Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Карпенко придумал новое объяснение тому, что на выборах не будет избирательных участков за рубежом
  2. «730 дней боли». Зеленский из Гостомеля обратился к украинцам во вторую годовщину начала войны
  3. Обращение Тихановской к белорусам попало на экраны белорусских магазинов
  4. Глава украинской разведки Буданов анонсировал новые удары по Крыму и назвал причину смерти Навального по версии ГУР
  5. Тело Алексея Навального отдали матери
  6. В Беларуси меняются условия начала отопительного сезона
  7. Чиновники пытаются переложить ответственность за преступления России на командиров. Рассказываем главное из сводок штабов
  8. Голосование на белорусских выборах официально завершилось. Вот когда озвучат результаты
  9. «У меня оргазмов в двух браках не было». Рассказываем о сексе в жизни белорусов во времена СССР
  10. В Беларуси стартовал единый день голосования. Офис Тихановской призвал оставаться дома и запустил онлайн-марафон
  11. СМИ: Украина атаковала крупнейший сталелитейный комбинат в России
  12. Фотографии для учебника истории. Как выглядит война, в которую из-за режима Александра Лукашенко оказалась втянута и наша страна
  13. Дорога к войне. Вспоминаем тридцатилетнюю предысторию и реальные причины российского вторжения в Украину
  14. «Сбросили фото лица и черепа Сергея. Опознавать было нечего». Как два года войны в Украине прожили герои «Зеркала»
  15. Странный энтузиазм российских военкоров, контратаки с обеих сторон и потери России за два года. Главное из сводок
  16. У Лукашенко спросили, будет ли он участвовать в президентских выборах 2025 года. Вот что сказал политик


Дома у актеров Дарьи и Андрея Новик в Варшаве нет почти ничего из прошлой белорусской жизни. После увольнения из государственных театров они с годовалым сыном и собакой отправились в Польшу как участники арт-резиденции, назад в Беларусь больше не вернулись. Спустя два года после переезда Дарья репетирует роль уже в третьем польском спектакле, а Андрей пробует себя в качестве режиссера. Кажется, что семья успешно наладила профессиональную жизнь за границей, правда, у них самих такой взгляд со стороны вызывает ироничную улыбку, пишет Deutsche Welle.

Дарьи и Андрея Новик. Фото из личного архива
Дарьи и Андрея Новик. Фото из личного архива

«Если бы не Театральный институт, у нас бы не было ресурсов»

— Я пишу четыре монооперы, потому что выиграла стипендию Варшавской обсерватории культуры и у меня нет выхода, — шутит Дарья и садится за электронное пианино.

Инструмент и оборудование для звукозаписи она приобрела как раз за стипендиальные деньги. В Минске актриса работала солисткой хора в Большом театре оперы и балета и участвовала в независимых театральных проектах. С ее голосом Дарья могла бы стать белорусской Адель, на что она отвечает, что уже пишет альбом.

В варшавской квартире семья живет почти с момента своего переезда. Два года назад найти жилье актерской семье с ребенком и собакой помог фонд «Гуманош». Он предоставил одну из своих квартир по низкой арендной цене.

— Нам было все равно, какая она, — говорит Дарья. Пришлось покрасить стены, отремонтировать кран на кухне и купить мебель, кое-что притащили с мусорки, знакомая привезла диван. Дарья развесила семейные фотографии и гирлянды: «И нормально».

Сейчас семья планирует переехать, потому что, как говорит Андрей, «есть много других, кому пригодилась бы такая помощь». Актер был одной из звезд Республиканского театра белорусской драматургии, в октябре 2020 года он поддержал объявленную Светланой Тихановской всеобщую забастовку и уволился. Дарья в то время была в декретном отпуске и в Большой театр не вернулась: там продолжались «чистки» и актриса написала заявление об увольнении.

Дарью и Андрея часто можно видеть в разных культурных проектах. Андрей сыграл в сериале «Процессы» Андрея Кашперского и в фильме «В живом эфире» («Na żywo») Мары Тамкович. Вместе с другими коллегами актеры объединились в Team Theatre, у которого уже вышло четыре постановки, в том числе «[email protected]» и «Море Кристины» в модерновом театре TR Warszawa. Семью вместе или по отдельности часто можно встретить на белорусских событиях в Польше.

— Жизнь-малина, — иронизирует Андрей. — Это все благодаря польскому Театральному институту. Если бы не он, у нас не было бы ресурсов: ни физических, ни материальных, ни психологических. Мы несколько раз попадали к ним на арт-резиденции — получали по 3000 злотых (750 долларов) в месяц и имели возможность меньше работать в других местах, чтобы заниматься искусством.

