог. Мама продолжала подталкивать меня к тому, чтобы я стал учителем. Она говорила: «Зачем тебе стройка, попробуй поступить в педагогический». Подумал: а почему бы и нет?

На следующий год я поступил в витебский пед на учителя математики и информатики. В голове крутились мысли: что-то пошло не так, я свернул куда-то не туда.

В витебский педвуз Михаил поступил на заочное, поэтому вернулся домой и продолжил работать на стройке, сохраняя в голове мысль, что становиться педагогом как-то не хочется. Купил в книжном сборник для абитуриентов, стал смотреть другие варианты для поступления. Увидел в списке учебных заведений Сасовское летное училище гражданской авиации в России — решил, что надо туда. Проучившись около года, забрал документы из педагогического университета.

— Мама была в шоке. Она очень расстроилась. А отец меня как-то понял, поддержал мою идею поступать в Сасово на пилота. Он дал мне денег на поезд, и я поехал.

Парень легко прошел медкомиссию, успешно сдал экзамены. Конкурс тогда, в 2000-м, был 0,5 человека на место. Но судьба решила, что Михаилу пока еще слишком рано становиться пилотом.

Пилот "Белавиа" Михаил. Фото: Onliner.by

— В приемной комиссии мне сказали, что я прохожу только на платное, потому что после возвращения родителей в Беларусь у меня был советский паспорт — я был апатридом, то есть человеком без гражданства. А оно было необходимо для зачисления на бюджетные места. Я пообещал, что приму белорусское гражданство в срочном порядке, до начала учебы. Не успел, учебный год начался без меня. Я снова вернулся на стройку в Бильдюги. Вокруг говорили: может, и хорошо, что не поступил на пилота, ведь «все равно не смог бы никуда устроиться по специальности».

— Почему вы не попробовали поступать на пилота через год, когда у вас уже было гражданство?

— Всегда было много советчиков, которые говорили, что пилоты никому не нужны и работу не найти. После неудачного поступления я решил, что пойду учиться на техника в Московский государственный технический университет гражданской авиации. Размышлял так: если пилоты не нужны, то техники точно нужны всегда. Поступил, проучился, окончил.

Как сейчас помню, на то время техник получал зарплату от 25 тысяч до 35 тысяч российских рублей. А снять квартиру тогда стоило 25 тысяч. Надо было либо снимать впятером, либо искать другую работу. Один из моих товарищей работал на автосервисе и спросил, не хочу ли попробоваться автомехаником.

Мне идея понравилась, я согласился. Меня взяли учеником. Думал, что когда-нибудь поступлю-таки в летное, но работа как-то поглотила. А потом мне исполнилось 28 лет — поступать на пилота в те времена можно было лишь людям не старше 27.

К тому времени я уже смирился и перестал мечтать о небе. Расслабился и отпустил ситуацию

До поездки в аэроклуб с целью прыгнуть с парашютом, которая поменяла весь ход событий, оставалось шесть лет.

После окончания вуза Михаил сначала работал автомехаником в Москве в автоцентре Volkswagen, Audi, Skoda и Seat. Потом, когда ехал к родителям в деревню и по дороге заезжал к брату в Минск, познакомился с будущей женой и ради нее вернулся в Беларусь. Стал искать работу в автосервисах. Сначала устроился на работу в «Атлант-М» на Шаранговича, потом в автоцентр Seat на Софьи Ковалевской. Вырос до должности инженера-диагноста. Зарплата была приличная, удалось кое-что отложить и обустроить свою собственную небольшую автомастерскую.

В какой-то момент захотел сменить синий комбинезон на белый воротничок

Устроился в организацию по продаже оборудования для автосервисов. Компания была небольшая, поэтому заниматься приходилось всем: и продажами, и пуском-наладкой нового оборудования, и гарантийным ремонтом. Также было пару командировок к поставщикам в Германию — на самолете. Это были первые в жизни Михаила полеты. В качестве пассажира Михаил летал на самолете всего четыре раза (по сегодняшний день).

А потом наступило лето 2015-го. Случилась та самая поездка на Боровую, чтобы прыгнуть с парашютом.

О том, что и в 35 лет можно поступить в летное училище, случайно прочитал на форуме

— Уже после прыжка я ехал домой с Боровой, обдумывая идею, что должен научиться управлять самолетом хотя бы для себя.

Приехал домой, стал искать летные школы. Мне попадались варианты только в США, Чехии, Литве. Наткнулся на какой-то форум про авиацию — там было написано, что уже несколько лет как снято ограничение по возрасту для поступающих учиться на пилота.

В тот же момент я позвонил в училище в Сасово — как раз было время до пяти вечера. Мне сказали: если здоровье позволяет, приезжайте поступать — но уже не в этом году, а в следующем, потому что прием документов закончился пару дней назад. Я столько ждал, поэтому был готов подождать еще год.

