Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Местами дождь и мокрый снег. Какой будет погода на следующей неделе
  2. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  3. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь
  4. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  5. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  6. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  7. Изучили, сколько намерены потратить на питание на Окрестина в 2024 году, и сделали неутешительные выводы (один касается репрессий)
  8. В разных городах Беларуси заметили северное сияние
  9. Крутой разворот белорусского рубля: итоги рынка валют и прогноз по курсам на неделю
  10. «Стыдно шляться с тряпкой Лукашенко». Кто в Литве выступает против мигрантов из Беларуси, а кто их поддерживает
  11. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской


Как правило, люди делают пластические операции на тех частях тела, которые видны окружающим, — меняют форму носа, подтягивают грудь, убирают складки с живота. Но скрытые, интимные места порой тоже нуждаются в коррекции. Причем лабиопластику — визуальную коррекцию половых губ — могут делать не только из чувства прекрасного, а, например, после повреждений, полученных во время родов. «Зеркало» же поговорило с двумя белорусками, которые сделали такую операцию по совсем другим причинам, — вот их истории.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

Имена собеседниц изменены в целях их безопасности.

«Достаточно больно, когда укол делают в области клитора»

Сейчас Алене 30 лет. Лабиопластику она сделала два года назад, а до этого еще три о ней раздумывала.

— Дело в том, что одна малая половая губа у меня сильно отличалась от другой и «свисала» на пару сантиметров. Это началось примерно после полового созревания: в этот период гениталии сильно увеличиваются в размерах. Психологического дискомфорта по этому поводу у меня никогда не было: я замужем за человеком, с которым мы уже пять лет вместе. Ни от него, ни от бывших партнеров никогда не слышала комментариев насчет моих половых губ. Но мне было физически неудобно носить некоторые модели белья, а также узкие джинсы. Появлялось ощущение передавливания и натирания.

Алена говорит, что точно бы не стала делать операцию, если бы проблема была только эстетической. И решение лечь под нож быстро пришло — как только стало позволять финансовое положение и «подвернулся» хороший врач.

— Я сама работаю в медицинской сфере, и среди моих друзей есть анестезиолог. Однажды мы встретились, о чем-то болтали и как раз затронули тему лабиопластики. В обсуждении друг упомянул, что знает коллегу-хирурга, которая красиво и качественно делает подобные операции. Я сразу же попросила контакт, — вспоминает собеседница. — Буквально в тот же вечер обсудила вопрос с мужем. Он был не против: сказал делать, что хочу, лишь бы я была довольна.

Операцию белоруске сделали в одном из частных медцентров областного города. Сперва нужно было посетить гинеколога для беседы. Через несколько дней после этого — уже консультация хирурга. Несмотря на то, что проблема была только с одной стороны, врач предложила Алене довести до симметрии малые половые губы с обеих сторон. Она согласилась.

— От операции никто из персонала не отговаривал. Лишь один раз доктор тактично поинтересовалась о том, зачем я это делаю. Рассказала о дискомфорте — дальнейших расспросов не было. Мне поставили дату операции через неделю, — рассказывает женщина. — Хотя обычно лабиопластику делают под общим наркозом, я сразу попросила ограничиться местным. Врачи согласились.

Перед тем как приехать в медцентр, Алена сдала список стандартных анализов: кровь, моча, биохимия, гепатиты, ВИЧ, сифилис и другие. А когда настал день операции, она отпросилась с работы пораньше и около 14:00 уже была в кабинете врача.

— Сначала мне сделали разметку: показали в зеркале, как все будет выглядеть, я одобрила. Затем было самое неприятное — анестезия. Уколов было несколько: вводили несколько миллилитров препарата, так как в вульве много нервных сплетений и нужно обезболить все. Достаточно больно, когда укол делают в область клитора, — признается собеседница. — Но я потерпела минутку — и все. Сама операция длилась около 30 минут, по моим ощущениям.

После вмешательства надо было пару часов полежать в палате, но Алена отпросилась уйти через 60 минут. Уже дома начала отпускать анестезия, но лежа, по словам женщины, дискомфорт был вполне терпимый.

— Из неприятного — было жжение после туалета, когда моча попадала на швы. Они, кстати, были саморассасывающиеся, так что снимать их не было необходимости. Первые пару дней, пока раны кровят, мне сказали ходить в хлопковых, натуральных прокладках, не надевать тугое белье и вообще плотную одежду, — вспоминает женщина. — Потом я обрабатывала раны два раза в день хлоргексидином и подмывалась обычным мылом: после походов в туалет, утром и вечером. Иногда делала это даже чаще, потому что тогда было жарко и я потела.

Больничный, по словам собеседницы, она не брала. На работе чувствовала только легкий дискомфорт во время сидения. Но через три недели у нее уже все зажило.

— Также после операции месяц нельзя было вести половую жизнь, — говорит Алена. — Примерно тогда же нужно прийти на контрольный осмотр к хирургу. Я и сама смотрела себя в зеркальце — видела, что все заживает хорошо.

За операцию белоруска отдала около 600 рублей: сэкономить несколько сотен удалось из-за отказа от общего наркоза. В итоге сейчас у нее «маленькие гармоничные половые губы, которые нигде не давят».

