Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Милиционер проверил телефон и что-то вводил в Telegram. «Киберпартизаны» рассказали, что делать
  2. Доллар дешевеет с каждым днем: каким станет курс в конце июля? Прогноз по валютам
  3. Экс-премьер Великобритании рассказал, каким может быть мирный план Трампа для Украины
  4. «В интересах моей партии и страны». Байден снялся с президентских выборов
  5. Председатель Верховного суда заявил, что Лукашенко помиловал 14 участников протестов, и анонсировал возможное освобождение новых
  6. Попытки прорвать оборону, продвижение российской армии и 1100 погибших. Что сейчас происходит на фронте в Украине?
  7. В Минске сторонники Лукашенко празднуют его 30-летие у власти. Политику предложили дать звание Героя Беларуси — вот что еще там говорили
Чытаць па-беларуску


Белорусские чиновники в целом любят поговорить о том, что женщины должны рожать побольше детей, но в последний месяц стали делать это особенно часто. В июле уже дважды громко высказывались на тему родов: сперва это сделала председательница Совета Республики Наталья Кочанова, затем — глава провластного союза женщин Ольга Шпилевская. Такое насаждение идей о материнстве возмутило писательницу Анну Златковскую — «Зеркало» публикует ее мнение на эту тему.

Анна Златковская

Писательница, журналистка, колумнистка, мама

Автор книг «Охота на бабочек» и «Страшно жить, мама», колумнистка kyky.org и ныне закрытого журнала «Большой». Два с половиной года назад вынужденно покинула Беларусь, но надеется, что однажды сможет вернуться домой.

Глава союза женщин Ольга Шпилевская считает, что главной задачей женщины в Беларуси — это хранить домашний очаг и рожать детей. Кочанова также агитирует, мол, главное (sic!) дело в жизни женщины — рожать детей. Как много слова «главное» для двух предложений. Как часто повторяется «рожать». Иначе у чиновниц определить место человека с XX-хромосомами в Беларуси не выходит — и это в 2023 году! Была личность — стала инкубатор. Идеальная самка, которой не нужно заботиться о своем образовании, здоровье, развитии, не имеющей никаких интересов. Все уравнение жизни с единым решением — дать стране ребеночка. Чем раньше, тем лучше: очевидно, показатели инкубатора в 20 лет выше, чем в 40. Желания и чувства человека-машины не в счет.

У чиновниц, судя по их высказываниям, нет иных смыслов для белорусских женщин, кроме данности стать приложением к мужчине, вылизывающей домашний очаг и облизывающей господина. И главное (господи) — вовремя ему отдаваться, ведь промежутки между этими обязанностями угождающей хранительницы должны заполниться воспитанием новых маленьких граждан страны. Ну минимум — прикрытием тылов в опасное для страны время. Опасность тут явно не в тысячах вооруженных наемников из России, не война в Украине и погибающие там от ракет те же дети. Все проще: надо не пустить и не допустить в пространстве Беларуси ценности, апеллирующие к свободе и правам человека.

Напрашивается вопрос: коли вы так радеете за рождение белорусов, почему же тогда столь настойчиво убивается здоровье девушек в колониях и СИЗО? Кочанова и Шпилевская вроде как в курсе, что происходит с женским организмом, когда спишь на холодному полу, когда в душ ходишь раз в неделю, когда отсутствуют предметы гигиены и вовремя не лечится цистит. У этих девушек однажды закончатся несправедливые сроки, и они, возможно, захотят обрести ту самую семью с любимыми малышами. Но из-за условий содержания в тюрьмах есть вероятность, что со здоровьем возникнут проблемы.

Если стране необходимы самки (простите, но выходит только такое определение, если единой функцией становится рождение детей), почему бы о них не заботиться? Это, безусловно, вопросы без ответов, ведь политзаключенные для чиновниц — асоциальные гражданки, посмевшие выйти за рамки допустимой свободы и мышления. Думающие умные женщины Беларуси не нужны. Пусть сидят преподавательницы и экспертки, талантливые студентки и даже многодетные матери: они не соответствуют «высокому званию» инкубатора, ведь слишком много знают и понимают.

Весь этот нарратив, ввинченный в сознание красочной картинкой совершенной семьи, где муж на работе, жена — дома с фартуком на шее, малышом под мышкой, синее мирное небо в окне, тепло из духовки от пирогов и котлет (ой, простите, котлеты могут привести к президентству), кажется красивой и уютной. Ну, а чего? Испокон веков так было заведено: женщина рожала, мужчина обеспечивал — предрешенная судьба без чувственного надрыва.

Не нужно мучиться, что не знаешь иностранных языков и не разбираешься в искусстве, что не отличаешь Бодлера от Рембо (нет, не герой Сталлоне) и Купалу от Коласа. Удовлетворена простеньким безыскусным, где день расписан подобно режиму в детском саду, а любое решение за тебя взяло на себя великое и могучее государство в лице единого и незыблемого воспитателя. Именно ему на алтарь несут розовощеких младенцев, которые в будущем повторят ровно такую же судьбу: мальчикам налево, девочкам направо — радуйся, живи. Только правила не нарушай. Никаких волеизъявлений, стремления к демократии, свободе слова и вообще свободе, где каждый белорус — личность, а не как сейчас выходит, кукла для извращенных игр силовиков, когда при задержании тебе вставят фаллоимитаторы в нижнее белье.

Что в этом распрекрасном государстве делать женщинам, которые не могут иметь детей? Да и мужчинам: в зачатии, известное дело, участвуют двое. Наташа [Кочанова], ответь, если инкубатор сломан, его куда определяют?

Все это мелко и отвратительно — превращать женщину в самку и солдатку, не более чем функцию. И даже при таком раскладе не учитывать таких банальных вещей, как чувство безопасности, финансовую стабильность, медицинское качественное обслуживание и соблюдение минимальных (звучит как издевка, но все же) прав человека, даже если ему лет десять. Когда в Беларуси считается нормой оскорблять учеников и замахиваться на них партой, когда в поликлинике мама проводит по три часа на прием к врачу в душном коридоре среди таких же несчастных пациентов, когда место в школах выгрызается стоянием в очереди, когда врачи оказываются в колонии (почитайте хотя бы историю Алексея Алексейчика) или выдавлены из страны, когда женщине толком не к кому обратиться, если ее избивает муж до кровавых синяков. В милицию, известно, звонить стоит, только если сосед бэчебэшник.

И все же позволю себе напомнить главное (опять это слово): страну делают люди. Это они определяют, как им жить, каких придерживаться ценностей, какой формулой вычисляется счастье и кто служит обществу, где президент для народа, а не народ для президента. Все очень и очень просто. Быть разными, развивать себя, наполняя чтением книг и изучением искусств или точными науками, быть мамой или не быть мамой, предпочитая путешествия или свою любимую работу. Не страдать из-за отсутствия мужчины, не быть замужем или быть — по любви с тем, кто ценит в женщине не опцию матки и яичников, а нечто большее, с кем легко и хорошо.

Но такие люди, понятное дело, послушным стадом не будут. А нашим чиновникам и мелкодержащим власть, увы, нужны не люди, а молчаливые и податливые организмы. Без проблеска в сознании, что жизнь — нечто большее, чем материнское миссионерство и домашний очаг кредитом в двадцать лет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.