Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. C 25 мая водителей будут штрафовать за невключенный свет фар
  2. «Медуза»: вместе с референдумами в самопровозглашенных ЛДНР может пройти плебисцит о «слиянии» с Россией в Беларуси
  3. КГБ зачислил в «террористы» Марию Колесникову, Максима Знака и еще 13 осужденных
  4. Год назад в Минске посадили самолет Ryanair с Протасевичем. Рассказываем, что сейчас с главными действующими лицами той истории
  5. Украинские коллаборанты. Рассказываем об известных украинцах, которые во время войны поддержали Россию
  6. Супероружие или экипаж «проспал»? Рассказываем об украинской ракете, которой уничтожили крейсер «Москва»
  7. «Лукашенко продал за 5 млрд долларов свободу Беларуси». Бывший вице-президент «Газпромбанка» — о переезде в Украину и желании воевать
  8. Чертова дюжина: «Белнефтехим» объявил об очередном увеличении цен на бензин
  9. «Путин порядок наведет». Рассказываем, что жители белорусского приграничья думают о войне в Украине и роли нашей страны в ней
  10. В «террористическом» списке КГБ — вновь пополнение
  11. Белорусы из ЧВК Вагнера в Украине, гибель российского генерала, как сейчас выглядит «Азовсталь». Девяностый день войны
  12. Банки вводят очередные изменения. Среди них есть и валютные новшества
  13. В Беларуси упала средняя зарплата
  14. Подорожание ЖКУ, новшество по налогам, обновленная база тунеядцев. Изменения июня
  15. Двух белорусов из ЧВК Вагнера подозревают в военных преступлениях под Киевом. Один из них был героем публикации TUT.BY
  16. «Путин поднял ставки. Есть шанс, что кто-то эту ставку побьет». Поговорили с Чичваркиным про «Евросеть», Беларусь и войну
  17. «За время войны в Украине Россия потеряла больше, чем СССР в Афганистане». Главное из сводок штабов на 89-й день войны
  18. Девяносто первый день войны в Украине
  19. Противник переместил дивизион «Искандер-М» в Брестскую область. Главное из сводок штабов на 90-й день войны
  20. Заочно могут приговорить и к расстрелу. Кого и за что в Беларуси будут судить «по удаленке»
  21. В Минском районе семья попала под электропоезд. Погибли беременная мать, отец и годовалый малыш


В Лиде во время сбора картошки случилось ЧП. Студент одного из лицев сделал замечание однокашникам, которые плохо работали, — и началась массовая драка, пишет «Лидская газета». Один человек попал в больницу. Мы решили спросить у читателей, а чем им запомнились поездки на поле во время учебы (хорошее тоже было).

Снимок используется в качестве иллюстрации

Минчанке Татьяне 64 года. О том, как первый раз со студенческой группой она ездила на картошку, женщина помнит, словно это случилось вчера. Хотя это «вчера» было, считай, 50 лет назад. А точнее, в 1974 году, когда Татьяна поступила на мехмат БГУ. 1 сентября первокурсники пришли в вуз, и им объявили: «Завтра утром все едут на картошку». Все — это два потока, 250 человек. Ребята, вспоминает, на такое предложение «отреагировали великолепно».

— Я хоть и минчанка, но каждое лето проводила у тети в деревни. Картошку я не копала, но полола и окучивала, так что была приучена к сельскому труду, — рассказывает о себе собеседница. — Мне кажется, от остальных нытья я тоже не слышала.

Срок «трудовой командировки» — месяц. Направление Витебская область, кажется, Шарковщинский район. По дороге в автобусе, говорит Татьяна, они с одногруппниками перезнакомились. Много болтали, пели, водитель потом даже шутил: «Спасибо, я хоть не уснул».

— В деревне в первую очередь нас привезли в столовую, накормили и начали расселять. Мы с куратором и представителем от хозяйства подходили к каждому дому. Мужчина звал хозяев и спрашивал, сколько человек возьмете на постой, — описывает Татьяна, как все происходило. — В основном жители хотели пригласить к себе парней. Видимо, рассчитывали, что ребята помогут им еще и по хозяйству. Были и те, кто отказывался от гостей, но без крыши над головой никто из нас не остался.

