Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами
  2. Крымский мост становится все более уязвимым для украинских ударов — эксперты рассказали, почему так происходит
  3. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  4. Пророссийские силы теперь помирят ЕС с Лукашенко и Путиным? Что итоги выборов в Европарламент означают для Беларуси
  5. СМИ: Пограничникам в США приказали депортировать нелегалов из шести стран бывшего СССР
  6. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  7. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  8. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  9. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  10. Беларусам предрекают скачок цен и возможную девальвацию. Одно из «предсказаний», похоже, начинает сбываться — «проговорился» Нацбанк
  11. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ


Как правило, люди делают пластические операции на тех частях тела, которые видны окружающим, — меняют форму носа, подтягивают грудь, убирают складки с живота. Но скрытые, интимные места порой тоже нуждаются в коррекции. Причем лабиопластику — визуальную коррекцию половых губ — могут делать не только из чувства прекрасного, а, например, после повреждений, полученных во время родов. «Зеркало» же поговорило с двумя белорусками, которые сделали такую операцию по совсем другим причинам, — вот их истории.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

Имена собеседниц изменены в целях их безопасности.

«Достаточно больно, когда укол делают в области клитора»

Сейчас Алене 30 лет. Лабиопластику она сделала два года назад, а до этого еще три о ней раздумывала.

— Дело в том, что одна малая половая губа у меня сильно отличалась от другой и «свисала» на пару сантиметров. Это началось примерно после полового созревания: в этот период гениталии сильно увеличиваются в размерах. Психологического дискомфорта по этому поводу у меня никогда не было: я замужем за человеком, с которым мы уже пять лет вместе. Ни от него, ни от бывших партнеров никогда не слышала комментариев насчет моих половых губ. Но мне было физически неудобно носить некоторые модели белья, а также узкие джинсы. Появлялось ощущение передавливания и натирания.

Алена говорит, что точно бы не стала делать операцию, если бы проблема была только эстетической. И решение лечь под нож быстро пришло — как только стало позволять финансовое положение и «подвернулся» хороший врач.

— Я сама работаю в медицинской сфере, и среди моих друзей есть анестезиолог. Однажды мы встретились, о чем-то болтали и как раз затронули тему лабиопластики. В обсуждении друг упомянул, что знает коллегу-хирурга, которая красиво и качественно делает подобные операции. Я сразу же попросила контакт, — вспоминает собеседница. — Буквально в тот же вечер обсудила вопрос с мужем. Он был не против: сказал делать, что хочу, лишь бы я была довольна.

Операцию белоруске сделали в одном из частных медцентров областного города. Сперва нужно было посетить гинеколога для беседы. Через несколько дней после этого — уже консультация хирурга. Несмотря на то, что проблема была только с одной стороны, врач предложила Алене довести до симметрии малые половые губы с обеих сторон. Она согласилась.

— От операции никто из персонала не отговаривал. Лишь один раз доктор тактично поинтересовалась о том, зачем я это делаю. Рассказала о дискомфорте — дальнейших расспросов не было. Мне поставили дату операции через неделю, — рассказывает женщина. — Хотя обычно лабиопластику делают под общим наркозом, я сразу попросила ограничиться местным. Врачи согласились.

Перед тем как приехать в медцентр, Алена сдала список стандартных анализов: кровь, моча, биохимия, гепатиты, ВИЧ, сифилис и другие. А когда настал день операции, она отпросилась с работы пораньше и около 14:00 уже была в кабинете врача.

— Сначала мне сделали разметку: показали в зеркале, как все будет выглядеть, я одобрила. Затем было самое неприятное — анестезия. Уколов было несколько: вводили несколько миллилитров препарата, так как в вульве много нервных сплетений и нужно обезболить все. Достаточно больно, когда укол делают в область клитора, — признается собеседница. — Но я потерпела минутку — и все. Сама операция длилась около 30 минут, по моим ощущениям.

После вмешательства надо было пару часов полежать в палате, но Алена отпросилась уйти через 60 минут. Уже дома начала отпускать анестезия, но лежа, по словам женщины, дискомфорт был вполне терпимый.

— Из неприятного — было жжение после туалета, когда моча попадала на швы. Они, кстати, были саморассасывающиеся, так что снимать их не было необходимости. Первые пару дней, пока раны кровят, мне сказали ходить в хлопковых, натуральных прокладках, не надевать тугое белье и вообще плотную одежду, — вспоминает женщина. — Потом я обрабатывала раны два раза в день хлоргексидином и подмывалась обычным мылом: после походов в туалет, утром и вечером. Иногда делала это даже чаще, потому что тогда было жарко и я потела.

Больничный, по словам собеседницы, она не брала. На работе чувствовала только легкий дискомфорт во время сидения. Но через три недели у нее уже все зажило.

— Также после операции месяц нельзя было вести половую жизнь, — говорит Алена. — Примерно тогда же нужно прийти на контрольный осмотр к хирургу. Я и сама смотрела себя в зеркальце — видела, что все заживает хорошо.

За операцию белоруска отдала около 600 рублей: сэкономить несколько сотен удалось из-за отказа от общего наркоза. В итоге сейчас у нее «маленькие гармоничные половые губы, которые нигде не давят».