Родителям и супруге не говорил: боялся их расстроить.

Идеей в свои 35 лет пойти учиться на пилота Михаил поделился с некоторыми знакомыми. В ответ услышал только пессимизм: «У тебя не получится», «Ты не сможешь». Сделал вывод: мало кто может порадоваться за чужие успехи.

Приехал поступать через год (это был 2016-й) в Сасово. И — сюрприз — только на подаче документов узнал, что нужно пройти профотбор. Прошел его без подготовки.

— Я думал, что для поступления нужно только пройти медкомиссию, сдать нормативы по физкультуре и предоставить школьный аттестат. Оказалось, что физкультура не нужна, зато нужно пройти собеседование с заданиями, к которым я не готовился. Уже потом я узнал, что в интернете можно было почитать вопросы заранее.

Михаил вспоминает, что на профотборе были психологические тесты, задания на ориентацию по компасам, тайминговые тесты (в таблице были написаны цифры вразброс, и нужно было максимально быстро найти их по порядку). Еще нужно было пройти тест на чувство времени: включают секундомер, допустим, на 15 секунд, поступающий не видит экран секундомера, мысленно отсчитывает эти 15 секунд и говорит, что они прошли. Также нужно было по шкалам без цифр сказать, какое значение показывает стрелка, и выполнить еще множество подобных заданий. Михаил справился без подготовки: все же он уже отучился в авиационном институте.

Пилот "Белавиа" Михаил. Фото: Onliner.by

После профотбора вернулся в Минск и стал мониторить на сайте училища списки поступивших. Конкурс в 2016 году составил 2,5 человека на место. Те, кто успешно прошел медкомиссию и собеседование, участвовали в конкурсе аттестатов. Проходной балл аттестата — 4,50 по 5-балльной шкале, а у Михаила он был 4,56.

— Это был единственный раз, когда мне пригодилась хорошая учеба в школе. Спасибо маме, она следила, чтобы я хорошо учился. В следующем году балл был 4,70, то есть я уже не проходил. Потом проходными стали 5 баллов — говорят, школьники с плохими аттестатами после одиннадцатого класса шли учиться снова в вечернюю школу, чтобы получить новый аттестат с более высокими оценками.

Получается, это был мой единственный шанс поступить на бюджет (обучение на платном сейчас стоит около 30 тысяч евро. — Прим. ред.).

Во всей моей истории о мечте самый трогательный для меня момент — это реакция моей жены. Она не знала о моем поступлении. Когда я сказал ей, что меня зачислили, она стала единственным человеком, кто искренне порадовался за меня. От нее прозвучали такие слова: «Я всегда знала, как ты об этом мечтал. Ну как я могу препятствовать!» За это я ей безмерно благодарен.

Кроме радости за меня, я видел в глазах супруги и грусть. Ни она, ни я не понимали, как будем жить дальше. Нашему ребенку на тот момент было 3 года, у нас была квартира с очень большими кредитными платежами.

Муж учится в одной стране, жена живет в другой — и так три года

Стали думать, что делать с кредитом, ведь во время учебы работать Михаил не мог. В семье было две машины, одну из них решили продать. Также Михаил продал свою автомастерскую.

— Все деньги отнес в банк, чтобы погасить кредит за квартиру. После этого оставались какие-то небольшие платежи, так что я мог более-менее спокойно уезжать на учебу в Сасово.

Тридцатипятилетний студент надеялся, что сможет сдавать экзамены экстерном, чтобы чаще бывать дома. Но ему сказали, что так не получится и что нужно заезжать в казарму (первый год обучения — в общежитии казарменного типа на 60 человек).

Учеба длилась три года. Дважды в год на каникулах Михаил приезжал домой. В перерывах между поездками общался с семьей по WhatsApp, Viber.

— Учеба шла легко, хотя, может, это только у меня так было. Не потому, что я умнее других, а из-за того, что я впервые учился с удовольствием. И потому, что у меня была четкая мотивация. Было четкое понимание, зачем я здесь и на какие жертвы пошла моя семья. Моя жена в Минске без меня, одна водит ребенка в сад и забирает. Я не мог позволить себе прохлаждаться в училище. В столовой я слышал, как ребята обсуждали, что их родители подталкивали к поступлению на пилотов. Эти ребята через пару месяцев бросали училище.

Мне учеба нравилась, было весело. Каждый помогал в силу своей компетентности, потому что примерно треть моих сокурсников уже окончили вузы и хорошо разбирались в некоторых дисциплинах. Например, был предмет «Двигатель», а в малой авиации используются в основном поршневые двигатели, с которыми я имел дело на СТО. Мне это давалось просто, а вот ребятам после школы изучать устройство двигателя было сложно. Были вечера, когда все садились вокруг меня и я рассказывал всем про двигатели.