Татьяна попала в дом еще с двумя девочками — Ларисой из Бреста и Галей из Минска. Хозяйка выделила им кровать и топчан.

— С хозяйкой нам повезло. Утром, хотя у нас с ребятами был общий завтрак, она пекла нам с девочками оладушки. Я была худая, так она мне говорила: «Сядь, поешь». А с Лариской, она плотненькая, могла и пошутить: «Тебе уже хватит», — передает те беседы Татьяна и вспоминает, что 1974-м был яблочным. — Хозяйка ставила во дворе мешок — угощайся сколько хочешь.

Работали студенты с утра до вечера с перерывом на обед. Технически задача была не сложная: собирай картошку в ведро и носи к машине. За каждое полное ведро в списке рядом с фамилией человека появлялся крестик. Затем за него платили. Чем сильнее постарался, тем больше заработал. Одна из студенток в итоге получила около ста рублей. В то время, отмечает Татьяна, это были большие деньги.

— У меня вышло рублей 14 или 19, — озвучивает она свой «картофельный» доход. — Из-за небольших проблем с сердцем, которые напомнили о себе после физических нагрузок, через пару недель мне пришлось уехать в Минск.

Но до отъезда, продолжает собеседница, было еще немало интересного. Так, однажды после работы к студентам приезжал театр. Спектакль зрители смотрели стоя, а сценой для актеров стал грузовик, в котором откинули борта.

— Играли парень и девушка. Хорошая лирическая постановка.

На картошку Татьяна с группой ездила четыре курса подряд. Однажды, вспоминает, их привезли в глухую деревню, где не было даже света.

— Заходим в дом, куда нас хотели поселить, а там, чтобы пройти в комнату, нужно согнуться пополам. В хате сидит дряхлая бабка, в ведре — затхлая вода. Мы посмотрели на это и взбунтовались, — описывает юношеский протест собеседница. — В итоге нас увезли в другую, приличную деревню.

— А как вы потом с учебой вопросы решали?

— Да не было никаких вопросов. Приехали и включились в учебу, — отвечает она. — Я где-то жалею, что у нынешней молодежи нет такой вот картошки. Это настолько сплачивает людей. Мы с Ларисой и Галей все студенчество дружили и сейчас порой общаемся в соцсетях.

«Сестра заработала на шубу»

Мария ездить в поле не любила, но картошку ждала. Это как? Девушка жила в деревне и, шутит, ей вполне хватало и своего огорода. К тому же, пропущенные в сентябре занятия потом приходилось отрабатывать — и в расписании школьников появлялось по восемь уроков. С другой стороны, рассказывает собеседница, в начале 1990-х для сельских школьников картошка — это была единственная возможность подзаработать.

Снимок используется в качестве иллюстрации

— В конце месяца за каждое собранное ведро нам платили определенную сумму. Не скажу, что это легкие деньги. Даже сейчас для меня поднять 10-литровое ведро не просто, а в 11−13 лет было еще сложнее, — рассуждает Мария. — Но свою копейку хотели все, поэтому мы соревновались, кто больше насобирает.

Зарплаты у женщины случались небольшие, а вот ее сестра смогла собрать на плюшевую шубу.

— Рядом с нами как раз построили поселок от МАЗа. В том хозяйстве за ведро картошки платили заметно больше, чем в соседних. Многие школьники хотели бы туда попасть, классу сестры повезло, — улыбается Мария. — Я ей, конечно, немного завидовала. Хотя сама потом донашивала эту шубу.

«Возмущались, почему это она не работает, а только ходит со своей денежной сумкой»

Ольга ездила на картошку в 2004 году, когда поступила на первый курс финансово-экономического колледжа. В сентябре на три недели ребят возили работать в Мядельский район.