— Визуально как у порноактрис. Это муж сказал, — смущается женщина. — По моим же ощущениям, интимная жизнь не поменялась никак. Только вот супруг стал чаще делать пошлые комплименты. Подозреваю, что сейчас ему нравится больше. Но, как человек с медицинским образованием, считаю, что лучшая операция — это та, которой можно избежать. Думаю, девушкам сперва нужно исключить фактор комплексов и стеснения, чтоб лишний раз не ложиться под нож. Если, конечно, нет никаких страшных дефектов.

«Как будто я мутант»

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

Когда именно у Евы появились комплексы по поводу своих половых губ, она не помнит: говорит, что примерно тогда, когда ровесники стали интересоваться половой жизнью и, соответственно, ее обсуждать.

— Где-то лет в 13 я увидела свое первое в жизни порно и задумалась: «Блин, а почему у нее не так, как у меня? Или это у меня не так, как у нее?», — вспоминает Ева. — Казалось, словно со мной что-то не то, какая-то деформация природная. Как будто я мутант! И я начала этого так стесняться, что стало страшно: вдруг из-за этого я до конца жизни так и не решусь заняться сексом. Но физически со мной было все в порядке, аномалий не было. Просто моя вульва меня не устраивала визуально.

О своих комплексах девушка не говорила даже самым близким подругам: просто не представляла, в какой ситуации было бы уместно этим поделиться. А потом, примерно в 15−16 лет, Ева наткнулась в Instagram на информацию о лабиопластике и сразу же захотела ее сделать.

— Тогда я пошла лазить по форумам, читала отзывы девушек… Помню, что поразилась цене на операцию: в школьном возрасте таких денег у меня, очевидно, не было. Сейчас мне 21 год — и только теперь я понимаю, что такое психолог и зачем он нужен, как бы такой специалист мог помочь проработать мои комплексы. Тогда у меня была одна мысль: надо резать и не думать, — рассказывает собеседница. — Не то чтобы у меня в семье не было полового воспитания, но мне никто не донес простую мысль, что все мы разные. А это очень важно: не знаю почему, но мне казалось, что «там» у всех должно быть все одинаковое. Тем более когда в подростковом возрасте единственный источник, где можно увидеть полностью обнаженные тела, — это идеализированные видео с сайтов для взрослых.

Когда Еве исполнилось 18, она практически сразу призналась маме, что ей некомфортно жить в своем теле и она готова на операцию. По словам девушки, ее мать — понимающий человек и без проблем согласилась обсудить это решение.

— Уже через несколько месяцев я шла на консультацию к гинекологу-хирургу. Мне было принципиально, чтобы это была женщина: казалось, она точно поймет, как важно, чтобы там все было аккуратненько. Консультация была очень квалифицированная: мне объяснили и про особенности моей анатомии, и что в моем случае идеальной картинки все равно может не получиться. Как я готовилась к операции и сдавала анализы, не отложилось в памяти: я очень спешила, так как хотела успеть все сделать на каникулах, — улыбается собеседница. — На анализах, кстати, получилось сэкономить, потому что сдавала в государственной поликлинике. Через две недели я уже лежала на операционном столе.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

Коррекция половых губ обошлась девушке в 1800 рублей. После этого, признается Ева, изменилось «принципиально все».

— Малые половые губы мне просто… отрезали, — описывает девушка. — Не полностью, конечно! Они же не просто так нужны, функционал половых губ мне сохранили. Но тканей удалили достаточно много. Я решила остаться на ночь в больнице, чтобы за мной понаблюдали, но это было необязательно. Заживает все довольно быстро, хотя после операции поначалу не очень приятно ходить из-за ноющих ощущений. Первые две недели восстановления заметно отразились на жизни: через день я ездила на консультации, а через неделю снимали швы. Но уже через месяц можно было спокойно заниматься сексом — я даже не ожидала.

К слову, о нем. Ева говорит, что первый опыт близости с парнем у нее произошел еще в 17 лет. Позже девушка встречалась уже с другим человеком. И, по ее словам, оба партнера и не думали, что с ее гениталиями что-то не то.

— Боже, им было вообще все равно! — смеется Ева. — А я чувствовала себя так плохо, просто ужасно. У меня никогда не было проблем с половой жизнью, я ощущала себя любимой, но комплексы были очень глубоко в моей голове. Даже на момент операции я была в отношениях, но меня это не остановило. Кстати, мы до сих пор вместе с тем молодым человеком. Кажется, для него вообще нет никакой разницы, как я выгляжу без трусов.

Несмотря на то, что в реальной жизни девушка не сталкивалась с осуждением парней, она говорит, что на форумах в интернете видела подобные комментарии. Пользовательницы делятся фотографиями своих проблем и получают в ответ: «Фу, старуха, все обвисшее».

— Как сейчас помню: это было ужасно, я ведь еще ребенком это все читала. Но теперь я чувствую себя замечательно. Если вернуться назад, я бы все равно, наверное, сделала эту операцию, — говорит Ева. — Результат меня радует до сих пор, хотя уже столько лет прошло. Мне это помогло чувствовать себя увереннее в постели.

По словам собеседницы, главное — делать такую операцию для себя, ни в коем случае не для мужчины. Ведь восстанавливаться после хирургического вмешательства и жить с новым телом потом придется именно женщине.