Дарьи и Андрея Новик. Фото из личного архива
Дарьи и Андрея Новик. Фото из личного архива

«На мое согласие режиссер сказал, что это для него большая честь»

Вскоре после переезда в Польшу Дарья стала преподавать вокал, а Андрей пошел работать в службу доставки Glovo. Без арт-резиденций возможности участвовать в культурных проектах у них почти не было. Наконец, Дарью пригласили в спектакль Mezopotamia Театра Польского в Познани: представители театра заметили ее в Варшаве в постановке «Настя» Юры Дивакова.

— Когда мне позвонили, у меня были такие глаза, мол, как это возможно? Сначала позвонил художественный руководитель театра, а потом режиссер, который долго по-польски рассказывал, о чем он хочет поставить спектакль, и я половину не поняла. На мое согласие он сказал, что это для него большая честь. Я не привыкла к такой коммуникации. В Большом театре я была артисткой хора, просто единицей из этого мяса, поешь и хорошо, не поешь — иди, — говорит Дарья. Она перестала преподавать вокал, а после Mezopotamia актрису пригласили в еще один спектакль театра — Haga.

Тем временем в резиденции Театрального института сформировалась команда Team Theatre, с которой Андрей впервые попробовал себя в качестве режиссера. Все это время актер совмещает основную работу с творчеством. «Когда у меня съемки или спектакли, я, конечно, не работаю, в Glovo я сам выбираю часы работы. Пока ставили „Море Кристины“, две или три недели я не выходил на работу, потерял немного в рейтинге».

«Но поднял рейтинг как режиссер», — подхватывает мужа Дарья. «Море Кристины» рассказывает о ночи в Минском РОВД в ночь на 10 августа 2020 года. «Страха взяться за работу режиссера не было, потом поймал себя на ощущении, что всю жизнь этим занимался», — делится Андрей. Дарья сыграла в спектакле роль Кристины, беспринципной сотрудницы милиции. «Ко мне подходили актрисы, на чьи спектакли я ходила в Беларуси и думала, что я бы так сыграть не смогла, и говорили: „Даша, я бы так не смогла“. Я думаю, ну ничего себе!»

«Из белорусских институций не помогает никто»

Сейчас Андрей вместе с командой работает над «Тилем Уленшпигелем» в постановке Юры Дивакова, а Дарья начинает репетиции в уже третьем для нее польском проекте, на этот раз в Teatry Powszechnym. Правда, надолго ли хватит актеров на работу от проекта до проекта, когда белорусской культурной инфраструктуры за рубежом не существует и многие вещи приходится делать бесплатно, они не уверены.

— Из белорусских институций не помогает никто, только Белорусский дом в Варшаве однажды поддержал театр на 4 тысячи злотых (1000 долларов. — Прим. ред.). Значимое сотрудничество получается только с поляками, «Тиля» вот французы поддерживают, — рассказывает Андрей.

По словам Дарьи, так работать можно недолго:

— Еще на момент, когда Андрей начал ставить «Кристину», мы «сдулись», как будто во всем этом нет смысла. Белорусы не хотят платить за спектакли, да и бесплатно не особо ходят.

Разве единственный способ остаться в культурном пространстве для белоруса — интегрироваться в польскую культуру?

— Я только так это и вижу, — отвечает Андрей. — Подвижек в белорусском сообществе, чтобы создать приемлемые условия, не видно. Я понимаю, может казаться, что у нас и такие спектакли, и там сыграли, и туда поехали. А работать я еду в Glovo.

«Свои деньги вкладываем во все, что делаем»

Вся белорусская культура за рубежом, по словам Дарьи, в одинаковом положении: все работают где-то, чтобы заниматься искусством. Ради репетиций актеры берут отгулы и теряют в заработке. Чтобы отыграть спектакль, Дарья с Андреем оплачивают няню для сына. Если работа коллектива не предполагает зарплату, значит, все остаются в минусе. За сами показы спектаклей, поставленных в рамках резиденций, актеры ничего не получают.

— И на том спасибо, мы хоть что-то делаем, но сказать, что творчество приносит деньги, — нет, только высасывает. Если бы мы им не занимались, занялись бы чем-то более прибыльным, — говорит Дарья.

Сейчас она планирует записать свою песню с белорусскими актрисами и певицами. На вопрос на какие средства, Дарья отвечает:

— Свои деньги вкладываем во все, что делаем. Я работаю в польских театрах, зарабатываю там, чтобы потом вкладывать в белорусскую культуру (смеется). Как это называется? Я волонтер.

— Меценат, — шутит Андрей, — меценат белорусской культуры.

Актер берет зеленый рюкзак Glovo, извиняется за отсутствие оптимизма и уходит на работу, Дарье пора забирать сына из детского сада. Ее монооперы будут называться «Молчание», «Тюрьма», «Война» и «Путь к свободе».

— Я хочу показать, каким может быть этот путь, и к чему может привести молчание или немолчание.

Решение поехать в Польшу семья все еще считает лучшим решением — может быть, потому что там они могут не молчать.