— Я хоть и из маленького городка, но дома меня к работе не привлекали. Я была гордость семьи, хорошо училась, ходила на легкую атлетику, баскетбол, поэтому картошку не копала, — с юмором рассказывает о себе собеседница и отмечает, несмотря на это, труд в поле ее не пугал. — У нас же не было нормы. Собирай, как и сколько можешь.

Удивило, продолжает собеседница, другое — помещение, куда их с ребятами заселили, напоминало собой одноэтажный барак.

— Наша комната — это две двухъярусные кровати, тумбочки и окно. Первая мысль, когда увидела эту обстановку, какой ужас, — не скрывает эмоций минчанка. — Хотя потом мы привыкли, и все уже не казалось таким страшным.

Горячей воды в здании не было. Вместо «ванной» — комната без света. В течение недели ребята грели на воду плите и в темноте «поливали себя». Зато в выходные всех водили в баню. После этого, шутит Ольга, они могли даже выйти в свет.

— Помню, как в один из субботних вечеров мы пошли на дискотеку и вместо 22.00 вернулись в полночь, — рассказывает собеседница. — Преподаватель возмущался, в ответ мы врали, что у нас не было часов. Это не спасло, пришлось писать объяснительные.

Снимок используется в качестве иллюстрации

Питались студенты в столовой. Из однокашниц выбрали несколько девушек, которые вместо работы в поле накрывали на стол. Бюджет хозяйство выделило скромный, поэтому ассортимент блюд не радовал. В основном «слипшиеся макароны с тушенкой».

— Аппетит у меня тогда был хороший, есть хотелось постоянно, — вспоминает Ольга и признается. — «Добирала» хлебом и тем, что покупала в магазине.

С работой в поле девушка справлялась хорошо. Даже получила неплохую премию сверх зарплаты. Однако, вспоминает, к концу поездки картошка всем надоела, ребята устали. Возникали небольшие конфликты с преподавателем.

— У нас была девочка-казначей, она закупала продукты и следила за финансами. К концу поездки мы возмущались, почему это она не работает, а только ходит со своей денежной сумкой, — теперь со смехом вспоминает Ольга и не скрывает: смысла в том, чтобы отправлять студентов на работы, она до сих пор так и не поняла: — Ради того, чтобы приучить нас к земле? Так мы поступали, чтобы не работать в поле. В общем, ностальгии по картошке у меня нет, а с однокурсниками мы могли хорошо подружиться и в общаге.

«Готовиться к поездке на поле начинали с вечера»

Татьяна училась в школе № 1 Клецка, на картошку они ездили с 6-го по 9-й классы. Обычно, вспоминает, когда учитель в первые дни сентября объявляла: «Завтра в поле», все радовались и кричали ура.

Снимок используется в качестве иллюстрации

— Это же как продолжение лета. Уроков нет, домашних заданий тоже. Работаешь до обеда, а затем идешь с друзьями гулять. И так весь сентябрь, — описывает те эмоции Татьяна. — Да, где-то было немного тяжело. Но, если честно, мы так веселились, что физический труд особо не ощущался.

В школе, говорит собеседница, они собирали не только картошку. А еще свеклу, яблоки и камни. Работать на яблоках, говорит, приятнее всего. Ведь их можно было еще и есть.

— Готовиться к поездке на поле начинали с вечера. Собираешь ссобойку — делаешь бутерброды, кладешь вафли, печенье, конфеты, — перечисляет собеседница. — Кто-то брал с собой термосы с чаем и кофе. Часам к 11 мы обычно устраивали пикник.

На поле ездили на колхозном автобусе. Мест в салоне не всегда хватало, поэтому некоторые садились в проходе на ведрах. Смартфонов в то время еще не было, поэтому ученики разговаривали и пели.

— Пели «Иванушек», «Руки вверх» — в общем, все, что в тот момент было модным, — называет школьный репертуар Татьяна и неожиданно переходит к теме отношений. — Нам нравилось, что работали мы вместе со старшеклассниками. Это повод для знакомства и неформального общения. Некоторые девочки после таких поездок ходили на свидания. Но самое классное, что после таких работ, учеба заходила гораздо легче. Приходишь в школу такой чуток подуставший и тебе хочется заниматься.