Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Что делать, чтобы не придавило деревом и не ударило летящей веткой или куском крыши? Рассказываем, как себя вести при ураганах и грозах
  2. Под Могилевом дерево упало на пятилетнюю девочку, ее маму и тетю. Ребенка спасти не удалось
  3. Такого дешевого доллара не было уже давно: какого курса ждать в ближайшие дни? Прогноз по валютам
  4. В ФБР назвали имя стрелка, который совершил покушение на Дональда Трампа
  5. ISW: Российское военное командование вынуждено бросать в бой не до конца укомплектованные и недостаточно вооруженные подразделения
  6. Могут ли Польша и Литва запретить въезд машин с беларусскими номерами, как это сделала Латвия? Посмотрели закон ЕС
  7. Большие неудачники. Англия снова проиграла в финале — эта сборная еще ни разу не побеждала на футбольном Евро
  8. Латвия с завтрашнего дня запретит въезд в страну легковушкам с беларусскими номерами. Авто в пунктах пропуска будут разворачивать
  9. В Узде от урагана опрокинулся аттракцион с детьми. МЧС и Минэнерго рассказали о разрушениях и пострадавших от бури по всей стране
  10. Семья ехала с дачи. В СК рассказали о подробностях и жертвах страшного субботнего ДТП под Могилевом
  11. В лагере под Речицей семь детей пострадали из-за упавших деревьев. Один ребенок погиб
  12. МЧС: Из-за непогоды в Беларуси 13−14 июля погибли шесть человек
  13. Экс-главу республиканского туристического союза осудили за госизмену. Его якобы шантажом завербовали в Литве


Дома у актеров Дарьи и Андрея Новик в Варшаве нет почти ничего из прошлой белорусской жизни. После увольнения из государственных театров они с годовалым сыном и собакой отправились в Польшу как участники арт-резиденции, назад в Беларусь больше не вернулись. Спустя два года после переезда Дарья репетирует роль уже в третьем польском спектакле, а Андрей пробует себя в качестве режиссера. Кажется, что семья успешно наладила профессиональную жизнь за границей, правда, у них самих такой взгляд со стороны вызывает ироничную улыбку, пишет Deutsche Welle.

Дарьи и Андрея Новик. Фото из личного архива
Дарьи и Андрея Новик. Фото из личного архива

«Если бы не Театральный институт, у нас бы не было ресурсов»

— Я пишу четыре монооперы, потому что выиграла стипендию Варшавской обсерватории культуры и у меня нет выхода, — шутит Дарья и садится за электронное пианино.

Инструмент и оборудование для звукозаписи она приобрела как раз за стипендиальные деньги. В Минске актриса работала солисткой хора в Большом театре оперы и балета и участвовала в независимых театральных проектах. С ее голосом Дарья могла бы стать белорусской Адель, на что она отвечает, что уже пишет альбом.

В варшавской квартире семья живет почти с момента своего переезда. Два года назад найти жилье актерской семье с ребенком и собакой помог фонд «Гуманош». Он предоставил одну из своих квартир по низкой арендной цене.

— Нам было все равно, какая она, — говорит Дарья. Пришлось покрасить стены, отремонтировать кран на кухне и купить мебель, кое-что притащили с мусорки, знакомая привезла диван. Дарья развесила семейные фотографии и гирлянды: «И нормально».

Сейчас семья планирует переехать, потому что, как говорит Андрей, «есть много других, кому пригодилась бы такая помощь». Актер был одной из звезд Республиканского театра белорусской драматургии, в октябре 2020 года он поддержал объявленную Светланой Тихановской всеобщую забастовку и уволился. Дарья в то время была в декретном отпуске и в Большой театр не вернулась: там продолжались «чистки» и актриса написала заявление об увольнении.

Дарью и Андрея часто можно видеть в разных культурных проектах. Андрей сыграл в сериале «Процессы» Андрея Кашперского и в фильме «В живом эфире» («Na żywo») Мары Тамкович. Вместе с другими коллегами актеры объединились в Team Theatre, у которого уже вышло четыре постановки, в том числе «[email protected]» и «Море Кристины» в модерновом театре TR Warszawa. Семью вместе или по отдельности часто можно встретить на белорусских событиях в Польше.

— Жизнь-малина, — иронизирует Андрей. — Это все благодаря польскому Театральному институту. Если бы не он, у нас не было бы ресурсов: ни физических, ни материальных, ни психологических. Мы несколько раз попадали к ним на арт-резиденции — получали по 3000 злотых (750 долларов) в месяц и имели возможность меньше работать в других местах, чтобы заниматься искусством.