Кстати, когда я ехал учиться, думал, что из-за возраста буду белой вороной. Но нет, среди сокурсников оказался парень немного старше меня.

На какие деньги жил три года во время обучения? Михаил объясняет: учился на бюджете и имел стипендию в районе 10 долларов. Курсанты были на полном гособеспечении: бесплатное жилье, бесплатное трехразовое питание.

— Еда хорошая, но, конечно, хотелось еще чего-то повкуснее. Нужно было оплачивать телефон, скидываться на дни рождения, по минимуму обновлять одежду. И с этим помогала супруга. Она высылала мне каждый месяц деньги, мне нужно было не много. Сейчас она все шутит, что выучила меня. Она и тянула дом, и присылала мне деньги. Ну ничего, скоро ей все вернется: через пару недель она пойдет во второй декрет, и я буду кормить семью один (улыбается. — Прим. ред.).

— Как это все пережила ваша жена?

— Я не знаю точно, но понимаю, что это было очень сложно — и для семьи, и для наших отношений. Но ничего, мы справились. Штормов не было, но натянутые моменты случались. Я понимал, что она устает. И понимал, что все будет нормально. Самое тяжелое в учебе было то, что я здесь, а моя семья там.

Вы знаете, я не один такой. Люди отчаянные, когда чего-то хотят.

«Выпустился в апреле 2020-го — в ковид, в локдаун, в пустоту. Авиакомпании закрыли набор»

Во время учебы Михаила в Сасово (это 2017−2018 годы) из-за подъема сферы пилоты стали более востребованными. В Сасово начали приезжать представители компаний «Аэрофлот», «Победа», S7 на предварительные собеседования.

— Я участвовал во всех собеседованиях. На них представители компаний давали рекомендации, что почитать, говорили об уровне английского. Поясняли: вы придете к нам устраиваться, у вас спросят это и это. Все студенты зарядились, все готовились.

А потом случился ковид. Локдаун. Авиакомпании не только закрыли набор, но и были готовы сокращать сотрудников. Мы выпустились в апреле 2020 года в никуда, в пустоту. Все поникшие. Думали, эта ситуация никогда не наладится.

Сейчас уже смешно вспоминать. Когда к нам приезжали так называемые купцы из авиакомпаний, некоторые ребята ходили и крутили носом: «Я не хочу летать на Airbus, я хочу Boeing». Или: «Не хочу Boeing, хочу Airbus». Видите, как ситуация повернулась.

А мне еще на момент выпуска из училища было 38 лет — казалось, компании в такое время не захотят тратиться на подготовку начинающего специалиста моего возраста.

Училище я окончил с красным дипломом. Первое, что сделал, когда вернулся домой, — это разослал резюме в «Белавиа» и во все аэроклубы Беларуси, которые только нашел. Месяц молчание, два молчание…

Я помню, как летом поехал с ребенком в деревню к своим родителям, в те самые Бильдюги. Сижу под родительским трактором, ремонтирую гидравлику. Раздается телефонный звонок, мне говорят: «Здравствуйте, это „Белавиа“. Вы сможете в понедельник прийти на собеседование?» Конечно смогу! Бросил гаечный ключ, поехал в Минск, у меня оставалось пару дней повторить материал. Приехал в авиакомпанию, прошел собеседование — и уже третий год я работаю пилотом, летаю на Embraer.

Жизнь поменялась.

— Теперь больше времени провожу дома, чем во время работы на СТО, ведь автомеханики стараются подработать после работы, на выходных. Сейчас у меня есть возможность проводить больше времени с сыном. Но это не значит, что я все время отдыхаю. Моя работа предусматривает постоянное обучение, подталкивать к которому никто не будет, все нужно делать самостоятельно. Если у меня что-то не получается, я буду усиленно над этим работать. Поэтому часто читаю профессиональную литературу. У меня нет TikTok, я не сижу в Telegram или на YouTube, не смотрю сериалы.

Если только лежать с книжкой, ничего хорошего не будет. Поэтому у меня постоянный спорт. Помню, еще в училище во время интенсивной подготовки к экзаменам заметил, что спорт помогает мозгу разгрузиться. Теперь иногда вечером накануне рейса стараюсь выйти на пробежку, потом дома помыться и сразу лечь спать. Утром просыпаюсь заряженный. Зимой хожу в тренажерку, раз в неделю ходим с семьей кататься на лыжах.

— А что стало с зарплатой?

— Она стала выше — в два, иногда в три раза, если сравнивать с моей работой автомехаником.

— Каково это — стать пилотом, пройдя такой путь?

— Вы же слышали, как говорят: найдите себе дело по душе? и вам никогда не придется работать. Это как раз мой случай. Я с рейса иду с улыбкой и думаю, как прекрасна жизнь и когда мне уже снова в рейс.