Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  2. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  3. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  4. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  5. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  6. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  7. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  8. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  9. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  10. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  11. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  12. Министр ЖКХ заявил, что не будет «никаких резких повышений» коммуналки и пообещал всей стране качественную питьевую воду
  13. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  14. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  15. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  16. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  17. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  18. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  19. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня


Вчера во время совещания по эпидемиологической ситуации Александр Лукашенко сделал ряд заявлений. К вакцинации, сказал он, людей не принуждать, плановую медпомощь вернуть, а маски граждане могут носить по желанию. Блог «Отражение» спросил у медиков, которые работают с коронавирусными пациентами, что они думают по этому поводу.

О вакцинации: «Из-за властей общество не оценило серьезность проблемы»

Ростислав — анестезиолог-реаниматолог Витебской городской клинической больницы скорой медицинской помощи. По словам специалиста, ситуация с COVID-19 городе тяжелая: во всех медучреждениях есть хотя бы один корпус, который отдали для пациентов с коронавирусом. БСМП же, отмечает он, с конца сентября перепрофилирована под ковид.

— Как и год назад, мы выступаем в роли координационного центра. Все пациенты с COVID-19 попадают сначала к нам, а дальше мы распределяем их по городу, — описывает ситуацию медик и отмечает: в сутки через приемное отделение у них сейчас проходит около 300 человек. — Еще месяц назад было 160−180.

Несмотря на такие цифры, людей, уверен Ростислав, нельзя заставлять вакцинироваться. Это решение человек должен принять сам. Даже, говорит, для его коллег-врачей прививка не являлась обязательной. Однако большинство ее сделали. Почему? Потому что понимали, зачем это нужно. Отсюда вывод: важнее в сложившейся ситуации «донести до людей, что обязательная вакцинация — один из главных инструментов в борьбе с пандемией». А вот тут, продолжает собеседник, все сложно.

— Из-за того, что власти сразу относились к COVID-19 пренебрежительно, общество не оценило серьезности проблемы, — делится мнением медик. — Плюс у нас в принципе низкая медицинская образованность населения. Люди мало знают о своем здоровье, и как о нем заботиться. И тут я не только о COVID-19. Нужно поднимать медицинское просвещение, но это в один миг не произойдет. Так что просто приведу несколько фактов из своей практики. Из пациентов с COVID-19, которые лежат сейчас у нас в стационаре, только процентов пять вакцинированы. В основном — это те, кто привился недавно или лишь одним компонентом. В реанимации больных с прививкой я встречал очень редко.

Алексей — анестезиолог-реаниматолог одной из районных больниц с коллегой солидарен. Если людей заставлять что-то делать, то ни к чему хорошему это не приведет. Пациенты начнут подделывать QR-коды, паспорта о вакцинации, считает он.

Позиция Максима (имя изменено) — терапевта поликлиники № 5 Минска иная.

— У нас нет другого способа уменьшить количество заболевших и остановить коронавирус, кроме вакцинации, — говорит собеседник и отмечает, что хоть он человек и либеральный, но в ситуации с прививками стоит действовать жестко. — Пока лекарства нет, без вакцинации все будет повторяться. Человек заболел, переболел, на полгода-год ему хватит иммунитета, и потом его снова «накроет».

Единственное, продолжает медик, было бы неплохо дать людям возможность выбирать и из западных вакцин. Ими, полагает он, процентов 20−30 населения привились бы без проблем.

О масочном режиме: «Это единственное, что на данный момент может помочь»

Что касается масочного режима, то тут позиция всех медиков, с которыми мы общались, одна: он необходим.

Фото из архива Zerkalo.io
Снимок используется в качестве иллюстрации

— Стационар [отделения под COVID-19] полностью загружен, на освободившиеся места сразу же поступают новые больные. Много тяжелых, — описывает обстановку в своем медучреждении Валерия (имя изменено), которой на время пандемии пришлось переквалифицироваться из педиатра во врача-инфекциониста. — Вариантов прервать рост числа больных немного. Локдаун у нас не введут, поэтому масочный режим — единственное, что на данный момент может помочь.

Правда, даже если маски носить скажут, далеко не все белорусы их наденут. Возьмем хотя бы ситуацию, когда 9 октября людей обязали носить маски в общественных местах. Денежного наказания тут не предполагалось, поэтому, делится наблюдением Ростислав, поведения людей это значительно не изменило.

— Думаю, со штрафами ситуация была бы другой, хоть и не сразу. Понадобилось бы пару недель и большое количество наказанных людей, — предполагает Ростислав, но отмечает: правильно рассказывать о проблеме важнее, чем наказать за невыполнение. — Общество ждет не кнута, а объяснений. У нас нет последовательной цепочки действий, а есть просто какой-то приказ. Плюс, люди смотрят на цифры статистики. Видят, что в Беларуси, в сравнении с другими странами, не так много болеет и умирает, значит, можно не волноваться. Если бы цифры были другие, у людей включался бы некий страх за себя и свое здоровье.

— У нас в законодательстве есть статья, где, например, человека, который заведомо заразил другого ВИЧ, привлекают к уголовной ответственности, — рассуждает Максим. — С COVID-19 подход должен быть таким же.

О возобновлении оказания плановой медпомощи: «Не представляю, как наша администрация выкрутится из этой ситуации»

В начале недели появилась информация, что Минздрав временно приостановил оказание плановой медпомощи, но вчера Лукашенко распорядился все вернуть назад. Решение Минздрава Ростислав считает плохим. Система здравоохранения, уверен он, должна была лучше подготовиться к четвертой волне и просчитать данное обстоятельство.

Снимок используется в качестве иллюстрации

Однако, продолжают медики, поскольку ситуацию заранее не предусмотрели, отказ был логичен. В итоге к поручению все вернуть у них есть вопросы.

— Даже не представляю, как наша администрация выкрутится из этой ситуации, — не скрывает эмоций Максим и объясняет. — Больницы забиты, теперь уже думают, стоит ли госпитализировать людей со средней тяжестью или же они сами справятся. У нас, например, медики, которые занимались терапевтическим лечением, работали в дневных стационарах, теперь занимаются COVID-19.

— У нас плановую медпомощь некому оказывать — не хватает специалистов (люди занимаются COVID-19), многие работают больше, чем на ставку. Оказывать другую помощь им просто некогда, — говорит Алексей. — Да и свободного коечного фонда тоже нет.

— При необходимости, думаю, места найдутся, но есть и другая проблема, — считает Ростислав. — У нас в городе все больницы полностью или частично отданы под коронавирус. А раз так, то и в «чистых зонах» может оказаться COVID-19. После операций организм человека ослаблен. Если к этому подсоединить еще и коронавирус, то выхаживать таких пациентов будет сложнее.