Дарьи и Андрея Новик. Фото из личного архива
Дарьи и Андрея Новик. Фото из личного архива

«На мое согласие режиссер сказал, что это для него большая честь»

Вскоре после переезда в Польшу Дарья стала преподавать вокал, а Андрей пошел работать в службу доставки Glovo. Без арт-резиденций возможности участвовать в культурных проектах у них почти не было. Наконец, Дарью пригласили в спектакль Mezopotamia Театра Польского в Познани: представители театра заметили ее в Варшаве в постановке «Настя» Юры Дивакова.

— Когда мне позвонили, у меня были такие глаза, мол, как это возможно? Сначала позвонил художественный руководитель театра, а потом режиссер, который долго по-польски рассказывал, о чем он хочет поставить спектакль, и я половину не поняла. На мое согласие он сказал, что это для него большая честь. Я не привыкла к такой коммуникации. В Большом театре я была артисткой хора, просто единицей из этого мяса, поешь и хорошо, не поешь — иди, — говорит Дарья. Она перестала преподавать вокал, а после Mezopotamia актрису пригласили в еще один спектакль театра — Haga.

Тем временем в резиденции Театрального института сформировалась команда Team Theatre, с которой Андрей впервые попробовал себя в качестве режиссера. Все это время актер совмещает основную работу с творчеством. «Когда у меня съемки или спектакли, я, конечно, не работаю, в Glovo я сам выбираю часы работы. Пока ставили „Море Кристины“, две или три недели я не выходил на работу, потерял немного в рейтинге».

«Но поднял рейтинг как режиссер», — подхватывает мужа Дарья. «Море Кристины» рассказывает о ночи в Минском РОВД в ночь на 10 августа 2020 года. «Страха взяться за работу режиссера не было, потом поймал себя на ощущении, что всю жизнь этим занимался», — делится Андрей. Дарья сыграла в спектакле роль Кристины, беспринципной сотрудницы милиции. «Ко мне подходили актрисы, на чьи спектакли я ходила в Беларуси и думала, что я бы так сыграть не смогла, и говорили: „Даша, я бы так не смогла“. Я думаю, ну ничего себе!»

«Из белорусских институций не помогает никто»

Сейчас Андрей вместе с командой работает над «Тилем Уленшпигелем» в постановке Юры Дивакова, а Дарья начинает репетиции в уже третьем для нее польском проекте, на этот раз в Teatry Powszechnym. Правда, надолго ли хватит актеров на работу от проекта до проекта, когда белорусской культурной инфраструктуры за рубежом не существует и многие вещи приходится делать бесплатно, они не уверены.

— Из белорусских институций не помогает никто, только Белорусский дом в Варшаве однажды поддержал театр на 4 тысячи злотых (1000 долларов. — Прим. ред.). Значимое сотрудничество получается только с поляками, «Тиля» вот французы поддерживают, — рассказывает Андрей.

По словам Дарьи, так работать можно недолго:

— Еще на момент, когда Андрей начал ставить «Кристину», мы «сдулись», как будто во всем этом нет смысла. Белорусы не хотят платить за спектакли, да и бесплатно не особо ходят.

Разве единственный способ остаться в культурном пространстве для белоруса — интегрироваться в польскую культуру?

— Я только так это и вижу, — отвечает Андрей. — Подвижек в белорусском сообществе, чтобы создать приемлемые условия, не видно. Я понимаю, может казаться, что у нас и такие спектакли, и там сыграли, и туда поехали. А работать я еду в Glovo.

«Свои деньги вкладываем во все, что делаем»

Вся белорусская культура за рубежом, по словам Дарьи, в одинаковом положении: все работают где-то, чтобы заниматься искусством. Ради репетиций актеры берут отгулы и теряют в заработке. Чтобы отыграть спектакль, Дарья с Андреем оплачивают няню для сына. Если работа коллектива не предполагает зарплату, значит, все остаются в минусе. За сами показы спектаклей, поставленных в рамках резиденций, актеры ничего не получают.

— И на том спасибо, мы хоть что-то делаем, но сказать, что творчество приносит деньги, — нет, только высасывает. Если бы мы им не занимались, занялись бы чем-то более прибыльным, — говорит Дарья.

Сейчас она планирует записать свою песню с белорусскими актрисами и певицами. На вопрос на какие средства, Дарья отвечает:

— Свои деньги вкладываем во все, что делаем. Я работаю в польских театрах, зарабатываю там, чтобы потом вкладывать в белорусскую культуру (смеется). Как это называется? Я волонтер.

— Меценат, — шутит Андрей, — меценат белорусской культуры.

Актер берет зеленый рюкзак Glovo, извиняется за отсутствие оптимизма и уходит на работу, Дарье пора забирать сына из детского сада. Ее монооперы будут называться «Молчание», «Тюрьма», «Война» и «Путь к свободе».

— Я хочу показать, каким может быть этот путь, и к чему может привести молчание или немолчание.

Решение поехать в Польшу семья все еще считает лучшим решением — может быть, потому что там они могут не молчать.