— Визуально как у порноактрис. Это муж сказал, — смущается женщина. — По моим же ощущениям, интимная жизнь не поменялась никак. Только вот супруг стал чаще делать пошлые комплименты. Подозреваю, что сейчас ему нравится больше. Но, как человек с медицинским образованием, считаю, что лучшая операция — это та, которой можно избежать. Думаю, девушкам сперва нужно исключить фактор комплексов и стеснения, чтоб лишний раз не ложиться под нож. Если, конечно, нет никаких страшных дефектов.

«Как будто я мутант»

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

Когда именно у Евы появились комплексы по поводу своих половых губ, она не помнит: говорит, что примерно тогда, когда ровесники стали интересоваться половой жизнью и, соответственно, ее обсуждать.

— Где-то лет в 13 я увидела свое первое в жизни порно и задумалась: «Блин, а почему у нее не так, как у меня? Или это у меня не так, как у нее?», — вспоминает Ева. — Казалось, словно со мной что-то не то, какая-то деформация природная. Как будто я мутант! И я начала этого так стесняться, что стало страшно: вдруг из-за этого я до конца жизни так и не решусь заняться сексом. Но физически со мной было все в порядке, аномалий не было. Просто моя вульва меня не устраивала визуально.

О своих комплексах девушка не говорила даже самым близким подругам: просто не представляла, в какой ситуации было бы уместно этим поделиться. А потом, примерно в 15−16 лет, Ева наткнулась в Instagram на информацию о лабиопластике и сразу же захотела ее сделать.

— Тогда я пошла лазить по форумам, читала отзывы девушек… Помню, что поразилась цене на операцию: в школьном возрасте таких денег у меня, очевидно, не было. Сейчас мне 21 год — и только теперь я понимаю, что такое психолог и зачем он нужен, как бы такой специалист мог помочь проработать мои комплексы. Тогда у меня была одна мысль: надо резать и не думать, — рассказывает собеседница. — Не то чтобы у меня в семье не было полового воспитания, но мне никто не донес простую мысль, что все мы разные. А это очень важно: не знаю почему, но мне казалось, что «там» у всех должно быть все одинаковое. Тем более когда в подростковом возрасте единственный источник, где можно увидеть полностью обнаженные тела, — это идеализированные видео с сайтов для взрослых.

Когда Еве исполнилось 18, она практически сразу призналась маме, что ей некомфортно жить в своем теле и она готова на операцию. По словам девушки, ее мать — понимающий человек и без проблем согласилась обсудить это решение.

— Уже через несколько месяцев я шла на консультацию к гинекологу-хирургу. Мне было принципиально, чтобы это была женщина: казалось, она точно поймет, как важно, чтобы там все было аккуратненько. Консультация была очень квалифицированная: мне объяснили и про особенности моей анатомии, и что в моем случае идеальной картинки все равно может не получиться. Как я готовилась к операции и сдавала анализы, не отложилось в памяти: я очень спешила, так как хотела успеть все сделать на каникулах, — улыбается собеседница. — На анализах, кстати, получилось сэкономить, потому что сдавала в государственной поликлинике. Через две недели я уже лежала на операционном столе.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

Коррекция половых губ обошлась девушке в 1800 рублей. После этого, признается Ева, изменилось «принципиально все».

— Малые половые губы мне просто… отрезали, — описывает девушка. — Не полностью, конечно! Они же не просто так нужны, функционал половых губ мне сохранили. Но тканей удалили достаточно много. Я решила остаться на ночь в больнице, чтобы за мной понаблюдали, но это было необязательно. Заживает все довольно быстро, хотя после операции поначалу не очень приятно ходить из-за ноющих ощущений. Первые две недели восстановления заметно отразились на жизни: через день я ездила на консультации, а через неделю снимали швы. Но уже через месяц можно было спокойно заниматься сексом — я даже не ожидала.

К слову, о нем. Ева говорит, что первый опыт близости с парнем у нее произошел еще в 17 лет. Позже девушка встречалась уже с другим человеком. И, по ее словам, оба партнера и не думали, что с ее гениталиями что-то не то.

— Боже, им было вообще все равно! — смеется Ева. — А я чувствовала себя так плохо, просто ужасно. У меня никогда не было проблем с половой жизнью, я ощущала себя любимой, но комплексы были очень глубоко в моей голове. Даже на момент операции я была в отношениях, но меня это не остановило. Кстати, мы до сих пор вместе с тем молодым человеком. Кажется, для него вообще нет никакой разницы, как я выгляжу без трусов.

Несмотря на то, что в реальной жизни девушка не сталкивалась с осуждением парней, она говорит, что на форумах в интернете видела подобные комментарии. Пользовательницы делятся фотографиями своих проблем и получают в ответ: «Фу, старуха, все обвисшее».

— Как сейчас помню: это было ужасно, я ведь еще ребенком это все читала. Но теперь я чувствую себя замечательно. Если вернуться назад, я бы все равно, наверное, сделала эту операцию, — говорит Ева. — Результат меня радует до сих пор, хотя уже столько лет прошло. Мне это помогло чувствовать себя увереннее в постели.

По словам собеседницы, главное — делать такую операцию для себя, ни в коем случае не для мужчины. Ведь восстанавливаться после хирургического вмешательства и жить с новым телом потом придется именно женщине.